ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты очень ошибаешься, если думаешь, что я намерен оставить наш ужин этому негодяю, — сказал я.

Бантор Хан поразил меня. Я знал, что он не был трусом. Он храбро воевал и имел немало наград. Видно, здесь, на поверхности планеты, все оказалось для него столь ново и необычно, что он растерялся. Вот будь он в воздухе, на высоте миль двенадцать, или под землей, на глубине футов сто, тогда уж он не отступил бы ни перед кем — ни перед человеком, ни перед зверем.

Я сбросил его руку со своей и, не спеша прицелившись, выпустил в животное четыре или пять пуль. Хищника буквально разнесло на куски, поскольку мой пистолет был заряжен разрывными патронами.

Как-то раз я поинтересовался, как это цивилизованные, культурные обитатели Униса допускают использование разрывных снарядов. «Капары сами хотели настоящей войны», — ответили мне.

— Ого! — воскликнул Бантор Хан. — Ты убил его!

Кажется, его это и в самом деле удивило.

Отрезав от туши антилопы несколько приличных кусков и поджарив их на костре, мы сытно поужинали. Тащить с собой остальное мясо не имело никакого смысла, и мы попросту бросили его на месте, оставив на пропитание какому-нибудь очередному хищнику. Плотный ужин поднял наши силы и приободрил нас. По-моему, Бантор Хан тоже почувствовал себя гораздо уверенней, убедившись в том, что мы совсем не обязательно должны быть растерзаны первым же встретившимся нам зверем.

Переход через горы занял два дня. К счастью, мы удачно выбрали маршрут через северный конец горной цепи, где сама гряда была довольно узкой, а горы оказались ненамного выше холмов. Еды у нас было в достатке. Правда, дважды на нас пытались напасть дикие животные. Один раз это была мерзкая тварь, напоминающая гиену, второй — уже знакомое нам существо, которое я окрестил «львом Полоды». Хуже всего приходилось ночью, поскольку под покровом темноты хищники могли незаметно подкрасться и наброситься на нас. Первую ночь мы провели в пещере, по очереди сменяя друг друга на вахте, вторую — под открытым небом. Однако нам повезло, и никто на нас не напал.

Выйдя из каньона на восточной стороне горной цепи, мы вдруг увидели примерно в полумиле от нас, на краю небольшого ущелья, являвшегося продолжением каньона, в котором мы находились, самолет Капаров. От неожиданности мы остановились. Приглядевшись, мы заметили возле машины двух человек, которые, кажется, что-то копали.

— Еще парочка Капаров в нашу коллекцию, — сказал я Бантору Хану.

— Убив их и уничтожив самолет, мы обречем себя на верную гибель, — отозвался он.

— Тебе все время хочется умереть, — произнес я с укором. — А я еще намерен пожить.

Вот он был бы удивлен, если бы узнал, что я уже давно мертв и даже похоронен где-то за 548 тысяч световых лет отсюда.

— К тому же, — прибавил я, — нам нет никакого смысла уничтожать самолет, если он на ходу.

Мы спустились в лощину и низом подошли к Капарам. Они не могли видеть нас, а любой подозрительный шум, который мы могли по неосторожности издать, заглушил бы шум небольшого горного ручья.

Пройдя достаточное, по моему мнению, расстояние, я велел Бантору Хану подождать, а сам вскарабкался вверх на разведку. Я не ошибся в расчетах: менее чем в ста футах от меня двое Капаров орудовали лопатами. Пригнувшись, я кивком подозвал своего товарища.

Могу вас заверить, что на настоящей войне нет места рыцарству и благородству. Эти двое Капаров были обречены, и они погибли прежде, чем осознали или увидели, что где-то рядом находится противник.

Пройдя к убитым поближе, мы обнаружили возле ямы, которую они так старательно копали, небольшой ящик. Он был сделан из металла и герметически закрывался. Внутри его оказалось два комплекта синей униформы Вооруженных сил Униса, а в придачу к ним — шлемы, ботинки, патронташи, кинжалы и пистолеты. В ящик была также вложена инструкция на языке Капаров, описывающая, как лучше проникнуть в Орвис и организовать в городе бесчисленные пожары. Указывалось даже, какие здания в Орвисе легче поджечь, и откуда пожары быстрее всего распространятся на окружающие строения.

