ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Последние два дня Тарзан буквально все время проводил с Кадур бен Саденом и его дочерью. Его очень заинтересовала эта раса суровых и полных чувства собственного достоинства воинов, и он пользовался случаем познакомиться, благодаря своим дружеским с ними отношениям, с их нравами, обычаями, с их образом жизни. Он даже начинал усваивать, при помощи черноглазой девушки, кое-какие слова из нового для него языка.

Он искренне жалел, когда ему пришлось расстаться с ними, и верхом на лошади у входа в ущелье, до которого он доехал с ними, Тарзан долго провожал маленький отряд глазами, пока тот не скрылся из виду.

Вот люди, которые ему по сердцу! Их дикая, суровая жизнь, полная трудов и опасностей, говорила сердцу этого полудикаря гораздо больше, чем все то, что он видел в центрах утонченной культуры, которые он посетил. Эта жизнь имела преимущества даже перед жизнью в джунглях, так как тут он был бы в обществе людей, настоящих людей, которых он мог бы уважать и почитать, и вместе с тем жил бы одной жизнью с дикой природой, которую так любил. В голове у него шевелилась мысль по завершении своей миссии подать в отставку и до конца своей жизни поселиться вместе с племенем Кадур бен Садена.

Повернув своего коня, он медленно поехал обратно в Бу-Саад.

В гостинице «Малая Сахара», где остановился Тарзан по приезде в Бу-Саад, на улицу выходили бар, две столовые и кухня. Обе столовые смежны с баром, причем одна из них предоставлена офицерам местного гарнизона. Стоя в баре, можно при желании видеть то, что делается в обеих столовых.

Проводив Кадур бен Садена и его отряд, Тарзан отправился в бар. Было раннее утро, Кадур хотел уехать подальше за этот день, и, когда Тарзан вернулся, он застал многих еще за завтраком.

Заглянув случайно в офицерскую столовую, Тарзан увидел кое-что, зажегшее огоньки у него в глазах. В столовой сидел лейтенант Жернау; в тот самый момент, когда Тарзан взглянул в дверь, к лейтенанту подошел араб в белой одежде и, нагнувшись, прошептал ему на ухо несколько слов. Затем он вышел в другую дверь. В этом как будто не было ничего странного. Но когда араб наклонился, разговаривая с офицером, и бурнус случайно распахнулся, Тарзан увидел, что у араба левая рука в повязке.

IX

НУМА «ЭЛЬ АДРЕА»

В день, когда Кадур бен Саден уехал на юг, дилижанс с севера привез Тарзану письмо от д'Арно, пересланное из Сиди-бель-Аббеса.

Письмо растравило старую рану, о которой Тарзан старался забыть; и все-таки он не жалел, что получил его, – одна из затронутых в нем тем, во всяком случае, интересовала его по-прежнему.

Вот что писал д'Арно:

«Мой дорогой Жан, со времени моего последнего письма, мне по делам пришлось побывать в Лондоне. Я провел там всего три дня. В первый же день я совершенно неожиданно встретился на улице с вашим старым другом. Вы ни за что не угадаете – с кем. С м-ром Самуэлем Т. Филандером, собственной персоной. Представляю себе ваше удивление. Но это еще не все. Он настоял, чтобы я отправился вместе с ним в отель, и там я увидал остальных: профессора Архимеда К. Портер, мисс Портер и эту огромную черную женщину, служанку мисс Портер, Эсмеральду, если вы припомните. Вскоре после меня пришел Клейтон. Они скоро обвенчаются, очень скоро, извещения можно ждать со дня на день. В виду недавней смерти его отца, свадьба будет скромна, – никого, кроме ближайших родственников.

Пока я был с глазу на глаз с м-ром Филандером, старичок пустился в откровенности. Рассказал мне, что мисс Портер уже трижды откладывала свадьбу под разными предлогами. Он поверил мне, что она, по-видимому, вообще не очень стремится выйти за Клейтона; но на этот раз дело все-таки, очевидно, дойдет до конца.

Разумеется, все осведомлялись о вас, но, считаясь с вашими желаниями в вопросе о вашем происхождении, я говорил только о настоящем положении вещей.

