ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И все-таки он не мог совсем вычеркнуть из памяти того обстоятельства, что женщина, которую он любил, совсем недалеко от мест, по которым кочевало его племя. Не умел он освободиться и от страха, что она постоянно может подвергаться опасностям. Что защитник у нее плохой, в этом он убедился, когда был свидетелем несостоятельности Клейтона. Чем больше думал об этом Тарзан, тем больше мучила его совесть.

Наконец, он начал проклинать себя за то, что из эгоизма и ревности пренебрег защитой Джэн Портер. С каждым днем все больше и больше не давала ему покоя эта мысль, и он решил уже вернуться на берег и заняться охраной Джэн Портер и Клейтона, когда до него дошли вести, которые перевернули все его планы и заставили его помчаться с бешеной быстротой на восток, забывая об опасностях и угрожающей смерти.

Еще до того, как Тарзан вернулся к своему племени, один молодой самец, не найдя для себя подруги в своем племени, по обычаю, отправился бродить по диким джунглям, подобно странствующему рыцарю прежних времен, разыскивая прекрасную даму, чье расположение он мог бы завоевать.

Он только что вернулся со своей невестой и оживленно рассказывал о своих приключениях. Между прочим, он упомянул, что видел большое племя странного вида обезьян.

– Все они волосатые самцы, кроме одной, – говорил он, – а самка цветом светлее даже этого незнакомца, – и он пальцем указал на Тарзана.

В одну минуту человек-обезьяна стал весь – внимание. Он задавал вопросы так быстро, что антропоид-тяжелодум едва успевал отвечать.

– Самцы были короткие, с кривыми ногами?

– Так.

– У них на бедрах шкуры Нумы и Шиты, а в руках палки и ножи?

– Так.

– А на руках и на ногах у них много желтых колец?

– Да.

– А самка была маленькая и тоненькая и очень белая?

– Да.

– Она казалась членом племени или пленницей?

– Они тащили ее за собой, иногда за руку, иногда за длинные волосы на голове, и всегда они толкали и били ее. О, это было очень весело!

– Боже! – прошептал Тарзан.

– Где ты встретил их и какой дорогой они пошли? – продолжал спрашивать человек-обезьяна.

– Они были у второй воды отсюда, – он показал на юг. – Когда они прошли мимо меня, они шли на восход солнца, вверх возле края воды.

– Когда это было? – спросил Тарзан.

– Поллуны тому назад.

Не говоря больше ни слова, человек-обезьяна бросился на дерево и помчался как бесплотный дух на восток по направлению к забытому городу Опару.

XXIV

ТАРЗАН ВОЗВРАЩАЕТСЯ В ОПАР

Когда Клейтон, вернувшись в шалаш, не нашел там Джэн, он был вне себя от страха и горя. Тюран был в полном сознании, лихорадка внезапно прекратилась, как это бывает с этой болезнью. Слабый и истощенный, русский лежал в шалаше на своей травяной постели.

Когда Клейтон спросил у него, где Джэн, он выразил искреннее удивление:

– Я не слышал ничего подозрительного, – объяснил он. – Но, правда, я большую часть времени был без сознания.

Если бы не очевидная слабость человека, Клейтон заподозрил бы его в том, что ему известно, где находится девушка. Но было ясно, что Тюрану не хватило бы сил даже спуститься из шалаша, а тем более взобраться по лесенке обратно.

До поздней ночи обыскивал англичанин ближайшие места в джунглях, ища каких-нибудь следов пропавшей девушки или ее похитителей. Но хотя след, оставленный пятьюдесятью страшными людьми, при их неопытности в охотничьем искусстве, для каждого обитателя джунглей был бы также убедителен, как городская улица для англичанина, Клейтон двадцать раз проходил мимо него, не видя никаких признаков, что много человек проходили здесь всего несколько часов тому назад.

Продолжая искать, Клейтон громко звал девушку по имени, пока, наконец, не привлек внимание Нумы – льва. По счастью, он вовремя заметил ползущую к нему тень и взобрался на дерево. На этом закончились его поиски в тот день, потому что лев проходил взад-вперед под деревом до поздней ночи.

Даже после того, как зверь ушел, Клейтон не решился спуститься во мраке и провел на дереве страшную и тяжелую ночь. На следующее утро он вернулся на берег, отказавшись раз навсегда от надежды оказать помощь Джэн Портер.

