ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Другого разумного объяснения быть не могло. А если так, не следует ли предположить, что он не станет предъявлять свои родовые права? И тогда в праве ли он, Вильям Сесиль Клейтон, идти наперекор его желаниям, мешать этому странному человеку принести себя в жертву? Если Тарзан от обезьян делает это ради счастья Джэн Портер, может ли он, Клейтон, которому она доверила свою судьбу, действовать в ущерб ее интересам?

Он рассуждал таким образом до тех пор, пока первый великодушный импульс, побуждавший его тотчас объявить правду и отказаться от титула и владений в пользу законного собственника, был погребен под целой массой софистических соображений, удобных для его личных интересов. Но до конца поездки и некоторое время после того он был в дурном настроении и выведен из равновесия.

Через несколько дней по приезде в Балтимор Клейтон заговорил с Джэн о свадьбе, прося ее ускорить день.

– Что вы понимаете под словом «ускорить»? – спросила она.

– Ближайшие дни. Мне надо сейчас же выехать в Англию. Я хотел бы выехать вместе с вами, дорогая.

– Я не могу собраться так скоро, – запротестовала Джэн. – Мне нужен месяц, по крайней мере.

Она обрадовалась, подумав, что дела, отзывающие его в Англию, могут затянуться, и свадьба отодвинется. Она заключила невыгодную сделку, но хотела честно выполнить свою роль до конца, как бы она ни была для нее горька, и все-таки, если отсрочка радовала ее, на то были вполне извинительные причины, она это прекрасно сознавала. Его ответ разочаровал ее.

– Хорошо, Джэн, – сказал он. – Я отложу поездку в Англию на месяц, и тогда мы поедем вместе.

Но когда месяц истекал, она нашла новый предлог для отсрочки, и, наконец, Клейтон, обескураженный и сомневающийся, вынужден был уехать в Англию один.

Письма, которыми они затем обменялись, не приблизили Клейтона к осуществлению его надежд, и он написал в конце концов профессору Портеру, прося его похлопотать. Старик всегда был благосклонен к нему и одобрил этот союз. Клейтон ему нравился, а как представитель старинной южно-американской семьи, он придавал скорей преувеличенное значение преимуществам титула, которые так мало ценила или совсем почти не ценила его дочь.

Клейтон уговаривал профессора согласиться приехать погостить к нему в Лондон, вместе с м-ром Филандером, Эсмеральдой, со всеми. Молодой человек думал, что в Англии, вдали от обычной обстановки, Джэн не так будет пугаться того шага, который она никак не решается сделать.

В тот же вечер, когда профессор Портер получил письмо Клейтона, он объявил, что они уезжают в Лондон на будущей неделе.

Но и в Лондоне с Джэн было не легче справиться, чем в Балтиморе. Она находила один предлог за другим, а когда, наконец, лорд Теннингтон пригласил всю компанию проехаться на его яхте вокруг Африки, она с восторгом ухватилась за эту мысль, но категорически отказалась обвенчаться до возвращения в Лондон. На поездку должно было уйти около года, так как предполагалось останавливаться на неопределенное время в различных интересных местах, и Клейтон в душе проклинал Теннингтона за его затею.

По плану лорда Теннингтона они должны были объездить Средиземное море, а потом Красным морем и Индийским океаном проехать вдоль восточного берега Африки, заходя во все интересные порты.

Таким образом, в один прекрасный день, два судна шли Гибралтарским проливом. То, что поменьше, легкая белая яхта, спешило на восток, и на палубе сидела молодая женщина, устремив печальные глаза на усыпанный бриллиантами медальон, который она держала в руках. Мыслями она унеслась далеко, в чащу тропических джунглей, где сквозь густую листву слабо пробивался солнечный свет, и сердце тянулось мыслям вослед.

Она старалась угадать, вернулся ли в дикие леса человек, который подарил ей эту красивую безделушку, значащую для него гораздо больше, чем то, во сколько она могла быть оценена.

На палубе большего судна, пассажирского парохода, направлявшегося на запад, этот самый человек сидел подле другой молодой женщины, и они болтали, строя предположения относительно изящного суденышка, грациозно скользившего по едва подернутому рябью морю.

