ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Когда все рушится
Ужасная медицина. Как всего один хирург Викторианской эпохи кардинально изменил медицину и спас множество жизней
Такая дерзкая. Как быстро и метко отвечать на обидные замечания
Странная история дочери алхимика
Золотая клетка
Мой личный враг
Суперлуние
Пепел и сталь
Вратарь и море

— В этом нет ничего удивительного, — поспешил объяснить я. — Я сам, например, из тысяч военных летчиков знаю лишь нескольких. Невозможно же знать всех! Скажи, тебе говорит что-нибудь имя Харкаса Дана?

— Ну конечно, я отлично знаю этого парня, — откликнулся он.

— Так вот он — мой лучший друг, — сказал я.

Он помолчал немного, а затем снова приступил к расспросам.

— Как поживают братья Дана?

— У него больше нет братьев, — ответил я. — Все они погибли на войне.

— А сестры?

— Сестра у него только одна, — сказал я. — Зовут ее Ямода. Последний раз мы виделись накануне моего отъезда. С ней произошел несчастный случай, но сейчас она уже вполне здорова.

— Ну ладно, — наконец успокоился мой собеседник. — Раз ты так близко знаком с этой семьей, значит, ты свой парень. Понимаешь, нам приходится соблюдать осторожность, повсюду полно агентов тайной полиции.

— Понятно, — согласился я.

Мы помолчали еще несколько секунд. Затем Хандон Гар вплотную приблизился ко мне и зашептал:

— Мы тут собираемся организовать побег через несколько дней. Тунзо Бор, я и еще несколько человек. План уже разработан. Не хочешь присоединиться к нам?

Я отрицательно покачал головой.

— Не могу, — произнес я. — Я еще не выполнил свое задание.

— Да ты никогда его и не выполнишь, сидя в этом лагере, — сказал он. — А отсюда не выйдешь. Единственный шанс — бежать вместе с нами. Если удастся добраться до Орвиса, я сам объясню Эльянхаю, что посоветовал тебе воспользоваться возможностью побега, так как другого выхода не было.

— Нет, спасибо за предложение, я, действительно, не могу его принять, — решительно отозвался я. — А из лагеря я выйду.

— Чересчур уж ты самоуверен, — сказал он, окинув меня каким-то странным взглядом.

От меня не укрылось, что Хандон Гар, по-видимому, уже жалеет, что посвятил меня в свой план. Только я собрался успокоить его, как охранники, заметив нас, приказали немедленно прекратить разговор.

Через пару дней, в очередной выходной, охранник велел мне выйти за проволочное ограждение, где меня ожидала Морга Сагра. Согласитесь, заключенному принимать посетителей, вроде бы, не полагается, и этот визит, естественно, вызвал большой интерес и немало пересудов у моих товарищей по лагерю.

— Я делаю все, что в моих силах, для твоего скорейшего освобождения, — зашептала Морга Сагра. — Но Гуррул все еще не до конца уверен в тебе. Если тебе удастся заметить или подслушать что-нибудь подозрительное здесь, в лагере, — ну, такое, что может заинтересовать Забо, — немедленно сообщи об этом. Таким образом ты докажешь свою преданность, и будет легче вызволить тебя отсюда.

— Но я не слышал ничего такого, — сказал я. — Нам вообще почти не разрешают переговариваться, а кроме этого здесь все подозревают друг друга.

— Все равно, смотри в оба, хотя, думаю, скоро я тебя отсюда вытащу. Гуррула очень озадачил твой рассказ о том, как ты очутился на Полоде. Но, поскольку ты и в самом деле не слишком-то похож на выходца из какой-нибудь местной страны, то, кажется, — он начинает склоняться к мысли, что твоя история — сущая правда.

— Твои-то дела как? — поинтересовался я.

— Отлично, — ответила она. — У меня замечательная квартира и обходятся со мной прекрасно, хотя все время следят. Но это пустяки. Я всегда мечтала о том, чтобы здесь жить. Только тут — настоящие люди, они живут во имя войны. Великая нация! Доблестная нация!

— И на редкость гостеприимная, — не удержался я от язвительной реплики.

Глаза Сагры злобно сощурились.

— Поаккуратнее, Корван Дан, — предупредила она. — Даже со мной не позволяй себе распускать язык. Не забывай, что я теперь тоже Капар.

Я рассмеялся.

— Ты всегда неверно понимала мои слова, Сагра, — попытался успокоить ее я.

— Хорошо, если так, — огрызнулась она в ответ.

