ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

- Кроме того, если мы теперь его не выдадим, мы обратим Виллу против себя, - вмешался Грэйсон. - Он и то не особенно жалует американцев. Даже если бы Бридж был моим родным братом, я и тогда должен был бы выдать его властям.

- Благодарю небо, - прервал его Бридж насмешливо, - что к чести быть расстрелянным Виллой не прибавляется еще чести быть в родстве с вами! А буду ли я расстрелян, это мы еще посмотрим!

С этими словами он опрокинул лампу и бросился к выходу.

Барбара с отцом ближе всех стояла к двери, и, когда девушка поняла смелый замысел Бриджа, она оттолкнула отца в сторону и распахнула дверь перед беглецом.

Бридж выбежал, как стрела, бросив на прощанье:

- Спасибо, голубка!

Затем дверь с треском захлопнулась, Барбара быстро повернула ключ, вытащила его из замка и бросила его в темную комнату.

Грэйсон и мексиканцы, кинувшиеся вслед за беглецом, нашли путь прегражденным запертой дверью. На дворе Бридж побежал к лошадям, терпеливо ожидавшим возвращения своих хозяев. В один миг вскочил он на одну из них и, погнав хлыстом остальных впереди себя, исчез в темноте ночи.

К тому времени, как Грэйсон и мексиканцы с трудом пролезли через одно из узких окошек конторы, новый бухгалтер уже скрылся из виду.

Управляющий мызой с несколькими из своих людей седлали в конюшне лошадей, чтобы пуститься в погоню за беглецом, когда хозяин вошел и тронул его за рукав.

- Мистер Грэйсон! - сказал он тихо. - Я поставил себе за правило никогда не вмешиваться в ваши распоряжения, но в настоящую минуту я вас прошу не преследовать мистера Бриджа. Я буду рад, если ему удастся спастись. Барбара была права: неприятно, знаете ли, выдавать человека. Ведь его ожидает верная смерть! Кроме того, он мне все-таки кажется совсем безобидным оригиналом.

Грэйсон, ворча, начал расседлывать лошадь.

- Если бы вы видали то, что я здесь видал, - сказал он, - мне думается, вы не стали бы спасать его шкуру!

- О чем вы говорите? - удивленно спросил хозяин.

- О том, что этот прощелыга, этот "оригинал", как вы говорите, ухаживал за вашей дочерью! - ответил управляющий.

Старик только засмеялся.

- Не будьте дураком, Грэйсон, - сказал он и вышел, не торопясь.

Час спустя Барбара гуляла взад и вперед около дома в прохладной тиши мексиканской ночи. Ее мысли были заняты недавними событиями. Ее гордость была безмерно уязвлена той ролью, которую она инстинктивно сыграла во всем этом деле. Не то чтобы она сожалела о том, что способствовала бегству Бриджа, но ей было неприятно, что ей пришлось разыграть такую мелодраматическую героиню перед Грэйсоном и его ковбоями.

Затем она разочаровалась в Бридже. Она смотрела на него, как на человека, которого отвращение к самодовольному и тупому благополучию буржуа толкнуло на свободную и романтическую жизнь бродяги. Теперь же она опасалась, что он просто-напросто преступник...

Но скоро Барбара вспомнила, что с точки зрения закона тот человек, который сыграл такую роль в ее жизни, ведь тоже был преступником! Однако, как она любила его! Она и сейчас с гордостью о нем вспоминала.

- Я горжусь им, кем бы он ни был! - прошептала она.

Вряд ли эти слова относились к новому бухгалтеру... Когда ее мысли снова вернулись к Бриджу, она с радостью подумала, что он убежал. Она инстинктивно чуяла в этом человеке глубокую и честную натуру. Его уход из интеллигентного круга, очевидно - идейный, очень ей импонировал.

- Хорошую же штучку вы с нами сыграли, мисс Барбара! - послышался за ней чей-то голос.

Девушка обернулась и увидела приближающегося Грэйсона. К ее удивлению, он, казалось, не досадовал на нее. Она вежливо ему ответила:

- Ах, милый мистер Грэйсон, не могла же я допустить, чтобы вы выдали человека этому зверю, Вилле, все равно, что бы он там ни сделал!

- Мне очень понравилось, как вы за него заступились, мисс, - сказал Грэйсон. - Вы как раз такая девушка, какую я искал всю жизнь: смелая и отважная. Напрасно только вы любили этого бумагомарателя; он и мужчиной-то не был! Я люблю вас, Барбара. И, смею сказать, я настоящий мужчина!