Когда яхта прошла, мужчина вернулся к прерванному ее появлением разговору:

– Да, – говорил он, – я очень люблю Америку, а значит люблю и американцев, потому что каждая страна – это то, что из нее сделал народ. Я встречался там с очень приятными людьми. Я помню одну семью из вашего же города, мисс Стронг, которая мне особенно понравилась – профессор Портер и его дочь.

– Джэн Портер! – воскликнула девушка. – Вы хотите сказать, что знакомы с Джэн Портер? Но ведь у меня нет лучше друга во всем мире. Мы росли вместе, мы знаем друг друга целые века.

– В самом деле? – засмеялся он. – Трудно в этом убедить человека, который видел вас обеих…

– Ну, я поправлюсь, – согласилась она со смехом. – Мы знали друг друга два века – ее и мой. Но, в самом деле, мы любим друг друга, как сестры, и у меня сердце разрывается, когда я думаю, что скоро потеряю ее.

– Потеряете ее? – воскликнул Тарзан. – Что вы хотите этим сказать? Ах, да, понимаю. Вы хотите сказать, что теперь, когда она вышла замуж и живет в Англии, вы редко будете встречаться с ней?

– Да, – отвечала она. – И самое грустное то, что она выходит замуж не за того, кого любит. О, это ужасно! Выйти замуж из чувства долга. Я нахожу, что это дурно, я так ей и сказала, и хотя только я одна, кроме ближайших родственников, должна была быть на свадьбе, я просила ее не звать меня – я не хотела присутствовать на такой свадьбе – это насмешка! Но Джэн такая положительная! Она уверила себя, что это единственно возможный благородный выход, и ничто не могло бы помешать ей выйти за лорда Грейстока, разве он умер бы или сам отказался!

– Меня это очень огорчает, – сказал Тарзан.

– А я огорчена за человека, которого она любит, – продолжала девушка, – потому что и он любит ее. Я с ним никогда не встречалась, но, судя по рассказам Джэн, это необыкновенный человек. По-видимому, он родился в африканских джунглях, и воспитала его свирепая, человекообразная обезьяна.

Он ни разу не видел белого человека до того, как профессор Портер и его спутники были высажены пиратами на берег, у самого порога его крохотной хижины. Он спасал их от всевозможных страшных зверей и выполнял самые невообразимые подвиги, а в довершение всего влюбился в Джэн, а она в него, хотя она сама об этом не подозревала до тех пор, пока не дала слово лорду Грейстоку!

– Замечательно! – пробормотал Тарзан, тщетно напрягая мозги, чтобы придумать новую тему для разговора. Он любил, когда Газель Стронг рассказывала о Джэн, но неловко было слушать ее рассуждения о себе самом. На его счастье к ним присоединилась мать девушки, и разговор сделался общим.

Следующие дни протекли безо всяких инцидентов. Море было спокойно, небо ясно. Пароход, не останавливаясь, шел на юг. Тарзан проводил тихие часы с мисс Стронг и ее матерью; они читали, сидя на палубе, беседовали, делали снимки фотоаппаратом мисс Стронг, а после захода солнца гуляли.

Как-то Тарзан застал мисс Стронг беседующей с каким-то незнакомцем, которого он до сих пор не видел. Когда Тарзан подошел к ним, незнакомец откланялся девушке и хотел отойти.

– Погодите, мсье Тюран, – сказала мисс Стронг. – Надо познакомить вас с м-ром Кальдуэллом.

Мужчины пожали друг другу руки. Взглянув в глаза г. Тюрану, Тарзан удивился – до чего знакомо ему их выражение.

– Я имел уже честь встречаться с вами, я в этом уверен, – сказал Тарзан, – но при каких обстоятельствах – не припомню.

Мсье Тюран был, видимо, смущен.

– Не скажу, мсье, – возразил он. – Возможно. У меня у самого иногда появлялось такое ощущение при встрече с незнакомыми людьми.

– Мсье Тюран разъяснил мне некоторые тайны мореплавания, – пояснила девушка.

Тарзан мало внимания обратил на то, что говорилось затем, он старался вспомнить, где встречался раньше с этим человеком. Ясно, что это было при исключительных обстоятельствах. В это время солнце подобралось к ним, и мисс Стронг попросила мсье Тюрана отодвинуть ее кресло в тень. Тарзан смотрел на него в это время и заметил, как неловко обращался он со стулом. Кисть левой руки была у него неподвижна. Этого признака было достаточно, несколько ассоциаций восстановили всю связь.

25
{"b":"3401","o":1}