ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Через день несколько человек охотников вернулись в селение с юга с известием, что в расстоянии нескольких миль есть большое стадо слонов. Влезая на деревья, они хорошо рассмотрели стадо, в котором, по их словам, было несколько больших самцов с клыками, много самок, молодых слонят и молодых, но уже выросших самцов, кость которых особенно хороша.

Конец дня и вечер ушли на приготовления к охоте. Натачивали копья и стрелы, перетягивали луки, наполняли колчаны; а тем временем местный колдун ходил в толпе, предлагая заклинания и амулеты, которые предохраняют от ранений или приносят счастье на охоте.

На рассвете охотники отбыли. Всего шло пятьдесят черных воинов и среди них, гибкий и подвижный как молодой лесной бог, шел Тарзан от обезьян, и его смуглая кожа резко выделялась на фоне эбеновых тел его спутников. Только цветом кожи он и отличался от них. Он был так же вооружен, как они, на нем были надеты такие же украшения, он говорил на их языке, смеялся и шутил с ними, и не хуже их перед уходом из деревни с криком скакал в дикой пляске. Дикарь среди дикарей. И не может быть сомнения, что, задай он себе этот вопрос, он, наверное, признал бы, что чувствует себя ближе этим людям и их жизни, чем своим парижским друзьям, привычкам которых он по-обезьяньи успешно подражал в течение нескольких месяцев.

Он вспомнил д'Арно, и веселая улыбка раздвинула губы, показав ряд крепких белых зубов: что бы изобразилось на лице безукоризненного француза, если бы он мог каким-нибудь способом увидеть Тарзана в эту минуту. Бедный Поль, который гордился тем, что искоренил в своем друге последние следы дикого человека.

– Как быстро я опять пал! – думал Тарзан, но в глубине души он не считал это падением, – наоборот, он жалел несчастных парижан, под бдительными взглядами полисменов следящих за тем, чтобы они только и делали то, что скучно и надумано.

Через два часа они дошли до той местности, где накануне видны были слоны. Отсюда они пошли медленней, высматривая следы больших животных. Наконец попали на хорошо заметную тропинку, по которой стадо прошло не очень давно. С полчаса они гуськом шли по ней. Первым поднял руку Тарзан в знак того, что добыча близко, его острое обоняние предупредило его.

Черные отнеслись к его словам недоверчиво.

– За мной, – сказал Тарзан, – тогда вы увидите.

С ловкостью белки он вспрыгнул на дерево и быстро пробежал до верхушки, один из черных следовал за ним медленно и осторожно. Когда он добрался до ветки рядом с той, на которой сидел человек-обезьяна, тот показал ему по направлению к югу, и там, на расстоянии нескольких сот ярдов, черный увидел много больших черных спин, двигавшихся взад и вперед над высокими травами джунглей. Он знаками показал направление внизу стоящим и на пальцах пересчитал, сколько видно животных.

Охотники немедленно двинулись вперед; черный, влезший на дерево, поспешил спуститься, а Тарзан выбрал излюбленный им путь – по деревьям, средним ярусом.

Охотиться на диких слонов с примитивным оружием первобытного человека – дело не шуточное. Тарзан знал, что из туземцев немногие племена на это решаются, и испытывал некоторое чувство гордости от сознания, что его племя принадлежит к этим немногим, он уже начинал мысленно причислять себя к этой маленькой общине.

Подвигаясь вперед по деревьям, Тарзан видел, как черные воины, расположившись полукругом, ползком подбираются к ничего не подозревающим слонам. Наконец, они приблизились настолько, что слоны не могли не видеть их. Тогда, наметив себе двух крупных, старых слонов, по данному сигналу, все пятьдесят человек выскочили из травы, в которой скрывались, и метнули свои тяжелые боевые копья в двух отмеченных исполинских животных. Одно из них так и не двинулось с того места, где стояло, когда дождь прекрасно нацеленных копий осыпал его, потому что два особенно метких копья проникли ему в сердце, колени у него подогнулись, и оно без сопротивления рухнуло наземь.

С другим, стоящим на одну голову ближе к охотникам, дело обошлось не так просто; хотя ни одно копье не дало промаха, в большое сердце не проникло ни одного.

