ЛитМир - Электронная Библиотека

Дом, к которому мы, в конце концов, подошли, выглядел чуть более изысканно, чем тот, первый, возле которого Сагра остановила машину. Приблизившись к двери, она постучалась: сначала три раза почти подряд, а потом еще дважды с небольшими интервалами. Через минуту дверь распахнулась, и на пороге появился мужчина с грубым, хмурым лицом.

— Что вам угодно? — резко спросил он.

— Я Морга Сагра, — ответила моя спутница. — А это — Корван Дан.

— Заходите, — сказал мужчина чуть более приветливо. — Я жду вас. Покажите мне ваши документы.

Сагра вручила ему совершенно чистый лист бумаги. Поскольку я стоял рядом с хозяином дома, то, когда он развернул бумагу, я отчетливо видел, что на ней ничего не написано.

— Присаживайтесь, — предложил мужчина.

Сам он устроился за письменным столом и, достав из одного из ящиков нечто напоминающее по виду карманный фонарик, направил его луч прямо на поданную Сагрой бумагу.

Видимо, в лучах этого света на бумаге проявился какой-то текст. Во всяком случае, внимательно наблюдая за хозяином, я заметил, как его глаза скользят по строчкам. Наконец, он поднялся из-за стола и вернул бумагу Сагре.

— Вы пока останетесь здесь, — сказал он тоном, не терпящим возражений и расспросов. — А я тем временем приготовлю все необходимое.

С этими словами он вышел из комнаты, оставив нас вдвоем.

— Ты знаешь, как его зовут? — поинтересовался я у Сагры.

— Знаю, — не очень охотно отозвалась она.

— Ну и как же? Почему ты мне его не представила?

— Тебе совершенно незачем знать его имя, — сказала Сагра. — Вообще, Корван Дан, привыкай не задавать лишних вопросов. Впрочем, чтобы ты успокоился, на сей раз я тебе отвечу: его зовут Гомпф.

— Замечательное имя! — иронически воскликнул я. — Однако, несмотря на мое любопытство, тебе незачем было сообщать мне его. До имени этого типа мне так же мало дела, как и до его гнусной физиономии.

— Не смей говорить подобные вещи, — набросилась на меня Сагра. — Он очень значительная персона, а о людях, занимающих важное положение, не стоит так пренебрежительно отзываться. Это до добра не доведет. И уж, пожалуйста, — через секунду прибавила она, — не проболтайся, что тебе известно, как его зовут, потому что здесь он действует под другим именем.

Так я впервые вплотную столкнулся с той атмосферой страха и подозрительности, которая, как завеса, плотно окутывает все, что связано с Капарой. Хоть я и сказал Сагре, что мне совершенно наплевать на то, как зовут этого человека, поди знай, может, в один прекрасный день это имя мне пригодится.

Гомпф возвратился примерно через час. Он принес для нас гражданскую одежду — такую, которую носят все обитатели Кариса. После того как мы переоделись, он посадил нас в автомобиль и повез за город. Когда машина, наконец остановилась, мы увидели неподалеку старенький самолет с опознавательными знаками Кариса.

Дождавшись, пока я и Сагра устроились в кабине, он передал нам наши документы и проинструктировал, как действовать дальше. Нам было велено лететь в город Пад, на континенте Орис, и связаться с человеком, носящим поэтическое имя Фринк.

— Что будет с моим самолетом? — не удержавшись, поинтересовался я.

— Вам-то какое до этого дело? — оборвал он мои расспросы.

— Я спрашиваю потому, что для меня это имеет большое значение, — неожиданно взорвался я, так как мне уже порядком надоели его грубость и скрытность. — Я предполагаю, что меня, скорее всего, направят с секретным заданием обратно в Унис, и вот тогда-то мой самолет и моя форма мне очень пригодятся.

Прежде чем ответить на вопрос, он подозрительно глянул мне в лицо.

— Интересно, как вы собираетесь вернуться в Унис? — настороженно спросил он. — Ведь, как я понимаю, едва вы появитесь там, вас тут же должны расстрелять как предателя.

— Не такой уж я простофиля и перед отлетом из Орвиса слегка пошевелил мозгами, — огрызнулся я. — Мне удалось добиться, чтобы меня послали в разведывательный полет, и я смогу придумать сотни причин, объясняющих мое длительное отсутствие.

