ЛитМир - Электронная Библиотека

Я не сомневался ни в единой строчке, ни в едином слове его рассказа. Огромное впечатление произвело на меня описание подземного города Орвиса с его грандиозными строениями, которые опускались глубоко под поверхность планеты при каждом налете капаровских бомбардировщиков, несущих свой смертоносный груз. И как можно было не поверить этому искреннему, взволнованному рассказу о великой войне, длившейся на протяжении более ста лет!

Я внимательно следил за приключениями Тангора после того, как он поступил на службу в военно-воздушные силы Униса, той страны на Полоде, в которую ему суждено было таким таинственным образом попасть. Вместе с ним я горевал возле постели маленькой раненой Харкас Ямоды, а когда хирурги объявили о том, что она будет жить, слезы облегчения невольно выступили на моих глазах.

А потом эта последняя строчка, которую он успел напечатать — «Внимание! Звук сирены извещает об общей тревоге!»

На этой фразе все оборвалось. Осталась тревога за человека, судьба которого уже успела стать для тебя небезразличной, осталась неизвестность. Не раз я усаживался в полночный час перед машинкой, вспоминая ту ночь, когда Тангор отстучал на ней историю своих приключений. Меня прежде всего беспокоило то, удалось ли Тангору вернуться живым из сражения, на которое позвала его общая тревога, или же он погиб в нем, во второй и, возможно, последний раз.

Но одна ночь сменяла другую, а мой таинственный посетитель-призрак так больше и не появлялся. Я уже было решил, что в моих ночных бдениях нет никакого толку, как вдруг однажды был разбужен оттого, что почувствовал, как на мое плечо легла чья-то рука. Я тут же открыл глаза. Ночь выдалась лунная, и все предметы, находившиеся вокруг, были мне отчетливо видны, но никого в комнате я не обнаружил. Включив ночник у изголовья кровати, я еще раз тщательно огляделся. Кроме меня самого, в комнате, действительно, никого не было, во всяком случае, я никого не увидел. Решив уже, что мне просто почудилось или приснилось это прикосновение и собравшись опять заснуть, я вдруг услышал, как нервно задвигались рычаги на клавиатуре пишущей машинки, и это было похоже на настойчивый сигнал. Только кто и кому его подавал?

Вылезая из постели, я заметил, что лист бумаги сам вылетел из ящика моего письменного стола и занял свое место в пишущей машинке, как бы приготовясь принимать очередное сообщение. Можно подумать, будто обычная бумага обрела способность самостоятельно двигаться! Впрочем, подобные странности меня уже не особенно удивляли. К тому времени, как я добрался до письменного стола и устроился перед машинкой, пальцы призрака уже начали отстукивать очередное послание-повесть, с которой вы, дорогой читатель, сейчас познакомитесь.

Тангор вернулся!

I

Сигнал общей тревоги означал, что сражение предстоит действительно крупное, не рядовое. Капары послали в рейд свыше десяти тысяч самолетов, а мы встретили их над заливом Хагар ровно вдвое превосходящими силами. Может быть, какой-нибудь тысяче бомбардировщиков Капаров — тем, кого не успели догнать и сбить наши истребители, — все-таки удалось прорваться через наш заслон и сбросить свой смертоносный груз на Орвис, но остальных мы отогнали за Караганский океан, поглотивший, без всякого преувеличения, тысячи сбитых неприятельских самолетов.

Уцелевшие, в конце концов, развернулись и взяли курс назад, домой, но мы преследовали их до самого Эргоса. Полетая над городом на бреющем полете, мы расстреливали их, пока они выруливали на посадочные полосы, и только после этого повернули в Орвис. Наших истребителей уцелело не больше половины. В этом сражении мы потеряли десять тысяч самолетов и около пятидесяти тысяч убитыми, однако нам удалось практически полностью уничтожить авиацию Капаров и спасти Унис от страшной бомбардировки. По пути назад нам попалось еще несколько отбившихся от своих самолетов Капаров, и мы уничтожили их всех до единого.

Снова все три моих стрелка погибли, тогда как сам я не получил ни единой царапины. То ли моя жизнь была заколдована от смерти какими-то магическими чарами, то ли, погибнув один раз на Земле, я уже не мог умереть вторично.