Мисс Портер особенно интересовалась тем, что я рассказывал о вас, и задавала мне много вопросов. Боюсь, я испытывал не великодушное наслаждение, расписывая ваше желание и решение окончательно вернуться в родные джунгли. Позже я пожалел, потому что ее как будто серьезно встревожила мысль о тех опасностях, которым вы опять будете подвергаться. «И все-таки», – сказала она мне, – «бывают участи более несчастные, чем та, какую готовят мсье Тарзану суровые и страшные джунгли. По крайней мере, совесть у него будет покойна, ему не в чем упрекать себя. И там бывают минуты необычайного покоя и тишины, и есть изумительно красивые места. Вам может показаться странным, если я, пережившая такие ужасы в этих страшных лесах, скажу вам, что временами меня тянет туда, и я не могу забыть, что там я пережила самые счастливые минуты своей жизни».

Когда она говорила это, по лицу у нее разлилось выражение бесконечной грусти, и было ясно: она угадала, что мне известна ее тайна, и выбрала такой способ, чтобы передать вам нежный привет от сердца, еще полного вами, хотя и отданного формально другому.

Клейтон видимо нервничал и смущался, когда заходила о вас речь.

Он выглядит усталым и измученным. Но тем не менее он с интересом расспрашивал о вас. Хотел бы я знать – не подозревает ли он истины?

Вместе с Клейтоном пришел Теннингтон, вы ведь знаете, что они большие друзья. Он скоро отправляется в одно из своих нескончаемых плаваний на своей яхте и уговаривал всех присоединиться к нему. Попытался и меня соблазнить. Думает на этот раз обогнуть Африку. Я сказал ему, что его дорогая игрушка в один прекрасный день отправит на дно морское его самого и кого-нибудь из его друзей, если он не выбросит из головы раз и навсегда, будто она не то броненосец, не то океанский пароход.

Я вернулся в Париж третьего дня и встретил вчера на бегах графа и графиню де Куд. Они справились о вас. Де Куд вас в самом деле очень любит; недоброжелательства не осталось и следа. Ольга хороша по-прежнему, но чуть-чуть укрощена. Мне кажется, за время своего знакомства с вами она получила хороший урок, который пригодится ей в жизни. Счастье ее и де Куд, что попались вы, а не другой, более испорченный человек.

Она просила меня сообщить вам, что Николай уехал из Франции. Она заплатила ему за это двадцать тысяч франков, с тем чтобы он не возвращался. Она рада, что отделалась от него, пока он не успел привести в исполнение свою угрозу убить вас при первом удобном случае. Она сказала, что ей тяжело было бы, если бы ваши руки были обагрены кровью ее брата, так как она очень любит вас, – и она, не смущаясь, заявила это при графе! По-видимому, она совершенно не допускает возможности другого исхода столкновения между вами и Николаем. И граф в этом с ней согласился. Он добавил, что на то, чтобы убить вас, понадобился бы целый полк Роковых. У него весьма здравый взгляд на вашу доблесть.

Получил приказ вернуться к себе на корабль. Он отплывает из Гавра через два дня; назначение неизвестно. Но письма, адресованные на корабль, будут в конце концов попадать ко мне. Напишу вам, как только представится возможность.

Ваш искренний друг

Поль д'Арно».

– Боюсь, – вполголоса протянул Тарзан, – что Ольга выбросила зря двадцать тысяч франков.

Он несколько раз перечел ту часть письма д'Арно, где тот передает свой разговор с Джэн Портер. Письмо принесло ему радость, близкую к страданию, но все-таки радость.

Следующие три недели протекли совершенно спокойно, без всяких событий. Тарзан несколько раз видел таинственного араба, один раз – снова разговаривающим с лейтенантом Жернуа. Но как ни старался Тарзан проследить, он никак не мог открыть, где проживает араб.

Жернуа, и раньше не особенно дружелюбный, стал еще больше отдаляться от Тарзана со времени эпизода в столовой гостиницы в Омале. Его манера держать себя с Тарзаном в тех редких случаях, когда они сталкивались, была определенно враждебна.

В соответствии со своей ролью американца-охотника, Тарзан много времени проводил, охотясь в окрестностях Бу-Саада. Он целыми днями бродил между холмами, надеясь натолкнуться на газелей, но в тех редких случаях, когда подходил достаточно близко к красивым маленьким животным, он неизменно предоставлял им возможность уйти, не делая ни одного выстрела. Человек-обезьяна не находил никакой прелести в том, чтобы убивать только ради самого процесса самых безобидных и беззащитных божьих созданий.

18
{"b":"3401","o":1}