ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

- Боюсь, что да, Билли, - признался Бридж. - Но что толку? Забудем про это. О, скажите, эта та лошадь, которую я вам дал в ту ночь, как вы ограбили банк?

- Да, - сказал Билли, - та самая. Очень послушный пони. А что?

- Это ее пони, - мрачно проговорил Бридж.

- И она хочет получить его обратно?

- Она не говорила этого, но я бы его ей охотно вернул, - ответил Бридж.

- Вы его сами отведете ей обратно, - предложил Билли.

- Я туда вернуться не могу, - ответил Бридж. - Мне пришлось уехать оттуда из-за управляющего Грэйсона. Он хотел меня арестовать и отправить к Вилле.

- Зачем? - спросил Билли.

- Он не любил меня и хотел от меня отделаться.

Бридж не хотел говорить Билли, что все неприятности были вызваны его отношениями к человеку, ограбившему банк.

- Ладно, тогда я сам верну пони и скажу Пенелопе, какой вы честный малый. Заодно можно будет смазать управляющего по роже.

- Нет, нет, вам не следует туда ехать, - вскричал Бридж. - Вас там знают. Третьего дня, когда у вас была перестрелка с ковбоями из-за волов, они вас узнали. Один из них видел вас в Куиваке в ночь грабежа. Они наверняка вас схватят, Билли!

На дороге показались всадники Пезиты, которые медленно ехали по направлению к лагерю. Их преследователи уже давно отказались от погони и вернулись в город, опасаясь, что их могут заманить в место расположения больших неприятельских сил.

Было уже почти утро, когда Бридж и Билли, истомленные бессонной ночью и длинным переездом, улеглись на одеяло в палатке Байрна.

- Ну, вот, - прошептал Билли, засыпая, - дружище Бридж нашел-таки свою Пенелопу!

Глава 23. НЕОЖИДАННАЯ ВСТРЕЧА

На следующий вечер капитан Билли Байрн выехал из ущелья, в котором был расположен отряд Пезиты. Он сидел на небольшом, полудиком пони, озиравшемся своими злобными глазами и нервно подергивавшем ушами.

На аркане позади следовал пони Бразос, потому что Билли, пренебрегая увещаниями Бриджа, все-таки решил пробраться в Эль-Оробо-ранчо, чтобы вернуть украденную лошадь ее прекрасной собственнице.

В момент отъезда Пезита попросил Билли по дороге заехать к Хозе и передать ему важное поручение.

От лагеря Пезиты до грязной лачуги индейца - путь неблизкий, в особенности для того, кто ведет за собой лишнюю лошадь. Поэтому темнота наступила раньше, чем Билли подъехал к хижине. На некотором расстоянии от нее Билли слез с коня и стал осторожно подкрадываться к хижине. Мир полон опасностей для тех, кто вне закона, а потому осторожность никогда не мешает.

Огонек, светивший через небольшое окошечко, указывал ему направление. Неподалеку от хижины Хозе находилось другое, полуразрушенное строение, обитатели которого бежали от гнева Пезиты. Дом был темный и казался пустым. В действительности, в момент приближения Билли, пара внимательных глаз выглянула через открытую дверь.

Обладатель этих глаз повернулся и шепотом сказал другому человеку, находившемуся за ним:

- К Хозе идет еще один посетитель. Возможно, что он не так безобиден, как тот, который сидит у него в хижине. Этот крадется, как вор. Нужно разнюхать.

Трое других встали с одеял, разостланных на полу, и подошли к говорившему. Все они были вооружены и носили странную форму вилластанцев. Когда они выползли из хижины, в которой собирались провести ночь, Билли стоял к ним спиной и их не заметил.

Он заглядывал в это время через маленькое окошечко во внутренность лачуги старого индейца. Там стоял рослый американец, занятый серьезным разговором с Хозе. Кто бы это мог быть? Билли его не знал. Хозе скоро ответил на этот вопрос.

- Будет сделано, как вы желаете, сеньор Грэйсон.

"Ага!", - подумал Билли: "Это управляющий Эль-Оробо. Хотел бы я знать, какие у него могут быть делишки со старым негодяем, да еще ночью!".

Размышления Билли на эту тему были грубо прерваны энергичной атакой четырех джентльменов, которые одновременно набросились на него сзади и повалили на землю. Билли не издал ни единого звука, но упорно боролся за свою свободу, боролся со всеми приемами Большой авеню, которые быть может не очень красивы, но зато действенны.

