ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Прямо по краю вершины шел узкий выступ. Здесь Нат-ул удалось остановиться, но ухватиться было не за что, и она медленно перевалилась через край — прямо в руки одного из человекообразных.

За ним был еще один из его собратьев, а несколько ниже торопился третий и последний из оставшихся в живых преследователей. Ближайший вцепился в Нат-ул, чтобы вырвать ее из рук завоевателя, отшатнувшегося оскалив клыки и рыча. Но второй преследователь был настойчив. Он явно домогался добычи целиком, поэтому подошел ближе. Выступ, на котором они все стояли, был слишком узок. Драка означала гибель всех троих.

Тот, что держал Нат-ул, с кошачьей ловкостью отпрыгнул в сторону, повернулся и легко, как серна, перепрыгнул на уступ ниже. На его пути находился отставший древесный человек. Встретиться с ними означало тотчас же слететь вниз в долину. И отставший мудро отошел в сторону, но тот час же продолжил преследование. За ним следовал третий — обманутый.

Тут-то и началась бешеная погоня, от которой бледнела даже бесстрашная пещерная девушка. Человекообразный, достигнув подножья скал, бросился в джунгли, к деревьям. Не снижая скорости он продолжил бегство по нижним ветвям. Казалось, он летит, настолько быстро он пробирался в спутанных зарослях первобытного леса.

За ним вплотную следовали остальные двое, рыча и вопя и явно не собираясь отказываться от того, чтобы отобрать у него добычу. Он нес Нат-ул на плече, крепко прижимая огромной ручищей. Все, что делалось позади, ей было прекрасно видно. Преследователи начали постепенно их нагонять. Передний уже потянулся, чтобы схватить девушку. Похититель бросил взгляд назад и обнаружил признаки посягательства на его добычу. Резко повернувшись на своем шатком пути, он злобно огрызнулся на ближайшего преследователя, и тот, показав зубы и рыча, отступил. Затем существо продолжило свой полет по ветвям, а оба сородича его тоже продолжили погоню.

Дикая погоня продолжалась. Дважды они пересекали возвышенности, разделявшие одну равнину от другой. Но преследователи становились все настойчивее. Все чаще счастливчику приходилось останавливаться и драться то с одним, то с другим. В конце концов, на краю джунглей у узкого скалистого ущелья, тварь совершенно озверела от ярости. Человекообразное существо внезапно повернулось к своим преследователям, швырнуло Нат-ул на землю и рыча, бешено бросилось на них.

Бежали они к тому времени уже бок о бок, поэтому при неожиданном его нападении у них не было времени уклониться в сторону. Он схватил их своими гигантскими ручищами и все втроем покатились на землю, терзая друг друга, душа и рыча при этом на всю округу.

Нат-ул осторожно поднялась на четвереньки. Глаза ее, не отрываясь, следили за дикой троицей. Но они внимания на нее не обращали. Было ясно: все их помыслы сосредоточились на борьбе не на жизнь, а на смерть. Нат-ул встала на ноги и не оглядываясь помчалась к узкому ущелью за их спинами. Она бежала изо всех сил, чтобы как можно больше увеличить расстояние между дикими тварями и собою. Куда вело ущелье, она не имела ни малейшего представления. Какие ужасы поджидали ее там, она и не думала. Она знала только, что надежды для нее уже нет, потому что никогда ей не выбраться с острова и не добраться до материка. Племя ее не смогло бы оказать ей помощь все равно, даже если бы и узнало о том, где она находится, что само по себе уже невероятно. Сомневалась она и в том, что сможет долго выдерживать опасности таинственного острова. Даже хорошо вооруженному могучему воину не поздоровилось бы в этом месте воплощенного ужаса. А что же говорить о девушке, вооруженной одним только ножом?

Она не сомневалась, что Ну уже разыскивает ее, но прошло слишком много времени и прилив смыл следы ее сандалий на песчаном берегу. Где же ему искать? И даже если он пошел по ее следу до того, как он был смыт прибоем, как он догадается, что настигло ее или сумеет прочесть и понять, почему оборвался ее след на песчаном берегу?