Несколько мгновений огромный самец стоял не двигаясь, только яростно трубил от боли и злобы и ворочал маленькими глазками. Черные скрылись в джунглях раньше, чем слабые глаза чудовища успели их разглядеть, но он уловил звук их передвижения и бросился на звук, ломая кустарники и небольшие деревья.

Случилось, что на пути ему попался Бузули, и он нагонял его так быстро, что казалось, будто черный стоит на месте, тогда как он развивал всю возможную скорость, чтобы уйти от неминуемой смерти, которая гналась за ним по пятам. Тарзан, наблюдая с одной из веток близстоящего дерева, был свидетелем всей сцены и, видя угрожающую его другу опасность, побежал по направлению к взбешенному животному, рассчитывая громкими криками отвлечь его внимание.

Но не стоило стараться: животное ничего не слышало и не видело, кроме того одного существа, которое взбесило его, а теперь убегало от него со всех ног. Тарзан понял, что только чудо может спасти Бузули, и так же бессознательно, как раньше когда-то бессознательно преследовал этого самого человека, Тарзан бросился навстречу слону, чтобы спасти черного воина.

Он еще держал в руках свое копье. Тантор был всего шагах в шести – семи от своей жертвы, как вдруг перед ним очутился, словно с неба упавший, мускулистый белый воин. Слон уклонился немного вправо, чтобы расправиться сначала с дерзким, который посмел встать между ним и намеченной им жертвой, но он не учел, с какой молниеносной быстротой могут быть приведены в действие эти стальные мускулы, с быстротой, которая может привести в недоумение даже более острые глаза, чем танторовские.

Слон не успел еще даже сообразить, что новый его враг отскочил в сторону, как Тарзан направил свое копье с железным наконечником из-за огромного плеча прямо в сердце, и колоссальное толстокожее свалилось у самых ног человека-обезьяны.

Бузули не успел заметить, каким образом был спасен, но Вазири, старый вождь, видел все, видели и некоторые воины, и все они с восторгом приветствовали Тарзана, столпившись вокруг него и убитого им животного.

Когда он вскочил на труп и испустил боевой клич, которым всегда оповещал о победе, черные в страхе отпрянули, потому что им этот крик напоминал жестокого Болгани, которого они боялись не меньше, чем боялись Нуму-льва, притом страхом, к которому примешивалось своего рода почтение к человекообразному существу, обладавшему, по их мнению, сверхъестественной силой.

Но когда Тарзан опустил закинутую вверх голову и улыбнулся им, они успокоились, хотя и не поняли. Не пришлось им никогда понять вполне странное существо, которое бегало по деревьям так же быстро, как Ману, а на земле чувствовало себя свободнее их; которое отличалось от них только цветом кожи, но сильнее было в десять раз и могло выходить один на один против самых свирепых обитателей свирепых джунглей.

Когда собрались все охотники, охота возобновилась опять, началось преследование уходящего стада. Но не прошли они и нескольких сотен ярдов, как сзади издалека донеслось странное щелканье.

На мгновение все замерли, напряженно прислушиваясь. Потом Тарзан заговорил.

– Ружья! – сказал он. – Напали на селение.

– Назад! – крикнул Вазири. – Арабские наездники со своими рабами-людоедами вернулись за нашей слоновой костью и нашими женщинами.

XVI

НАБЕГ

Воины Вазири быстрым шагом направились джунглями к селению. Вначале резкое щелканье ружей впереди заставляло их торопиться, но скоро общая стрельба сменилась одиночными выстрелами, потом смолкли и те, признак не менее зловещий, потому что маленький отряд, спешивший на помощь, мог объяснить такое затишье только тем, что плохо защищенное селение отдано во власть врага, располагающего превосходящими силами.

Возвращающиеся охотники прошли немного больше трех миль из пяти, отделявших их от селения, когда им стали попадаться первые беглецы, спасшиеся от пули или рук неприятеля. Около дюжины женщин, юношей и девушек, настолько взволнованных, что трудно было понять их, когда они пытались рассказать Вазири о беде, свалившейся на его народ.

33
{"b":"3401","o":1}