Едва мы расстались с Сагрой, как ко мне подошел Хандон Гар.

— Ты-то точно отсюда выберешься, сука паршивая, — задыхаясь от ненависти, прошептал он. — Я знаю эту женщину. У меня всегда были подозрения, что она предатель. Небось, ты выложил ей все, что я рассказал тебе о нашем с Тунзо Бором плане побега?!

Я хотел было уверить его, что он не прав, но тут подоспевший охранник оборвал наш разговор. Да и что бы я стал объяснять? Конечно, мне было безумно жаль, что Хандон Гар считает меня предателем, но даже его я не вправе был посвящать ни в какие подробности своего задания.

На следующий день подозрения Хандона Гара, должно быть, еще больше усилились, поскольку в лагерь прибыл посыльный от Гуррула с приказом немедленно освободить меня. Еще хуже было то, что вместе с ним приехала Морга Сагра, которая тут же бросилась обнимать меня.

По подземной железной дороге меня доставили в Эргос, прямо в кабинет Гуррула в здании управления Забо. Гуррул беседовал со мной около получаса, подробно расспрашивая о том мире, из которого я прибыл, и о нашей солнечной системе.

— Ты и в самом деле не с Полоды, — наконец произнес он. — Тут никогда не было человека, похожего на тебя. Но я ума не приложу, каким образом тебе удалось переместиться на нашу планету из другой солнечной системы.

— Признаюсь, и для меня самого это загадка, — сказал я. — Но в мире много необъяснимого.

— Ладно, Морга Сагра за тебя поручилась, а я верю ее слову, — объявил он.

Затем он сообщил, что для меня приготовлена квартира, на которую меня проводит его человек.

— Думаю, попозже ты мне понадобишься, — подытожил Гуррул, завершая нашу беседу. — Так что будь наготове. Уходя из дома, обязательно оставляй записку, где тебя можно найти. И не вздумай покидать город без моего разрешения.

Закончив разговор, он позвал в кабинет человека, который должен был показать мне мою квартиру, а сам попрощался со мной.

Я видел, что Гуррул по-прежнему не до конца доверяет мне, однако в этом не было ничего удивительного, поскольку тайная полиция на то и устроена, чтобы всегда подозревать всех во всем. Тем не менее, когда я шепотом сообщил ему несколько военных секретов, которые, по договоренности с Эльянхаем, должен был передать устно, отношение Гуррула ко мне несколько изменилось. Он стал более приветлив, даже любезен и в конце почти дружески попрощался со мной.

Когда мы добрались до моей новой квартиры, дверь нам открыл весьма симпатичный парень в ливрее слуги.

— Это твой хозяин Корван Дан, — сообщил парню сопровождавший меня агент Забо.

— Меня зовут Лотар Канл, — произнес тот в ответ. — Надеюсь, я смогу угодить вам.

Морга Сагра жила в этом же самом доме, и почти сразу нас стали приглашать к разным людям, и сами мы начали принимать гостей. Меня, однако, не оставляло ощущение, что за нами постоянно ведется наблюдение. Что ж, в Капаре это в порядке вещей: здесь следят за каждым. Целая нация живет в атмосфере интриг и подозрений. Армия опасается тайной полиции Забо, Забо ненавидит армию, а все жители смертельно боятся пятерых главных правителей, каждый из которых, в свою очередь, подозревает друг друга. Во главе государства стоит человек, именуемый Пом Да, дословно это означает «Великий I». Нынешний Пом Да управляет Капарой в течение вот уже десяти лет. У него, надо думать, есть и какое-то настоящее имя, но зачем оно ему? Это, действительно, Великий I — жестокое и коварное чудовище, лично отдававшее приказания об уничтожении лучших друзей и ближайших родственников. Сколько же преступлений на его совести?! Впрочем, применительно к нему говорить о совести вряд ли уместно.

Морга Сагра оказалась весьма смышленой девицей. Казалось, самой природой она была создана для интриг, измены и шпионажа. Она тщательно продумывала все наперед и соответственно этому строила свои планы.

Повсюду, где бы мы ни появлялись, она сообщала, что я инопланетянин. Делала она это не столько для того, чтобы привлечь ко мне внимание, сколько затем, чтобы заставить Капаров проникнуться мыслью, что у меня в Унисе не имеется никаких связей, а стало быть, нет причины и сохранять верность этой стране. Морга Сагра хотела внушить всем, что я никогда не изменю Капарам, и, в конечном итоге, ее попытки принесли плоды — за мной послал сам Великий I.

22
{"b":"3402","o":1}