ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Атлант расправил плечи
Я куплю тебе новую жизнь
Книга челленджей. 60 программ, формирующих полезные привычки
Осень Европы
Побежденный. Hammered
Невероятная случайность бытия. Эволюция и рождение человека
Энцо Феррари. Биография
Идеальная няня
Настоящий ты. Пошли всё к черту, найди дело мечты и добейся максимума
Содержание  
A
A

- Мы сейчас ничего не сможем сделать, - сказал Бридж. - У них наготове четыре карабина. Потом мы, вероятно, найдем удобный случай; я думаю, теперь нам придется временно покориться.

Бридж говорил быстрым, тихим шепотом, опасаясь предводителя разбойников, который, очевидно, немного понимал по-английски.

Билли пожал плечами и, когда бандиты снова стали их торопить, он спокойно вышел из хижины. Если бы мексиканцы лучше знали Билли Байрна с Большой авеню, то выражение его лица вряд ли обрадовало бы их: он безмятежно улыбался.

В конюшне Мигуэля стояли два пони. Бандиты тут же забрали их. На одного посадили Билли, а на другого Мигуэля и Бриджа. Огромный вес Билли исключал всякую возможность посадить на его пони еще второго седока.

Когда они сели верхом, Билли наклонился к Бриджу и прошептал:

- Я проведу этих молодцов и здорово, - вы увидите!

- Я готов помогать вам телом, лошадью и всей своей артиллерией! засмеялся Бридж.

- Кстати, - сказал Билли, - это напомнило мне, что у меня в кармане есть козырь; эти олухи меня даже не обыскали!

- А мне, - заявил Бридж, когда лошади, которых разбойники вели на поводу, тронулись вперед, - это напомнило почему-то трогательную песенку Сервиса:

Ах, когда-нибудь в грядущем тихими ночами

Звезды темный серый камень озарят лучами,

И на камне том лучами нежными своими

Начертают темной ночью ваше, ваше имя!

- Веселый вы парень, Бридж, - улыбнулся Билли.

Глава 12. ГЕНЕРАЛ ПЕЗИТА

Пезита оказался небольшим коренастым человеком с огромными черными усищами. Он был одет в фантастическую, им самим придуманную форму генерала. Эта форма, впрочем, менялась в зависимости от случайностей войны и прихоти судьбы.

В ту минуту, когда Билли, Бридж и Мигуэль предстали перед ним, он был одет в блестящий когда-то мундир, весь расшитый золотым позументом. На плечах дрожали большие эполеты, похожие на те, что можно было встретить в оперетке пятнадцать или двадцать лет тому назад. Шаровары были вылинявшие и сильно поношенные, а сапог совсем не было.

Он смотрел на пленников и свирепо хмурился, пока его офицер, сильно жестикулируя и не менее сильно привирая, рассказывал ему увлекательную историю пленения "этих подозрительных иностранцев".

- Американцы? - отрывисто обратился "генерал" к Бриджу и Билли.

Оба ответили утвердительно. Пезита повернулся к Мигуэлю.

- Где Вилла?

- Откуда мне это знать, генерал? - ответил Мигуэль смиренно. - Как могу я, бедняк, живущий в нашей тихой долине, знать о передвижениях великих мира сего? Я не знал даже, где находится великий генерал Пезита, пока меня не привели перед его милостивые очи. Я умоляю Пезиту позволить мне служить ему, насколько хватит моих слабых сил...

Пезита, казалось, не слышал того, что говорил ему Мигуэль. Он небрежно встал к нему боком и обратился к Билли на невозможном английском языке.

- Вы ехали в Эль-Оробо-ранчо, да? У вас там верно знакомые?

Билли ответил, что никого они там не знают, а просто ищут работы на какой-нибудь американской мызе или американском руднике.

- Почему вы уехали из вашей страны? - спросил Пезита недружелюбно. Что вам нужно здесь, в Мексике.

- Видишь, в чем дело, старина, - ответил Билли развязно, - наступила зима, птицы и потянули на юг. За мной по пятам шел толсторожий шпик из Чикаго, я и улепетнул.

- Шпик? - переспросил заинтересованный Пезита. - Это что-то такое, что едят?

- Да нет же; я сказал, что меня выследил толсторожий шпик.

- Ах, так! - ответил Пезита, не желая сознаться в незнании английского языка; но затем прибавил: - Я много времени пробыл в Штатах, но толсторожего шпика не знаю.

Бридж пришел ему на помощь.

