ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

- Ладно, мисс, - ответил Грэйсон, - вы и не будете в ответе за это. Всю ответственность я беру на себя, и с радостью. Я только думал, что вам будет интересно знать, что мы изловили преступника, - прибавил он, обращаясь к хозяину.

Тот молча кивнул головой, и Грэйсон вышел из комнаты. На дворе он насмешливо засмеялся и вскочил в седло.

Подъехав к помещению служащих, он натянул поводья и позвал Эдди. Шортер показался в дверях.

- Берите револьвер и винтовку и ступайте в контору. Вы мне нужны, сказал ему управляющий.

Эдди исполнил приказ. Когда он вошел в контору, он увидел четырех мексиканцев, попыхивавших пахитосами, и Грэйсона, стоявшего перед стулом, на котором сидел какой-то мужчина со скрученными за спиной руками. Грэйсон обратился к Эдди, указывая ему на пленного.

- Это ловкач, который ограбил банк и удрал на нашем Бразосе, которого ему дал наш мерзавец-бухгалтер. Сержант отвезет его утром в Куиваку. Вы должны его сторожить до полуночи. Тогда вас сменят. Солдаты пока заснут, а я пойду ужинать. Только не делайте глупостей, Эдди, - наставительно сказал ему Грэйсон.

Он собирался уже выйти из конторы, когда новая мысль пришла ему в голову.

- Послушайте, Шортер, - сказал он, - из той маленькой комнаты другого выхода нет, как только через эту. Окна там слишком малы, и крупный человек через них не пролезет. Вот что я вам скажу: мы запрем его в той комнате, и тогда ни у вас, ни у нас не будет никаких забот. Вы сможете спокойно разостлать одеяло у двери и лечь. Не нужно будет вас сменять ночью.

- Ладно, - ответил Эдди. - Положитесь на меня: уж я его устерегу!

Удостоверившись, что пленник надежно заперт, вилластанцы и Грэйсон вышли из конторы.

При упоминании управляющим имен сторожа - "Эдди" и "Шортер", Билли пристально посмотрел на молодого американского ковбоя. Эти два имени вызвали в его памяти представление о чем-то страшно знакомом. Однако он никоим образом не мог связать их ни с кем из тех, кого он знал в прошлом, да и лицо молодого человека ничего не напоминало ему.

Сидя в темноте, Билли от нечего делать стал ломать себе голову: где это он слышал эти имена? Он прямо не мог ни о чем другом думать. Даже грозившая ему судьба казалась ничем по сравнению с важным вопросом: где он раньше слышал имя Эдди Шортера?

В то время, как он сидел, тщетно напрягая память, что-то шевельнулось на полу у его ног. Оказалось, что крыса начала грызть сапог на его ноге.

"Ну и местечко, нечего сказать!", подумал Билли: "Тут крысы могут сожрать человека живьем".

- Эй! - и он повернул лицо к двери, - Эй, Эдди! Иди-ка сюда!

Эдди подошел к двери и прислушался.

- Что вам нужно? - спросил он. - Только бросьте ваши штуки, слышите? Я из Шоуни, в Канзасе, а там люди хитры, как нигде на свете. Вам меня не перехитрить!

Шоуни, Канзас! Эдди Шортер! Вся загадка в одну минуту стала ясной.

- Ты Эдди Шортер из Шоуни в Канзасе? - воскликнул Билли. - Ну, так я знаю твою мать, Эдди, и, если бы у меня была такая мать, как твоя, я не терял бы времени, работая на буржуя вместе с проклятыми мексиканцами. Но я тебя не из-за этого окликнул. Мне сюда нужен огонь. Проклятые крысы уж начали поедать мои ноги, а когда они покончат с ними, они слопают меня целиком. Старикашка Вилла с досады, пожалуй, повесится!

- Вы знаете мою мать? - спросил Эдди, и в голосе его прозвучала грустная нотка. - Ах, черт побери, все-то вы врете! Это просто одна из ваших хитрых штук. Вы хотите меня завлечь, а затем как-нибудь провести, чтобы я помог вам бежать. Шалишь, я сам, брат, хитер!

- Эдди, честное слово, я знаю твою мать, - уверял Билли. - Я был у вас всего несколько недель тому назад. Помнишь небольшой диванчик между окон? Помнишь библию на маленьком мраморном столе? А? А Тигра? Тигр, бедняга, сдох, но мать и отец живы и очень хотят, чтобы их мальчик вернулся. Мне все едино - веришь ты мне или нет, но мать твоя была очень добра ко мне, и ты должен обещать, что напишешь ей вскорости, а затем вернешься домой. Не у каждого такая славная мать, как твоя; уж раз такую имеешь, свинство не быть с ней хорошим!

