ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В это самое время заглушенная жалоба донеслась из отверстия подвала, из черной дыры позади жертвенного алтаря, через которую жрица появилась в первый раз. Не задумываясь ни на минуту над собственной участью, над возможностью скрыться, которая открывалась, быть может, перед ним, благодаря приятному стечению обстоятельств, Тарзан от обезьян тотчас отозвался на зов женщины, находящейся в опасности. Один легкий прыжок, и он был у начала спуска в подвал, а затем помчался вниз по бетонным ступеням древней лестницы, помчался неизвестно куда.

Слабый свет, проникающий сверху, чуть освещал большой подвал с низкими сводами, из которых несколько дверей вели в абсолютно темные проходы. Искать не пришлось: тут же, перед ним, безумный повалил женщину на пол, а гориллоподобные пальцы судорожно потянулись к ее горлу, тогда как она всеми силами боролась, стараясь уйти от его ярости.

Когда тяжелая рука Тарзана легла ему на плечо, жрец отпустил свою жертву и бросился на того, кто хотел быть ее спасителем. С пеной на губах и оскаленными зубами, безумный почитатель солнца боролся с удесятеренной силой одержимого. Вероятно, в нем заговорила кровожадность, и сразу произошло видоизменение типа – возврат к дикому зверю; забывая о ноже, воткнутом за пояс, он прибегал только к естественному оружию, которым сражались его животные прототипы.

Но если он хорошо умел пользоваться своими руками и зубами, то и противник его не только не уступал ему, а превосходил в искусстве бороться дикими способами, к которым тот вернулся. Тарзан от обезьян схватился с ним, и они покатились на пол, разрывая друг друга, как два обезьяньих самца. А тем временем примитивная жрица стояла, прижавшись к стене, глядя широко раскрытыми, остановившимися от страха глазами на катающихся у ее ног, рычащих зверей.

Наконец, она увидела, что незнакомец одной сильной рукой схватил врага за горло и, откинув ему голову назад, другой рукой наносил ему удар за ударом по лицу. Минуту спустя, он отбросил от себя безжизненное тело и поднялся, встряхиваясь, как большой лев. Он поставил одну ногу на труп и поднял голову, чтобы испустить победный клич, но, случайно взглянув на отверстие вверху, ведущее в храм, где приносятся человеческие жертвы, передумал.

Девушка, во время борьбы мужчин парализованная страхом, начинала сознавать свое положение и соображать, что, избавившись от лап безумного, она попала в руки человека, которого собиралась только что убить. Она искала глазами, куда бы ей скрыться.

Зияющее отверстие темного коридора было недалеко, но, как только она хотела броситься туда, человек-обезьяна одним прыжком очутился возле нее и положил руку ей на плечо.

– Погоди! – сказал Тарзан от обезьян на языке племени Керчака.

Девушка изумленно взглянула на него.

– Кто ты? – шепнула она, – что говоришь языком первого человека?

– Я Тарзан от обезьян, – ответил он на жаргоне антропоидов.

– Что тебе надо от меня? – продолжала она. – С какой целью ты спас меня от Та?

– Я не мог допустить, чтобы убивали на моих глазах женщину.

И еще на несколько вопросов пришлось ему ответить ей.

– Но что же ты хочешь сделать со мной теперь? – продолжала она расспрашивать.

– Ничего, но ты могла бы кое-что сделать для меня: ты могла бы вывести меня отсюда на свободу. – Он упомянул об этом, совершенно не рассчитывая на успех. Он был уверен, что жертвоприношение возобновится с того самого места, на каком было прервано, поскольку это зависит от верховной жрицы. Но зато они найдут, вероятно, что Тарзан от обезьян, не связанный и с длинным кинжалом в руках, будет жертвой значительно менее покорной, чем был Тарзан, связанный и обезоруженный.

Девушка, прежде чем заговорить, смотрела на него некоторое время молча.

– Ты удивительный человек, такой человек, которого я мечтала встретить, еще когда была ребенком. Такой, какими были, верно, предки нашего народа, великая раса, построившая этот мощный город в самом сердце дикой страны для того, чтобы из недр земли извлекать те сказочные богатства, ради которых они отказались от своей далекой цивилизации.