— Если вам действительно когда-нибудь понадобится ваша форма и самолет, — саркастически сказал Гомпф, — вы найдете их здесь в целости и сохранности.

Когда мы, наконец, взлетели, я впервые за весь день вздохнул с облегчением. Слава Богу, этот мистер Гомпф остался внизу. Он произвел на меня просто угнетающее впечатление. Его разговор с нами, скорее, был похож на рычание злой собаки, и за все время, которое мы провели в его обществе, он ни разу не улыбнулся. Интересно, неужели все Капары таковы?

В Паде мы добирались до Фринка таким же извилистым путем, как и до дома Гомпфа. Вообще, все было очень похоже, за исключением, разве, одного: нам было позволено открыто называть нашего хозяина Фринком, поскольку это было его не настоящее имя.

Ночь мы провели в Паде, и утром Фринк дал нам одежду, которую носят в Капаре. Чуть позже он снабдил нас и капаровским самолетом. Машина оказалась что надо, и это порадовало меня, так как перелет через Волданский океан из Кариса в Орис на старой развалюхе, которую раздобыл для нас Гомпф, оставил мало приятных впечатлений. Нам предстояло неблизкое путешествие — из Ориса в Капару — примерно две тысячи миль над Манданским океаном.

Перелет прошел довольно скучно, без всяких происшествий. Но уже когда мы пересекли границу Капары и взяли курс на Эргос, откуда ни возьмись появилась целая эскадрилья унисских самолетов. По всей вероятности, они совершали разведывательный полет. Я быстро повернул в сторону, надеясь избежать нежелательной встречи, но они уже заметили нас и увязались следом.

Скоростной разведывательный самолет, на котором мы совершали перелет, был оснащен всего двумя орудиями. Одно, из которого мог вести огонь я, находилось в носовой части машины, другое — за кабиной пилота. Но Морга Сагра не сумела бы им воспользоваться, даже если бы я и приказал ей сделать это. Мне же ни при каких обстоятельствах не хотелось стрелять по самолетам Униса, ведь в них находились мои товарищи по оружию, мои друзья. Поэтому, развернувшись, я постарался оторваться от погони.

Они гнались за мной над Манданским океаном почти тысячу миль, прежде чем наконец отказались от своей затеи и повернули обратно. Я некоторое время следовал за ними, не теряя их из виду, пока самолеты не взяли курс на юг, явно направляясь к южной оконечности континента Эприс. Тогда я прибавил газу и помчался к Эргосу.

Едва мы приземлились, как были тут же окружены людьми в зеленых униформах. Офицер грубо потребовал у нас предъявить документы. Я ответил, что у нас есть важное сообщение для Гуррула. Связав, нас усадили в машину и увезли с аэродрома в сопровождении нескольких человек в зеленой форме Забо, тайной полиции Капары.

Эргос — огромный город, раскинувшийся в разных направлениях глубоко под землей. Сначала мы оказались в районе, даже при беглом взгляде поражающем своей ужасной бедностью. Тут стояли собственно и не дома, а непрочные укрытия, иногда попадались просто отверстия в земле. Завидев зеленую форму Забо, люди мгновенно разбегались в разные стороны и прятались. Но машина мчалась дальше, и вскоре мы попали в более зажиточную часть города. Впрочем, постройки здесь были совершенно одинаковые, отличаясь друг от друга только размерами. Ни на одном не было даже намека на украшения. Миля за милей повторялся этот унылый, однообразный пейзаж. Ехать было скучно. Однако, когда мы стали приближаться к центру столицы, картина резко изменилась. Вместо типовых строений за окном автомобиля замелькали здания в стиле рококо с витиеватыми, замысловатыми украшениями на фасадах.

Машина остановилась перед одним из зданий, фасад которого был украшен разными фигурами и узорами. За этой претенциозной вывеской скрывалось, пожалуй, самое отвратительное заведение в Капаре, центр жестокости и насилия.

Нас вытолкнули из машины и провели в здание. Еще через минуту мы уже находились в кабинете Гуррула, начальника Забо, самого страшного человека во всей Капаре.

19
{"b":"3402","o":1}