ЛитМир - Электронная Библиотека

Я уж, было, решил, что всей моей затее пришел конец, и в отчаянии собрался сделать рывок к лежавшему невдалеке оружию. Однако Капар легкомысленно высунул свою голову из-за укрытия, и не успел он сообразить, что к чему, как рухнул наземь с простреленной головой. Остальные Капары, увидев это, принялись злобно переругиваться между собой. Воспользовавшись удобным моментом, я высунул руку из кустарника и, схватив оружие, осторожно подтянул его к себе.

Капары продолжали браниться друг с другом. Я в это время тщательно прицелился в ближайшего из них и выстрелил. Четверо из десяти упали, как скошенные, прежде чем остальные сообразили, откуда ведется огонь. Двое принялись палить по кустарнику, в котором я прятался, но я их быстро уложил. Не выдержав, оставшиеся четверо бросились бежать. Выскочив из укрытия, они оказались под двойным огнем — моим, а также Харкаса Дана и его товарищей.

Я выполз из кустарника, чтобы лучше прицелиться, но встать в полный рост не рисковал, боясь, что мои друзья застрелят меня, приняв за одного из Капаров. Я громко окликнул Харкаса Дана по имени.

— Кто ты такой? — отозвался он.

— Тангор, — ответил я. — Я выхожу, не стреляй.

Они подбежали ко мне, и мы отправились на поиски самолета Капаров, который должен был находиться где-нибудь неподалеку. Примерно в полумиле от места нашей стычки мы обнаружили его в небольшом естественном укрытии. Он никем не охранялся, и это еще раз убедило нас в том, что мы уничтожили всех врагов.

— Мы захватили двенадцать пулеметов и кучу боеприпасов, да еще самолет в придачу, — заметил я.

— Оружие и боеприпасы возьмем себе, — сказал Харкас Дан. — Но если мы вернемся назад в Орвис на самолете Капаров, нас тут же собьют.

Порывшись в кабине пилота, он отыскал там тяжелый инструмент и разбил им двигатель.

Так завершилась наша загородная прогулка, и мы отправились домой, неся с собой одного нашего убитого товарища.

V

На следующий день, когда я грузил мусор в вагонетку, которая должна была отвезти его в мусоросжигательную печь, к надзирающему за нами человеку подошел какой-то мальчик в желтом костюме. Они пошептались между собой, после чего начальник повернулся и подозвал меня.

— Вам приказано немедленно явиться в канцелярию Уполномоченного по военным делам, — сказал он. — Посыльный вас проводит.

— Не лучше ли мне сначала переодеться? — спросил я. — Мне сдается, что от меня дурно пахнет.

Начальник расхохотался.

— Уполномоченный по военным делам в свое время нанюхался мусора, — заметил он. — К тому же он не любит ждать.

В сопровождении посыльного я отправился в большое здание, называемое Домом Янхая, в котором размещалось правительство Униса.

Меня провели в кабинет одного из помощников Уполномоченного. Когда мы вошли, он поднял голову.

— Что вы хотите? — спросил он.

— Это тот самый человек, за которым вы меня посылали, — ответил мальчик.

— Значит, вы и есть Тангор? Я должен был бы узнать вас по темной шевелюре. Вы — тот самый человек, который утверждает, что он пришелец из другого мира, находящегося за 540 тысяч световых лет от Полоды?

Я подтвердил. Правда, по нашему исчислению, Полода отстоит от Земли на 450 тысяч световых лет, что равнозначно 547 с половиной тысячам световых лет на Полоде, поскольку их год состоит лишь из трехсот дней. Но что значит тысяча-другая для друзей?

— Как мне стало известно, вы недурно проявили себя вчера в стычке с Капарами, — сказал офицер. — Слышал также, что в своем мире вы были летчиком, а теперь хотели бы служить в авиации Униса.

— Так точно, сэр, — ответил я.

— Учитывая смекалку и мужество, проявленные вами вчера, я готов направить вас в авиацию. Если, конечно, для вас это предпочтительнее, чем грузить мусор, — с улыбкой добавил он.

