ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пещерный человек, совершенно мокрый, встал и снова повернул к морю. Лодку потащило волной. Женщины, разгневанные гибелью троих мужчин, бросились на победителя. Это были дикие создания, чуть менее злобные, чем мужчины. Длинные их волосы развевались по ветру. Лица были искажены гневом и ненавистью. Они громко выкрикивали проклятия, обвинения и угрозы, но Ну дожидаться их не стал. Вместо того, чтобы драться с ними, он двинулся к линии прибоя, чтобы вытащить лодку. Копье он потерял, но топор был при нем, а нож он снова заткнул за пояс.

Женщины вбежали в воду по талию, но Ну им было уже не догнать. Он уже добрался до лодки. Забросив в нее свой топор, он забрался в нее и сам, едва не перевернув утлую долбленку. Но устроившись, он взял весло — инструмент непривычный, но подражая увиденным жестам, принялся грести от берега.

Ему помогли отлив и ветер, но кроме этого, он очень быстро приспособился грести. Для начала он обнаружил, что если все время грести той рукой, что он метает копье, то лодка идет в противоположном направлении, и понял, почему чужаки гребли и с той и с другой стороны от лодки. Когда он принялся делать то же самое, суденышко стало двигаться прямее в том направлении, куда он стремился — к дальней таинственной земле.

На полпути между материком и ближайшим островом около лодки мелькнула ужасная тень. На поверхности появилась длинная шея, увенчанная огромной головой рептилии, и разверзлась чудовищная пасть, чтобы проглотить путешественника. Выпуклые глаза уставились на него, и затем последовал удар. Но Ну отклонился в сторону и в свою очередь нанес удар ножом. Тварь скрылась под водой с шипением и криком боли, но через мгновение появилось по другую сторону лодки. Из ножевой раны струилась кровь. Тварь опять напала на человека, но нож снова вонзился в шею животного в тот момент, когда Ну скорчился, чтобы избежать удара самому. Тварь снова нырнула, но практически в тот же момент из воды появился мощный хвост и взметнулся над головой человека. Ну схватил весло и успел отогнать лодку вперед, в то время как это страшное орудие разрушения с громадным всплеском ударило по тому самому месту, где только что была лодка. Если бы ее настиг удар, то от нее остались бы только щепки. На несколько минут море только что не закипело и порозовело от крови разъяренного животного. Но вскоре, когда Ну уже отплыл вдаль, тварь прекратила свои метания, и на поверхность всплыл лежащий на боку труп рептилии.

Ну с удвоенной энергией греб к далекой цели. Он и сам не мог поверить в то, что надеялся найти в конце пути, но что же еще могло сподвигнуть его на продвижение среди бесконечных, бесчисленных опасностей на поверхности страшных вод. Тур тоже пошел на это. Это он преследовал Нат-ул. Продолжает ли он и теперь преследовать ее? Из донесшегося разговора на берегу Ну узнал, что тот преследует какую-то женщину, и если это действительно так, то Ну допускал возможность, что преследователь рассчитывал найти на отдаленном острове именно Нат-ул.

Ветер значительно усилился с тех пор, как Ну пустился в свое опасное путешествие. Волны стали высокими, на них появились белые барашки. Утлое суденышко спасал от разрушения только попутный ветер. Море кишело охотящимися монстрами. То тут, то там происходили битвы титанов. То и дело устрашающие рептилии, не остыв от удачной охоты, горя жаждой боя, кидались друг на друга.

Маленький челн избежал бесчисленные опасности и наконец его прибило к изъеденному прибоем берегу ближайшего из островов. Едва Ну высадился и вытащил подальше на берег лодку, как увидел неподалеку еще одну. Он не сомневался, что она принадлежала Туру, и сжав топор, он поспешил по следу.

Ну нашел четкий и ясный след сандалий Тура, отпечатавшийся на песке, и не нужно было и второго взгляда, чтобы подтвердилось предположение троглодита о том, что человек именно с таким следом преследовал Нат-лу на берегу материка.