Эдди стоял перед закрытой дверью, и челюсть его начала дрожать. Его память так живо воскресила в нем сладкие воспоминания о материнском плече, о которое он имел обыкновение тереться головой, и о широкой мягкой руке, которая ласково гладила его непокорные рыжие волосы! Эдди проглотил слезы.

- Вы надо мной не смеетесь? - спросил он недоверчиво.

Билли Байрн уловил в его голосе дрожь.

- За кого ты меня принимаешь? - спросил он. - За мексикашку, что ли? И ты и я, мы оба - американцы, и я никогда не позволю себе подшутить над земляком в этой проклятой стране.

Раздался звон ключа, и минуту спустя дверь осторожно приоткрылась. Эдди стоял на пороге, прикрываясь револьвером и винтовкой.

- Правильно! Ай да Эдди! - расхохотался Билли. - Не зевай, малый, какие бы известия я тебе ни передал, потому что я тебе напрямик говорю: я удеру, удеру, как только представится к этому малейшая возможность. Но пока тебе бояться нечего: мои лапищи связаны, а ты надо мной стоишь с целой артиллерией. Давай-ка сюда огонька, Эдди! Это никому не повредит и может быть спугнет крыс.

Эдди попятился задом в контору, где на столе стояла небольшая лампа. Не спуская глаз со своего пленника, он зажег ее и отнес в заднюю комнату, где поставил ее на комод.

- Вы вправду видели мать? - спросил он, стараясь говорить спокойно. Она ничего? Здорова?

- Выглядела здоровой, когда я ее видел, - сказал Билли, - но она очень скучает без своего сына. Думаю, что она будет чувствовать себя еще лучше, если вы к ней вернетесь.

- Обязательно вернусь, - закричал Эдди. - Вот только получу жалованье, я распрощаюсь с мызой. Скажите мне ваше имя. Когда я приеду домой, я спрошу мать, помнит ли она вас. Ух, как я бы хотел быть теперь дома!

- Имени моего она не знает, - сказал Билли, - но скажи ей, что ты видел того парня, что отдубасил бродяг, которые пытались ее укокошить мясным ножом. Думаю, что эту историю она не забыла. Я с товарищем помешал им, но шпики гнались за мной по пятам. Она нас еще спрятала и дала потом денег, чтобы мы могли удрать.

В это время в наружную дверь конторы послышался стук. Эдди быстро отскочил в переднюю комнату и запер пленника на ключ. В контору вошла Барбара.

- Эдди, - спросила она, - могу я видеть пленника? Мне необходимо с ним переговорить.

- Вы хотите говорить с грабителем? - воскликнул он. - Да вы с ума сошли, мисс Барбара!

- Нет, я не сошла с ума, но я хочу с ним поговорить одна, всего одну минуту. Пожалуйста, Эдди!

Эдди колебался. Он знал, что Грэйсон очень рассердится, если узнает, что он пустил дочь хозяина одну к разбойнику и грабителю, и что хозяин тоже, вероятно, захочет прогнать его за это, но отказать в чем-либо Барбаре было так трудно!

- Где он? - спросила она повелительно.

Эдди пальцем указал на заднюю дверь. Ключ еще был в замке.

- Ступайте к окну и полюбуйтесь месяцем, - предложила девушка, обворожительно смеясь. - Сегодня роскошная ночь! Ну, пожалуйста, Эдди миленький! - прибавила она, видя, что он колеблется.

Эдди покачал головой и медленно отошел к окну.

- Никто не может вам отказать, мисс, - сказал он, - особенно если вы смотрите такими глазами.

- Вы просто прелесть, Эдди! - нежно проговорила девушка и быстро направилась к запертой двери.

В то время как она повертывала ключ в замке, она почувствовала, как по ее телу пробежала легкая дрожь нервного возбуждения. Какое чудовище увидит она перед собою? Этот пленник - закоренелый преступник и грабитель, ренегат-американец, связавший свою судьбу с врагами своего народа.

Только желание Барбары узнать о судьбе Бриджа могло заставить ее решиться на такой шаг. Она не посмела попросить кого-нибудь другого спросить разбойника о том, что ее интересовало. Если бы ее соучастие в бегстве Бриджа сделалось известным Вилле, то этим был бы подписан смертный приговор всем американцам на мызе.

28
{"b":"3403","o":1}