В течение следующей недели Тюран быстро набирался сил, лежа в шалаше, тогда как Клейтон промышлял на двоих. Мужчины ограничивались только самыми необходимыми фразами. Клейтон перешел в отделение шалаша, которое занимала раньше Джэн Портер, и видел русского только тогда, когда приносил ему пищу и воду, или оказывал ему, из чувства человеколюбия, другие услуги.

К тому времени, как Тюран уже мог принимать участие в добывании пищи, свалился в лихорадке Клейтон. Долгие дни лежал он в бреду и мучился, но русский ни разу не подошел к нему. Пищи англичанин все равно не тронул бы, но жажда превращалась для него в настоящую пытку. Между двумя приступами бреда он умудрялся, при всей своей слабости, раз в день кое-как дотаскиваться до источника, чтобы наполнить водой жестяную кружку, одну из тех, что была в лодке.

Тюран в этих случаях следил за ним со злорадным удовольствием, он, видимо, радовался страданиям человека, который недавно еще, при всем своем презрении к нему, старался, по мере возможности, облегчить ему такие же страдания.

Наконец, Клейтон ослабел настолько, что не в состоянии уже был спускаться из шалаша. День он промучился без воды, не обращаясь к русскому, но затем, не выдержав больше, попросил Тюрана принести ему напиться.

Русский подошел ко входу в комнату Клейтона с кружкой воды в руках. Скверная усмешка искажала его черты.

– Вот вода, – сказал он. – Но я хочу напомнить вам, что вы поносили меня перед девушкой, что вы берегли ее для себя одного, не хотели делиться со мной…

Клейтон перебил его:

– Довольно! – крикнул он. – Довольно! Что вы за мерзавец, что клевещете на хорошую женщину, которую мы считаем умершей? Боже! Я был безумцем, что не убил вас, вы слишком гадки даже для этой ужасной страны!

– Вот ваша вода, – заявил русский, – вот все, что вы получите. – И с этими словами он поднес кружку к губам и начал пить, а то, что осталось, выплеснул вниз, на землю.

Клейтон откинулся назад и, закрыв лицо руками, отдался на волю судьбы.

На следующий день Тюран решил отправиться вдоль берега на север, так как думал, что там скорее можно наткнуться на цивилизованных людей; во всяком случае, хуже, чем здесь, быть не могло, а бред умирающего англичанина к тому же действовал ему на нервы.

Украв копье Клейтона, он пустился в путь. Он убил бы больного перед уходом, если бы его не удержала мысль, что это было бы действительно добрым делом.

В тот же день он подошел к маленькой хижине у берега и исполнился надежд при виде этого признака близости цивилизованной жизни, потому что решил, что хижина – передовой пост какого-нибудь поселка. Знай он, кому она принадлежит, и то, что собственник всего в нескольких милях, в глубине страны, Николай Роков бежал бы из этого места, как из чумного. Но он ничего не знал и провел несколько дней, наслаждаясь безопасностью и сравнительным комфортом хижины. Потом он продолжал свой путь на север.

В лагере лорда Теннингтона строились зимние помещения и подготавливалась экспедиция на север за помощью.

По мере того, как проходили дни, а помощь не являлась, надежда на то, что Джэн Портер, Клейтон и мсье Тюран спаслись, угасала. Никто больше не заговаривал об этом с профессором Портером, но он был так поглощен своими научными грезами, что не замечал хода времени.

Иногда он бросал несколько фраз: «На днях, наверное, пароход бросит якорь в виду берега, и тогда все счастливо соединятся». Иногда, вместо парохода, он говорил о поезде и выражал сомнение, не задержали ли его снежные заносы.

– Если бы я не успел уже узнать милого старичка так хорошо, – заметил как-то Теннингтон мисс Стронг, – я ничуть не сомневался бы, что он… не совсем…

– Это было бы смешно, если бы не было так трогательно, – грустно отвечала девушка. – Я, знавшая его всю мою жизнь, я знаю, как он обожает Джэн; но остальные, должно быть, считают его совершенно равнодушным к ее судьбе. А все дело в том, что он так далек от реальной жизни, что даже смерть может осознать только, если увидит несомненные доказательства.

50
{"b":"3401","o":1}