След вел вокруг скалистого мыса в глубокое и сумрачное ущелье. Там он шел вдоль быстрого ручья, впадавшего в море. Время от времени человек явно пытался взобраться на скалы, причем с разных сторон, но каждый раз он был вынужден оставить свои попытки — утес был обрывистым и опасным.

Для Ну подъем был делом нетрудным и он пребывал в недоумении, почему чужак каждый раз поворачивает назад, едва начав карабкаться: но Тур скалолазом не был. Его народ пришел с огромной плоской долины у моря, где скалы и пещеры были не правилом, а исключением, и практики скалолазания у него не было.

В конце концов он был вынужден либо влезть на скалу, либо обойти стороной. Здесь он все же сумел взобраться на плато по другую сторону вершины. Здесь следы внезапно повернули на запад к вершине другого утеса. Торопливость, с которой следы свернули в другом направлении, означали для Ну то, что человека что-то привлекло и он бросился бежать, чтобы удостовериться в чем-то. Может быть, он обнаружил женщину, которую преследовал? Может, он уже погнался за Нат-ул? Может быть, он сейчас ею обладает?

Ну тоже свернул на запад и быстро двинулся по четкому следу. С тех пор как он вышел на след Тура, скорость его была значительно быстрее, чем у Строителя Лодок. Умение передвигаться на местности подсказывало ему это, так что он знал, что он постоянно нагоняет врага, не подозревающего до сих пор о том, что за ним ведется погоня.

Тур, видимо, поскользнулся на крутизне и покатился вниз самым глупым образом. На дне был густой лес, по которому можно было проследить за отпечатками его ног, ведущими опять к морю, после чего снова Тур пытался, но безуспешно забраться наверх.

Что он увидел или услышал, или что его сподвигнуло на безуспешные попытки влезть на противоположную вершину? Стоит ли Ну следовать за ним по ущелью, или лучше взобраться наверх, где никто ему не соперник?

Троглотит помедлил, размышляя. Затем он направился к скале и с легкостью, которой можно добиться долгой практикой и поколениями предков, занимавшихся скалолазанием, стремительно взобрался наверх. В его подъеме ему помогало все: и мощные бицепсы и предплечья, изогнутые корни и расщелины в скале. И наконец он наверху и выпрямившись, оглядывается.

Ну оглядывал окрестности тщетно — нигде не было видно и признака мужчины или женщины. Тогда он принялся исследовать землю, передвигаясь все увеличивающимися кругами, но привлекающего его внимания следа так и не нашел.

Он готов был вернуться вниз и вновь пойти по следу Тура, когда с запада донесся до его ушей жалобный женский крик.

И едва только в воздухе замер первый звук, как Ну, сын Ну, обезумев, бросился бежать в направлении звука.

ГЛАВА 6

ЧЕЛОВЕКООБРАЗНЫЕ ОБЕЗЬЯНЫ

Когда Тур вспугнул Нат-ул во время подглядывания за деревней Строителей Лодок, и она помчалась вдоль по берегу в северном направлении, надежд на скорость бега у нее было мало. Но ей просто ничего не оставалось иного, как бежать и слабо надеяться на какой-нибудь случай.

В случае удачи она хотела скрыться в джунглях, если ей удастся добежать до того места, где расстояние между морем и лесом невелико, а до него оставалось с четверть мили. Там она смогла бы ускользнуть от преследователя и добраться до расположенных неподалеку скал. А там опять появлялась великолепная возможность спрятаться от него или держать на почтительном расстоянии при помощи сбрасывания сверху камней до наступления ночи. А тогда можно будет идти дальше на север, потому что ясно, что ее племя в этом направлении не пошло.

Джунгли были уже неподалеку, но человек был много ближе. Сумеет ли она добраться до зарослей и ускользнуть прежде, чем он догонит ее? Но что бы то ни было, другого не оставалось: надо пробовать.

Внезапно над ее головой раздалось громкое хлопанье крыльями. На песок перед ней упала черная тень. Она взглянула наверх, и храброе ее сердце стиснул леденящий ужас. Прямо над ней парила, выпуская когти и готовясь схватить ими девушку, огромная, даже во время Нат-ул уже почти вымершая, летающая рептилия — гигантский птеродактиль.

26
{"b":"3400","o":1}