— У меня нет никаких претензий в отношении нынешней работы, я готов заниматься в Унисе всем, что потребуется, сэр, — ответил я. — Со мной обходились здесь исключительно хорошо, несмотря на то, что я явился нежданным гостем. Я не намерен жаловаться, на какую бы службу меня ни направили.

— Это достойный ответ, — заметил офицер.

Он вручил мне ордер на униформу и дал указания, куда и к кому следует явиться после того, как я получу ее.

Офицер, к которому я прибыл, направил меня сначала на завод, производящий моторы для истребителей. Там я пробыл неделю, то есть девять рабочих дней. На этом производстве было десять сборочных линий, с каждой из которых ежечасно на протяжении десяти часов в день сходило по мотору. Таким образом, учитывая, что месяц на Полоде состоит из двадцати семи рабочих дней, этот завод выпускал ежемесячно 2700 моторов.

Принципы аэродинамики, будь то на Земле или на Полоде, подчиняются определенным естественным законам, поэтому их самолеты внешне не отличались существенно от тех, которые были мне хорошо знакомы по жизни на Земле. Однако конструкция машин оказалась принципиально иной, благодаря тому, что они создавались из легкого, прочного пластика огромной крепости. Мощные станки штамповали из пластика фюзеляжи и крылья. Затем отдельные части прочно соединялись воедино, так что казались сплавленными. Фюзеляж имел двойные стенки, крылья тоже были полыми.

При сборке самолетов воздух из пространства между стенок фюзеляжа и из полости крыльев откачивался, образующийся вакуум значительно увеличивал подъемную силу машины, а это, в свою очередь, повышало ее грузоподъемность. Конечно, такие самолеты не были легче воздуха, однако они отличались большой маневренностью и легкостью в управлении.

Подобных заводов было сорок: десять производили тяжелые бомбардировщики, десять — легкие, десять — штурмовики и десять — истребители, использовавшиеся в Унисе также для разведки. В общей сложности эти заводы выпускали свыше ста тысяч самолетов ежемесячно. Такое большое количество было необходимо, чтобы восполнить потери авиации в технике, а также для того, чтобы постоянно наращивать ее мощь, в чем правительство Униса видело одну из своих важнейших задач.

В течение девяти дней я находился на заводе в качестве наблюдателя, затем проработал две недели на производстве моторов и еще столько же — на производстве фюзеляжей и на сборке. После этого последовало три недели учебных полетов, не раз прерываемых налетами Капаров. Вместе с моим инструктором мне тоже довелось принять участие в жарких схватках.

В течение всего этого времени я изучал четыре из пяти основных языков Полоды, которые были мне еще совершенно незнакомы, уделяя особое внимание языку Капаров. Я занимался также географией Полоды.

В этот период я не позволял себе никакого отдыха, часто посвящая учению ночи напролет до самого утра. Когда, наконец, мне было присвоено звание летчика, я с удовольствием воспользовался выпавшим выходным днем. Живя в казарме, я давно не встречал никого из Харкасов и вот теперь, в свой первый выходной, прямиком направился в их дом.

У Харкасов, кроме Ямоды и Дана, я застал также Балзо Маро, девушку, первой обнаружившую меня после моего появления на Полоде. Все они искренне обрадовались моему приходу и сердечно поздравили с зачислением на военную службу.

— С тех пор, как я увидела вас впервые, вы стали совсем другим, — улыбаясь, заметила Балзо Маро.

И это была совершенная правда, начиная хотя бы с того, что сейчас я был облачен в синюю летную форму, шлем и такого же цвета ботинки.

— С тех пор, как я очутился на Полоде, я узнал много нового, — сказал я ей. — Но вот после купания нагишом вместе с другими молодыми мужчинами и женщинами, никак не могу понять, отчего же вы были так шокированы, увидя меня, голого, в тот первый день.

В ответ Балзо Маро только рассмеялась.

— Одно дело — купаться, а другое — расхаживать по городу в таком виде, — заявила она. — Хотя, признаться, шокировало меня совсем не это. Куда больше меня удивила ваша загорелая кожа и темные волосы. Я просто терялась в догадках, что вы за экземпляр.

6
{"b":"3402","o":1}