- Мой друг хочет сказать, что его выгнала из Соединенных Штатов полиция.

Пезита поднял брови.

- Так почему же он этого сразу не сказал? - спросил он.

- Он пытался объяснить это вам по-своему, - сказал Бридж.

Тут Пезиту внезапно осенила мысль. Он обернулся к Бриджу.

- Значит, ваш друг не американец? - спросил он. - Я впрочем, так и думал. То-то мне было никак его не понять! Он говорит на языке американцев еще хуже, чем я. Из какой он страны?

Билли Байрн уже собирался с некоторой гордостью ответить, что он чистокровный американец, но Бридж сразу усмотрел в этом обстоятельстве маленький шанс на спасение своего друга, а потому движением головы приказал Билли молчать и сам ответил за него:

- Он, видите ли, из "Грэндавеню". Это хоть не совсем в Германии, но там очень много немцев. Мой друг туземец Грэндавеню, так что он не говорит ни по-английски, ни по-немецки; у них на "Грэндавеню" свой язык.

- Ага, понимаю! - важно промолвил Пезита. - Это как бы немецкая колония. Уберите Мигуэля и американца, - сказал он, обращаясь к солдатам, которые привели к нему пленников, - я хочу переговорить с этим иностранцем из "Грэндавеню".

Когда они остались с глазу на глаз, Пезита обратился к Билли на ломаном английском языке:

- Мне очень жаль, сеньор, - сказал он, - что вас подвергли такому недостойному обращению. Мои солдаты не могли знать, что вы - не американец, но я постараюсь все это поправить. Вы - сильный человек. Американцы выгнали вас из своей страны, как они выгнали меня. Я ненавижу их, и вы ненавидите их. Но довольно об этом. Вы ищите работы в Мексике? Я дам вам работы. Вы большой и сильный, как бык. Вы останетесь со мной, сеньор. Я сделаю вас капитаном. Здесь нужен человек, который говорил бы немного по-английски и выглядел бы как американец. Вы как раз подходите. Сейчас у нас идет война с Виллой. Он республиканец, но не настоящий. Весь простой народ за меня. Спросите любого, всякий вам скажет, что Пезита - друг народа. Мы сделаем с вами дела - вы и я! И будем хорошо зарабатывать все время, пока будем сражаться против негодяев, заливших кровью мою несчастную, истекающую кровью Мексику. А когда нам удастся освободиться от них, мы найдем себе что-нибудь другое. Идет?

- Ладно, что ж! Я согласен, - сказал Билли. - Мой товарищ тоже входит в пай?

- Что такое?

- Вы моего друга тоже сделаете капитаном?

Пезита в ужасе поднял руки и закатил глаза. Принять американца в свою шайку? Это было немыслимо!

- Что вы, что вы, его расстреляют, - закричал он. - Я поклялся, что убью всех проклятых янки. Я сделаюсь спасителем моей несчастной страны. Я освобожу ее от этого отродья!

- В таком случае, дело не выгорит, - твердо сказал Билли. - Я парень справедливый. Если вы воображаете, что можно укокошить Бриджа, а Билли Байрн будет спокойно любоваться на это, то вы очень ошибаетесь. Это мой друг.

- Вы любите этого американца? - недоумевающе спросил Пезита.

- Еще бы! - вскричал Билли.

Пезита погрузился в размышления. В его голове бродил план, который требовал помощи как раз такого человека, как этот незнакомец; нужно было, чтобы его совершенно не знали в округе, для того, чтобы его присутствие в городе ни под каким видом не могло быть поставлено в связь с бандитом Пезитой.

- Вот что я вам скажу, - сказал он наконец. - Я отпущу вашего друга. Я пошлю его под надежной охраной в Эль-Оробо-ранчо. Быть может впоследствии он нам и пригодится. Но я отпущу его только, если вы останетесь у меня. Иначе я расстреляю и обоих вас и Мигуэля.

- Что вам сделал этот Мигуэль? - спросил Билли. - Ведь он совсем божья коровка.

- Он приверженец Виллы. А если Вилла выиграет, то американцы наводнят Мексику.

- Отпустите этого несчастного, - заявил Билли, - и я останусь с вами. У него жена и ребятишки: неужели вы хотите, чтобы они остались одни в этой проклятой стране?

Пезита снисходительно усмехнулся.

- Хорошо, сеньор капитан, - сказал он, отвесив Билли низкий поклон. Из уважения к вам я отпущу Мигуэля и вашего друга и пошлю с ними надежный конвой.

13
{"b":"3403","o":1}