Чужак видел, как крылатая рептилия кружила над ней и унесла ее прочь, но даже если Ну выйдет на него, то как он узнает правду, потому что как только они встретятся, начнется смертельная битва, ибо таковы были тогда правила поведения при встрече чужих.

А если даже Ну случайно раскроет, что она была утащена в таинственную страну, то как он последует за ней, даже если наперекор рассудку поверит, что она еще жива?

Нет, надежды не оставалось. Оставалось только бороться за существование, противопоставляя свой разум и проворство грубой силе и ловкости разных тварей до конца дней, конца, ждать которого, быть может, уже недолго.

Повороты ущелья, в котором она скрылась, заглушали шум драки, происходившей сзади, так что до ушей ее доносились лишь отдельные крики боли и ярости. Она надеялась, что они будут драться, пока не погибнут все трое. В ином случае, победитель продолжит погоню.

Остановившись, чтобы послушать, продолжается ли еще драка, она оглянулась и потому в этот момент не увидела, что достигла края узкого каньона и что перед ней берег и море. Не увидела она и человеческую фигуру, остановившуюся при входе в ущелье, и мгновенного движения, которым человеку удалось спрятаться за валуном.

Удовлетворенная тем, что ее никто не преследует, Нат-ул продолжила свой путь по каменистой земле. Она увидела и море, и далеко впереди, за морем, материк. Она поспешила к берегу, чтобы как можно ближе быть к любимой своей земле.

Когда она приходила мимо валуна, ее внимание было привлечено шуршанием гальки под сандалем прячущегося за ним человека. Она подалась вперед, а затем повернулась, чтобы убежать, но было поздно: их разделяло слишком малое расстояние. Он уже дотянулся до нее. Одной мускулистой рукой он схватил ее за развевающиеся волосы, другой — стиснул запястье мгновенно замахнувшейся на него девичьей руки с зажатым в ней блистающим длинным ножом.

Он рассмеялся ей в лицо — это был чужак, что преследовал ее на берегу материка — и притянул к себе. Нат-ул сражалась как тигрица, но не выдержала и вскрикнула.

ГЛАВА 7

НОЧНЫЕ КОСТРЫ

Тур потащил девушку, все еще сопротивляющуюся, к лодке. Тут он увидел лодку, на которой приплыл Ну, и удивился. Кто бы это мог быть? Пристальное изучение показало, что это суденышко изготовлено его соплеменниками. Кто-то из них последовал за ним. Стоя по колено в воде и крепко держа Нат-ул, он издал громкое приветствие.

Тарахтение камешков, падающих со скалы, привлекло внимание обоих. Навстречу им проворно спускался великан. С плеч его спадала шкура пещерного льва. Одна прядь его длинных густейших волос стояла торчком.

Туру достаточно было и одного взгляда, чтобы понять, что это не его соплеменник. Это был чужак, а значит, враг. Нат-ул тотчас узнала Ну. Она вскрикнула от счастья, на что в ответ последовал ободряющий возглас Ну. Тур бросил девушку на дно лодки, продолжая придерживать ее одной рукой, потому что она возобновила сопротивление с удвоенной силой, а свободной рукой он сначала подтолкнул свою, а потом и чужую лодку к более глубокой воде.

Даже в неудобном положении Тур действовал стремительно — это была его стихия, а в жизни его племени приходилось выходить и не из таких ситуаций. В конце концов ему удалось толкнуть лодку Ну на гребень подкатившего вала и лодку сразу же отнесло от берега. Свою лодку ему удалось не только в то же самое время направить на гребень волны, но и вскочить в нее самому.

Нат-ул пыталась стать на колени, громко зовя Ну и пыталась в отчаянии броситься за борт, но Тур крепко держал ее, гребя одной рукой, и когда Ну добежал до воды, они были уже вне пределов досягаемости. Недосягаем был и его челнок. Море, разделявшее его и Нат-ул, кишело хищными рептилиями. Каждую секунду расстояние между ними увеличивалось. Но троглодит не медлил. Быстрым движением он скинул шкуру и вытащил свой топор, бросил его на шкуру, и в одной лишь набедренной повязке и вооруженный только ножом, бросился в бушующий прибой страшного моря.

28
{"b":"3400","o":1}