ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Это был последний день их пребывания на ранчо Грейстока. Остальные отправились на охоту, а Виктория и Барни остались, чтобы закончить паковать вещи. Когда с этим было покончено, девушка попросила в последний раз проехать верхом по широкой богатой дичью долине Узири.

Они не проехали и мили, как Барни понял, что его сестра преследует какую-то конкретную цель, потому что она ехала быстро, никуда не сворачивая, не произнося ни слова, прямо к подошве суровых гор, служащих границей страны Вазири с этой стороны — именно в том направлении, которого она всегда избегала. Часа через два пути они прибыли к подошве крутой скалы, которая раньше так пугала Викторию и вызывала у нее дурные предчувствия.

— Ну что за мысль, Вик, — сказал Барни, — я думал, что ты уже покончила с этим.

— Так оно и есть, Барни, — ответила она, — или так будет с завтрашнего дня, но я не могла уехать, не удовлетворив любопытства. Я хочу точно знать, что здесь нет пещеры, в которой может быть погребен мужчина.

Она спешилась и принялась карабкаться вверх по скале. Барни был поражен ловкостью и силой хрупкой девушки. Держаться наравне с ней во время подъема стоило ему много усилий.

Внезапно она остановилась на узком выступе. Когда Барни, безнадежно отставший, добрался до нее, то увидел, что она совсем побелела, а затем побледнел и сам, когда понял, на что она смотрит. Землетрясение сдвинуло огромный валун, годами составлявший часть поверхности скалы. Теперь он футов на шесть отошел в сторону и открыл вход в сумрачную пещеру.

Барни взял Викторию за руку. Она была ледяная и слегка дрожала.

— Хватит, — велел он, — пошли, это уже слишком, Вик. Тебе опять будет плохо. Давай вернемся к лошадям, мы уже видели, все, что хотели увидеть.

Она покачала головой.

— Нет, я не пойду до тех пор, пока не обследую эту пещеру, — вызывающе произнесла она. Барни прекрасно знал, что она все равно своего добьется.

Они вместе вошли в запретный грот. Барни шел впереди, зажигая одной рукой спички, а другой сжимая винтовку со взведенным курком, но внутри не было никого, кто бы мог их обидеть.

В дальнем углу слабый огонек спички осветил нечто такое, от чего Барни замер. Он повернулся к девушке как бы желая показать, что смотреть больше нечего и можно уходить, но она уже увидела сама и двинулась вперед. Она заставила брата зажечь еще спичку, и перед ними оказался разрушающийся огромный скелет мужчины. Около него лежало сломанное копье с каменным наконечником, каменный нож и, конечно же, каменный топор.

— Смотри! — шепнула девушка, — указывая на что-то, лежащее по другую сторону скелета.

Барни поднимал спичку до тех пор, пока она не осветила своим слабеньким светом этот предмет — оскалившийся череп громадной кошки, верхнюю челюсть которой украшали два могучих, восемнадцатидюймовых изогнутых клыка.

— Оо, убийца людей и млекопитающих, — прошептала Виктория Кастер благоговейно, — и Ну, сын Ну, который убил его для Нат-ул — для меня.

44
{"b":"3400","o":1}