Я не могу понять, прежде всего, почему ты меня спас, и не могу понять, почему теперь, когда я в твоих руках, ты не мстишь мне за то, что я приговорила тебя к смерти, что я чуть было не убила тебя собственной рукой.

– Должно быть, ты только следовала предписаниям своей религии, – отвечал Тарзан. – Как бы я ни смотрел на вашу веру, я не могу осуждать тебя. Но кто вы такие? К какому народу я попал?

– Я – Лэ, верховная жрица храма солнца в городе Опар. Все мы потомки людей, явившихся в этот дикий мир в поисках золота, более десяти тысяч лет тому назад. Города их были расположены на всем пространстве от великого моря Восходящего Солнца до великого моря, в которое солнце опускается ночью, чтоб освежить свое пламенеющее чело. Они были очень богаты и могущественны, но в здешних роскошных дворцах они проживали всего несколько месяцев в году. Остальное время они жили в своей родной стране, далеко, далеко к северу.

Много кораблей прошло взад и вперед между этим новым миром и старым. В дождливые месяцы здесь мало кто оставался, только те, что наблюдали за работой черных рабов в рудниках, да торговцы, которые снабжали их всем необходимым, и солдаты, охранявшие рудники и города.

Вот однажды и разразилась беда. Когда пришло время возвращаться тем тысячам, что все здесь создавали, не приехал никто. Ждали недели. Выслали галеру, чтобы узнать, почему не едет никто, но, хотя галера проездила много месяцев, она не нашла никаких следов той могучей страны, где бесконечное число веков тому назад родилась наша древняя цивилизация, страна эта опустилась на дно морское.

С этого дня начался упадок нашего народа. Несчастные и потерявшие мужество люди скоро сделались жертвами черных орд с севера и с юга. Один за другим города оставлялись или разграблялись. Наконец, последние остатки народа вынуждены были искать убежища в этой сильной горной крепости. Исчезли мало-помалу наша мощь, наша культура, сократилось число, угас интеллект, и сейчас мы всего только небольшое племя диких обезьян.

И в самом деле, целые века уже обезьяны живут вместе с нами. Мы зовем их первыми людьми, мы говорим на их языке так же охотно, как на нашем, и только в религиозных обрядах мы стараемся сохранить наш материнский язык. Но пройдет время – и он забудется, и мы не будем знать другого языка, кроме языка обезьян; пройдет время, и мы не будем больше изгонять из своей среды тех, кто вступает в союз с обезьянами, и так мы спустимся до тех самых животных, от которых много веков тому назад произошли наши предки.

– Но почему ты сама человечней других? – спросил человек.

– По некоторым причинам женщины наши вообще не так быстро возвращаются в первобытное состояние. Потому, может быть, что в момент катастрофы здесь оставались мужчины только низшего типа, тогда как храмы были переполнены благородными дочерьми нашей расы. Мой род больше других сохранил признаки культурности, потому что с незапамятных времен из него выходили верховные жрицы. Это звание передавалось по наследству от матери к дочери. И в мужья нам выбирали самых благородных мужчин в стране. Самый совершенный духовно и физически человек делается мужем верховной жрицы.

– Судя по джентльменам, которых я видел наверху, – усмехнулся Тарзан, – особого затруднения в выборе быть не может.

Девушка посмотрела на него.

– Не кощунствуй, – сказала она. – Они очень святые люди. Они – жрецы.

– Значит, есть другие, которые выглядят получше? – спросил он.

– А другие все уродливей жрецов, – отвечала она.

Тарзан содрогнулся при мысли о ее судьбе, потому что даже при слабом освещении, царившем в подвале, хотелось любоваться ее красотой.

– Так как же относительно меня? – спросил он вдруг. – Отпустишь ты меня на свободу?

– Тебя выбрал для себя пламенеющий бог, – отвечала она торжественно. – Даже не в моей власти спасти тебя… если они снова найдут тебя. Но я не хочу, чтобы они нашли тебя. Ты спас мне жизнь. Я отплачу тебе тем же. Это будет нелегко. Пройдет, может быть, несколько дней, но, в конце концов, я думаю, мне удастся-таки вывести тебя за стены города. Пойдем, они скоро начнут разыскивать меня, и, если найдут нас вместе, мы пропали оба: они убьют меня, если решат, что я изменила моему богу.

43
{"b":"3401","o":1}