ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

- Вот это дело, старый хрыч! - воскликнул Билли, хлопнув по плечу генерала, при чем Пезита довольно улыбнулся, думая, что к нему применили какой-то лестный титул на языке Грэндавеню. - Вот это дело! Я пойду и сообщу им ваше решение.

- Идите, - согласился Пезита, - и скажите им, что они отправятся завтра рано утром.

Глава 13. ПЕЗИТА МЕНЯЕТ СВОИ ПЛАНЫ

Когда Билли ушел по тому направлению, куда солдаты отвели Бриджа и Мигуэля, Пезита поманил к себе оборванца, который, опершись на ружье, стоял неподалеку от своего "генерала" и изображал из себя ординарца.

- Пошли ко мне капитана Розалеса!

Босоногий ординарец направился к дереву, под тенью которого небольшие кучки людей в широкополых сомбреро оживленно дулись в карты. Солдат подошел к одному из них и передал поручение генерала, после чего долговязый и худой капитан Розалес нехотя встал и пошел к Пезите.

- Большой человек, которого привели сегодня утром, оказывается не американец, - сообщил ему Пезита. - Он из Грэндавеню. Он может нам очень и очень пригодиться, потому что выглядит он совсем как американец. Мы его пустим в дело. При его росте и мускулах он, вероятно, силен как бык. Это будет отличный вояка, а у нас их немного. Я произвел его в капитаны.

Розалес усмехнулся. Среди сотни последователей Пезиты капитанов было уже около двух десятков...

- Грэндавеню? Где это находится? - спросил Розалес удивленно.

- Неужели вы хотите сказать, дорогой капитан, - воскликнул Пезита насмешливо, - что человек вашего образования не знает, где находится Грэндавеню? Вы меня удивляете! Ведь это же немецкая колония!

- Ах, да, конечно! Вспомнил теперь! Как эти имена забываются... Грэндавеню... Да ведь мой собственный дед, который был знаменитым путешественником, не раз ездил туда. Я часто слыхивал в детстве его рассказы об этой стране...

- Я позвал вас не для того, чтобы обсуждать географию Европы, - сухо прервал его Пезита. - Я хотел сказать вам, что незнакомец не соглашался поступить на службу ко мне, пока я не освобожу его друга американца и эту хитрую бестию Мигуэля. Я был вынужден согласиться, потому что этот субъект нам нужен до зарезу. Поэтому я обещал ему, дорогой капитан, что отправлю их завтра утром под надежной охраной в Эль-Оробо-ранчо. Я назначаю вас начальником этой охраны. Вы отвечаете своей жизнью за то, что выполните мое обещание, Розалес. Конечно, если какие-нибудь там головорезы из шайки Виллы нападут на вас во время дороги, и, несмотря на вашу доблестную защиту, янки и Мигуэль будут сражены пулями вилластанцев, это уже будет не ваша вина! Это будет очень прискорбный случай, но кто, в самом деле, сможет обвинить вас, который защищал их, рискуя своей жизнью и жизнью своих людей? Розалес, если бы такая вещь случилась, я не мог бы иначе выразить свою благодарность, как сделав вас полковником.

- Я буду защищать их ценой жизни, генерал! - воскликнул бравый Розалес.

- Прекрасно! - заключил Пезита. - Это все, что я хотел вам сказать.

Розалес низко поклонился и направился обратно к компании под деревом.

- Ах, капитан! - остановил его снова Пезита. - Вот что еще: передайте, пожалуйста, другим господам офицерам, что незнакомец из Грэндавеню - капитан и что я желаю, чтобы с ним хорошо обращались, но не слишком много болтали ему о нашем священном деле освобождения несчастной, истекающей кровью Мексики.

Розалес снова молча склонился.

Билли застал Бриджа и Мигуэля сидящими на земле. Неподалеку от них стояли два оборванных повстанца с ружьями. Стража не препятствовала Билли приблизиться к пленникам, но по-видимому была страшно изумлена тем, что этот иностранец свободно разгуливает по лагерю.

Билли уселся рядом с Бриджем и так и затрясся от хохота.

- С чего это вы обрадовались? - спросил Бридж. - Нас повесят вместо того, чтобы расстрелять, что ли?

- Нет! Ни то, ни другое, - проговорил, задыхаясь от смеха, Билли. Верите ли, я произведен в капитаны! Что вы на это скажете?