Я почти не виделся с Харкас Ямодой, пока она выздоравливала, поскольку доктора категорически предписали ей полный покой. Однако в тяжелой, напряженной жизни летчика необходимо время от времени расслабиться, для этого нужна подруга — слишком часто мы вынуждены находиться в сугубо мужской компании. Пока летчик на службе, он только и видит стволы пулеметов и орудий, слышит гул мотора да грохот непрерывной стрельбы. Очень непростая и выматывающая это работа, и большинство из нас постоянно пребывает в крайнем нервном напряжении, будучи на земле. Странно, но усталость и нервозность как рукой снимает, стоит только подняться в воздух — видно, срабатывает какой-то внутренний регулятор. Ну а уж во время боя о подобных вещах размышлять и вовсе нет времени.

Девушка у меня тем временем появилась. Она служила в канцелярии Управляющего военными делами, и мы часто встречались и беседовали с ней. По отношению ко мне она всегда была чрезвычайно любезна, и чем больше я присматривался к ней, тем больше убеждался, что это весьма симпатичная, интеллигентная и остроумная особа. И, в конце концов, я решил пригласить ее отобедать вместе со мной.

Мы провели вместе чудесный вечер, и после этого стали встречаться еще чаще — почти всякий раз, когда я был свободен от службы. Она с неподдельным интересом расспрашивала меня о моей прошлой жизни, о Земле, столь далекой даже от неблизкой Канапы.

Однажды, когда мы уже вдоволь нагулялись и наболтались, Морга Сагра вдруг заявила, что не понимает моей преданности Унису: ведь родом я не отсюда и никаких связей здесь у меня нет.

— Предположим, что ты бы оказался не в Унисе, а в Капаре. Что тогда? — поинтересовалась она.

Я пожал плечами.

— Мне не очень хочется думать об этом, — признался я. — Но, пожалуй, из меня едва ли получился бы преданный Капар, и сражаться на их стороне я бы тоже не смог.

— Да что ты вообще знаешь о них? — воскликнула она. — Только то, что тебе наговорили в Унисе, а здесь все, естественно, настроены против этой страны. На самом деле, я не думаю, что Капары так уж плохи, а их строй, во всяком случае, крепче нашего.

— Что ты хочешь этим сказать? — не понял я.

— Их система основана на войне и ориентирована на нее, — пояснила Морга Сагра. — А война — это естественное состояние человечества. Война — это образ их жизни. Они, в отличие от нас, вообще никогда не думают о мире.

— Тебе что, не нравится мир? — спросил я.

— Да, не нравится! — закричала она. — Я ненавижу мир. Мне претит сама мысль о том, чтобы общаться с мужчиной, никогда не воевавшим. Будь я мужчиной, я бы перешла на сторону Капаров, потому что они вместо всхлипываний о мире, твердо намерены победить.

— Опасные вещи ты говоришь, Морга Сагра, — предупредил я девушку.

— Тебе я не боюсь сказать, что думаю, — ответила она. — Ты ведь не из Униса и вовсе не обязан быть более лояльным в отношении Униса, чем в отношении Капары. Послушай, Тангор, не будь идиотом. Здесь ты чужак и навсегда таковым останешься. Конечно, ты отлично зарекомендовал себя в сражениях, но что это дало тебе, что может дать в дальнейшем? Поверь мне, ничего. Как ты был чужаком, так и будешь. Все, что ты можешь делать, — сражаться за Унис и, может быть, в конце концов, погибнуть за него. Зачем тебе это нужно?

— Ладно, а ты что предлагаешь? Отказаться воевать?

— Зачем же? — вкрадчивым голосом произнесла она и, приблизившись совсем вплотную, перешла на шепот. — Я хочу, чтобы ты отправился в Капару и меня прихватил с собой. Там перед нами откроются заманчивые перспективы, особенно если мы прихватим с собой кое-какую информацию о военных секретах Униса.

Я был совершенно ошарашен, потрясен, но и виду не подал, стараясь держать себя в руках. Эта дуреха явно была предателем, и стоило ей только заметить, как подействовали на меня ее слова, она бы тут же страшно испугалась, что я донесу о нашем разговоре властям. Если она настроена против Униса — неважно, из-за маниакального восхищения Капарами или по какой-то иной причине, — то она без малейшего колебания попробует восстановить против меня местные власти. В первую очередь, из-за страха быть разоблаченной и из чувства самосохранения. В одном она, безусловно, права: здесь я чужак, инопланетянин. И любой лжи, которую она вздумает сочинить обо мне, чтобы оклеветать, скорее всего, поверят.

16
{"b":"3402","o":1}