Мы забросили ящик в самолет и влезли в него сами.

— Ничего не получится, — мрачно предупредил Бантор Хан. — Нас собьют свои же.

— Неужели тебе действительно так не терпится умереть? — спросил я.

Я запустил двигатель и вырулил на взлет.

VII

Радары Униса, конечно, уже засекли нас и дали предупреждение о том, что приближается самолет противника. Дело в том, что самолеты Вооруженных сил Униса оснащены специальным секретным устройством, которое дает сигнал на радары. Этот сигнал постоянно меняется, являясь как бы паролем, позволяющим отличить собственный самолет от вражеского. Я не сомневался, что в Унисе уже объявлена тревога, и был уверен в том, что искать самолет будут на высоте, поэтому сам летел на бреющем полете, придерживаясь высоты чуть более двадцати футов.

Подлетая к горной цепи, окружающей Орвис, я заметил эскадрилью истребителей, движущуюся нам навстречу.

— Они ищут нас, — сказал я Бантору Хану, сидевшему сзади меня. — Я направлю машину туда, где они смогут лучше нас заметить.

— Ты очень торопишься, — отозвался Бантор Хан.

— Слушай внимательно, — произнес я. — Как только мы приблизимся к ним и ты сможешь различить пилотов и их форму, немедленно поднимайся во весь рост и маши рукой. Они увидят, что на тебе форма летчика Униса и не станут стрелять.

— Вот тут ты и ошибаешься, — принялся спорить Бантор Хан. — Капары не раз пытались проникнуть в Орвис в униформе, снятой с наших убитых летчиков.

— Ладно, не будем спорить, — прервал его я. — Другого выхода все равно нет. Ты, главное, не забудь подняться и махать руками.

Расстояние между нашим самолетом и истребителями становилось все меньше и меньше. Момент был напряженный. Я уже отчетливо видел синюю форму пилотов и стрелков, а они, наверняка, так же ясно видели нашу. Оставалось надеяться на то, что знаки, которые подавал Бантор Хан, заставят их понять, что тут что-то не так.

Командир эскадрильи приказал своим самолетам окружить нас. Кольцо вокруг сжималось все теснее и теснее, и в конце концов, мы едва не соприкасались крыльями.

— Кто вы такие? — прокричал нам командир.

— Бантор Хан и Тангор, — ответил я. — Мы находимся в захваченном самолете Капаров.

Я услышал, как один из его стрелков произнес:

— Точно, это Бантор Хан. Я его хорошо знаю.

— Приземлитесь в южной части города, — приказал командир. — Мы будем сопровождать вас. В случае невыполнения наших условий вы будете немедленно сбиты.

Я просигналил в ответ, что все понял.

— Следуйте за нами, — велел командир.

Так мы приземлились в Орвисе в сопровождении целого эскорта истребителей. Признаться, я был рад выбраться из этого самолета целым и невредимым.

Я рассказал командиру эскадрильи обо всем, что мы видели, и передал ему ящик, который мы нашли возле убитых Капаров. Затем я отправился к своему командиру и доложил о случившемся.

— Я уж не надеялся снова увидеть тебя живым, — сказал он. — Как успехи?

— Двадцать два Капара и четыре их самолета, — отрапортовал я.

Он взглянул на меня несколько скептически.

— А твои потери?

— У меня в экипаже было три человека, — ответил я. — Я потерял двоих плюс самолет.

— Все равно соотношение в твою пользу, — подытожил командир. — Кто еще спасся?

— Бантор Хан.

— Хороший парень, — произнес он. — Где он сейчас?

— Ждет за дверью, сэр.

Командир позвал Бантора Хана.

— Вам крепко повезло, парни, — повторил он.

— Так точно, сэр, — подтвердил Бантор Хан. — Четыре самолета и двадцать два человека убитыми против наших двух и одного истребителя.

— Я буду ходатайствовать о представлении вас обоих к наградам, — сообщил командир. — А теперь вам нужно как следует отдохнуть. Возьмите завтра оба выходной день, вы его вполне заслужили.

Не теряя времени, я отправился прямо к Харкасам. Харкас Ямоду я застал в саду, где она сидела, печально устремив взор в землю. Едва я окликнул ее, как она вскочила и с нервным смехом подбежала ко мне.

9
{"b":"3402","o":1}