Он объяснил все, что произошло между Пезитой и им. Бридж и Мигуэль жадно прислушивались к каждому его слову.

- Я думал, что это единственный выход для нас, - сказал наконец Билли серьезно. - Положение наше было хуже, чем я предполагал вначале. Я сперва не соглашался оставаться у него в капитанах без того, чтобы он взял и вас, но о вас он и слушать не захотел. Он, видите ли, ненавидит всех американцев... И здоровую же шутку вы откололи Бридж, когда уверили этого олуха, что я из какой-то заграничной местности, называемой "Грэндавеню"! Он все-таки сказал мне, что, если я не буду ему служить, он укокошит нас всех.

- А как же насчет козыря, про который вы мне рассказывали? - спросил Бридж.

- Он все еще тут, - и Билли с любовью нащупал что-то твердое в левом кармане. - Но, бог ты мой! Что мог бы я сделать с ним против целой шайки? Мне удалось бы пристрелить нескольких, но в конце концов они бы нас все равно одолели. Нет, этот выход лучше, хотя мне очень не хочется расставаться с вами, дружище.

Он замолчал и уставился в землю. Бридж слегка вздохнул и прокашлялся.

- Я всегда желал провести год в Рио, - сказал он, - Мы встретимся там, Билли, когда вы сможете отсюда удрать.

- Пусть так и будет, - согласился Байрн. - При первой возможности мы встретимся в Рио. Пезита обещал отпустить вас на свободу завтра утром и послать вас под надежной охраной: Мигуэля - в его поганую хибарку, а вас - в Эль-Оробо-ранчо. Мне кажется, этот старый хрыч уж не так плох в конце концов, как о нем думают.

Мигуэль насторожил уши при слове "охрана". Он наклонился вперед и прошептал:

- Кто будет командовать охраной?

- Не знаю, - сказал Билли. - Да и не все ли равно, кто?

- Совсем не все равно; это означает жизнь или смерть для вашего друга и для меня, - сказал Мигуэль. - Нет никакой причины давать мне охрану. Я знаю местность до самого Чигуагуа не хуже Пезиты и его головорезов и всю жизнь ездил без всякого конвоя! Конечно, с вашим другом дело обстоит иначе. Для него может быть и хорошо, если его будут сопровождать до Эль-Оробо. Возможно, что за этим ничего не кроется, но нужно обязательно разузнать, кто командует конвоем. Я хорошо знаю Пезиту и его приемы. Если с нами завтра утром выедет Розалес, то вы можете навсегда попрощаться с вашим другом. Вы его никогда не увидите ни в Рио, ни в другом каком месте. И он и я - мы оба будем убиты еще до полудня.

- Почему ты так думаешь, любезный? - спросил Билли.

- Я не думаю, сеньор, - ответил Мигуэль с достоинством, - я знаю.

- Ладно! - сказал Билли, - подождем и увидим.

- Если вы узнаете, что назначен Розалес, не говорите им ничего, поспешил предупредить его Мигуэль. - Это все равно ни к чему не поведет. Предупредите нас только, чтобы мы были настороже, да, если возможно, достаньте нам парочку револьверов. В таком случае...

Он не договорил, но слабая улыбка искривила его губы.

В это время к ним подошел ординарец и объявил, что они больше не пленники и могут свободно ходить по лагерю.

- Но, - заключил он, - генерал требует, чтобы вы не переходили границ лагеря. В окрестных горах много отчаянных разбойников. Генерал опасается за вашу безопасность, так как теперь вы его гости.

Солдат говорил по-испански, и Бридж должен был переводить его слова Байрну, который сам понял только часть разговора.

- Спросите вы его, - сказал Билли, - относится ли это дурацкое распоряжение и ко мне?

- Он говорит, что нет, - ответил Бридж после того, как расспросил солдата. - Капитан пользуется полной свободой, как и прочие офицеры. Таково приказание Пезиты.

Билли встал.

- Ну, пока до свидания, дружище! - сказал он. - Если я хочу помочь вам и Мигуэлю, то чем меньше я буду торчать с вами, тем будет лучше. Пойду к мексиканцам и буду учиться сидеть на корточках, как эти черномазые обезьяны.

- Прощайте, Билли! Помните Рио! - сказал Бридж.

14
{"b":"3403","o":1}