Девушка в изумлении отшатнулась.

- Мистер Грэйсон! - воскликнула она. - Вы забываетесь!

- Нет, - грубо закричал он. - Я люблю вас, и вы будете моей!

Он шагнул к ней и схватил ее за руку, стараясь привлечь ее к себе. Девушка одной рукой оттолкнула его, а другой ударила его по лицу.

Грэйсон сразу отпустил ее. Барбара выпрямилась во весь рост и сказала ледяным тоном, глядя ему прямо в глаза:

- Ступайте!.. Я никому ничего не скажу, если только вы сами не попытаетесь возобновить это.

Грэйсон не ответил. Пощечина временно охладила его пыл. Он понял, что поступил необдуманно. С того момента, как он узнал о разорении Хардингов, он стал серьезно подумывать о мисс Барбаре. Выйди она за него замуж - мыза фактически перешла бы в его руки. Да и девушка очень ему нравилась. Надо же было, чтобы этот бездомный бродяга, скрытый революционер и экспроприатор ей полюбился! Грэйсон искренно верил в роман Барбары и Бриджа. "Ничего", подумал он, "сумею я тебя, голубушка, укротить!". И, окинув девушку недобрым взглядом, он отошел.

Барбара торопливо побежала к дому.

* * *

На следующее утро, около десяти часов, Барбара, сидя на веранде дома, увидела своего отца, быстро идущего к ней. Девушка не могла не заметить взволнованного выражения на его лице.

- В чем дело, папа? - спросила она, когда он опустился рядом с нею в кресло.

- Твое самопожертвование вчера вечером не повело ни к чему, - ответил он. - Вилластанцы захватили Бриджа!

Глава 21. ПОРУЧЕНИЕ БАРБАРЫ

После того, как отец сообщил Барбаре поразившую ее новость, она некоторое время сидела молча, уставившись на отца. Она не сразу могла сообразить значение его слов.

- Что? - закричала она наконец. - Это невозможно! Откуда ты это узнал?

- Грэйсону только что сообщили об этом по телефону из Куиваки, объяснил мистер Хардинг. - Только вчера починили линию, которую перерезали молодцы Пезиты месяц тому назад. Это первое сообщение, которое мы получили. И, знаешь, Барбара, мне очень грустно. Я все-таки надеялся, что он удерет!

- Я тоже, - просто сказала девушка.

Отец пристально на нее посмотрел. Но на лице девушки отражалось огорчение не больше, чем то, которое он чувствовал сам: понятная тревога за судьбу соотечественника, осужденного на смерть чужестранцами, вдали от родины.

- Ничего нельзя сделать? - спросила она.

- Абсолютно ничего! - ответил он решительно. - Я уже говорил об этом с Грэйсоном. Он уверяет, что попытка вмешательства с нашей стороны может сильно испортить отношение к нам Виллы, а в таком случае мы погибли. Он и то не слишком нас любит, и Грэйсон думает, что он будет рад малейшему предлогу лишить нас права на его защиту; а стоит ему это сделать - мы немедленно станем добычей банд, наводняющих горы. Не только Пезита набросился бы на нас, но и те, которые номинально признают власть Виллы. Нет, дорогая моя, мы, к сожалению, ничего не можем сделать. Впрочем, молодой человек сам приготовил себе эту страшную судьбу.

Девушка сидела молча. Немного погодя, отец встал и вошел в дом; она последовала за ним, но вскоре вернулась на веранду, одетая в шаровары для верховой езды, и быстро направилась к конюшням. Здесь она увидела американского ковбоя, сидевшего на опрокинутом ящике и строгавшего ножом палку.

- Эдди! - крикнула она.

Юноша поднял голову и вскочил, как наэлектризованный. Он снял свою широкополую шляпу, и широкая улыбка осветила его веснушчатое лицо.

- Да, мисс, - ответил он. - Чем могу служить?

- Оседлайте мне пони, Эдди, - сказала она. - Я хочу немного проехаться.

- Сию минуту, мисс! - весело откликнулся он. - Будет готово моментально!

И он побежал к небольшой группе верховых пони.

Минуты через две он вернулся, ведя за собой пони, которого он привязал к перегородке.

24
{"b":"3403","o":1}