Однако, один против четырех, когда все преимущества находятся на стороне этих четверых, - борьба слишком неравная, а когда Грэйсон и Хозе выбежали узнать причину шума, причем управляющий присоединился к четверым вилластанцам, Билли был окончательно побежден! Каждый из его противников уносил с собою воспоминание об этой битве на много дней, но это было слабой компенсацией за потерю свободы.

Разоружив пленника и скрутив ему руки за спиной, "ни подняли его на ноги и осмотрели его.

- Кто вы? - спросил взбешенный Грэйсон. - Что вы за мной шпионите, а?

- Кто я - не твое дело, - ответил Билли. - А насчет шпионства, так я не шпионил, хотя по твоим глазам вижу, что не мешало бы за тобою последить!

В эту минуту невдалеке от хижины заржал пони.

- Это его лошадь, - сказал один из вилластанцев и вскоре вернулся, ведя за собою дикого пони и Бразоса.

Как только Грэйсон увидел Бразоса, он издал радостное восклицание:

- Ага! Теперь я знаю, кто он! Вы подцепили славную рыбку! Это тот самый тип, который ограбил банк в Куиваке. Я узнаю его по описанию наших ковбоев, а что с ним этот самый Бразос, этим еще более подтверждается мое подозрение. Поздравляю, сержант! Можете рассчитывать на повышение по службе.

- Само собой, - вмешался Билли насмешливо. - Тебя Вилла за это сразу в адмиралы произведет... Но вы меня еще не доставили к нему, голубчики! Для этого требуется больше четырех мексиканцев!

- Будешь доставлен в лучшем виде, не беспокойся! - уверил его Грэйсон. - А теперь вперед!

Они привязали Билли к его собственному седлу, и вскоре маленький отряд двинулся к югу, вдоль реки, по направлению к Эль-Оробо-ранчо. Было решено провести остаток ночи на мызе, где пленник мог находиться под хорошей охраной.

Когда они отъезжали от разрушенной хижины индейца, фигура старика обрисовалась в открытых дверях, освещенная сзади тусклым светом очага. Он кулаком погрозил вслед уезжавшему управляющему.

- Свинья! - прошамкал он и вернулся в свою хижину.

* * *

В Эль-Оробо-ранчо Барбара ходила взад и вперед перед домом. В освещенном окне виднелся ее отец, который сидел за стадом и читал... Из помещения служащих доносились звуки гитары; иногда раздавались взрывы громкого хохота, доказывавшего, что Эдди Шортер занимал своих товарищей своими знаменитыми фермерскими рассказами из жизни Канзаса.

Барбара собиралась уже вернуться домой, когда ее внимание было привлечено приближением нескольких всадников. Они въехали во двор мызы и спешились перед зданием конторы. Удивившись немного позднему приезду, Барбара вошла в дом и рассказала об этом отцу.

Хозяин мызы, который постоянно опасался нападения, встал, чтобы разузнать, в чем дело, когда Грэйсон подъехал к веранде и спрыгнул с лошади.

- Хорошие вести! - воскликнул он, подымаясь по ступенькам. - Я поймал грабителя банка, а также этого самого Бразоса. Поймал негодяя у... у реки. Он чуть было не сказал "у хижины Хозе", но вовремя одумался. - Кто-то перерезал проволоку на северном выгоне, и я поехал посмотреть, не смогу ли я словить кого-нибудь на месте, - объяснил он.

- Он американец? - спросил хозяин.

- Похоже на то, но подлость в нем самая мексиканская, - ответил Грэйсон. - Со мной приехало несколько вилластанцев. Они его завтра отвезут в Куиваку.

Ни Барбара, ни ее отец не выказали особого энтузиазма.

- Ведь он офицер Пезиты, - воскликнул Грэйсон, заметив впечатление, произведенное его словами. - Подумайте, Пезита поклялся убивать всякого американца, который попадется ему в руки, а этот негодяй служит у него и помогает ему!

- Все же он - американец, - настаивала Барбара. - Я, например, ни за что не способствовала бы его смерти от рук мексиканцев; а отвезти его в Куиваку - это ведь значит вести его на смерть.

27
{"b":"3403","o":1}