ЛитМир - Электронная Библиотека

13. Последняя секунда

Во второй половине второго дня наших поисков Дуари мы с Налти добрались до большой реки, которую мы с Дуари выдели с верха обрыва. Это была та самая река, спустившись по которой, Налти попала в лапы Скора.

Это была огромная река, по ширине сравнимая с Миссисипи. Она текла меж невысоких утесов из блестящего белого известняка, молчаливо неся свои воды из неизвестности вверху в неизвестность внизу. На ее широких просторах, начиная оттуда, где она величественно разливалась вокруг низкого мыса, и до того места, где она вновь исчезала за изгибом вниз по течению, не было признаков жизни ни на одном из берегов — только девушка по имени Налти и я. Я чувствовал благоговение перед величием реки и свою собственную незначительность.

У меня не было слов выразить мои чувства, и я был рад, что Налти стояла в молчании, которое было почти благоговейным, когда мы рассматривали грандиозный и пустынный пейзаж.

Наконец девушка вздохнула. Это вернуло меня к нуждам текущего момента. Я не мог изображать здесь праздного зеваку с учетом того, какие немедленности и необходимости ожидали нас.

— Что ж, — сказал я, — здесь нам реку не перейти.

Я говорил о том притоке, вдоль которого мы следовали от замка Скора.

— Я рада, что нам не понадобится пересекать большую реку, — заметила Налти.

— У нас будет достаточно хлопот с тем, чтобы перебраться через эту, — сказал я.

Она текла слева от нас, делая неожиданный поворот перед тем, как впасть в большой поток. Под нами был берег, заваленный листьями, веточками, ветками, суками всех размеров, и даже стволами больших деревьев. Похоже было, что весь этот мусор осел здесь, когда вода стояла высоко.

— Как мы переберемся на тот берег? — спросила Налти. — Здесь нет брода, и река кажется слишком широкой и быстрой, чтобы ее можно было переплыть, даже если бы я хорошо плавала.

Она быстро глянула на меня, затем, похоже, ей на ум пришла новая мысль.

— Я для тебя — обуза, — сказала она. — Если бы ты был один, ты бы, несомненно, легко переправился. Не обращай на меня внимания, я останусь на этом берегу и отправлюсь вверх по течению по направлению к Анду.

Я посмотрел на нее и улыбнулся.

— Ну ведь не думаешь же ты на самом деле, что я сделаю что-нибудь в этом роде!

— Это будет вполне разумно, — сказала она.

— Вполне разумно будет построить плот из того, что лежит там, внизу, и переплыть на нем реку, — я указал на обломки, которые валялись на берегу.

— О, мы и впрямь можем так поступить! — воскликнула она.

Она была вся нетерпение и восторг. Мгновением позже она помогала мне вытащить те куски, которые можно было использовать, чтобы построить плот.

Это была тяжелая работа, но в конце концов у нас оказалось достаточно материала, чтобы плот выдержал наш вес. Следующим делом было соединить части нашего будущего плота вместе достаточно прочно, чтобы река не разбила его на части раньше, чем мы доберемся до противоположного берега.

Для этой цели мы собрали побольше лиан, и хотя мы работали со всей возможной быстротой, уже почти стемнело, когда мы закончили наш грубый паром.

Когда я рассматривал плод нашего труда, то увидел, что Налти с сомнением исследует кипящие воды водоворота.

— Будем переплывать сейчас, — спросила она, — или подождем до утра?

— Уже почти темно, — ответил я. — Думаю, лучше подождать до утра.

Ее лицо заметно просветлело, и девушка облегченно вздохнула.

— Тогда нам стоит подумать о еде, — сказала она.

Я обнаружил, что в этом отношении венерианские девушки не отличаются от своих земных сестер. Этим вечером мы поужинали фруктами и орехами, но этого было вполне достаточно. Я еще раз соорудил помост на ветвях дерева и вознес молитвы о том, чтобы никакой охотящийся на деревьях хищник нас не обнаружил.

Каждое утро за время моего пребывание на Венере я просыпался с удивлением, что все еще жив. Это первое утро на большой реке не было исключением.

Позавтракав, мы направились к плоту, и без особых затруднений спустили его на воду. Я снабдил плот несколькими длинными ветками, чтобы отталкиваться, и несколькими короткими, которыми можно было пользоваться в качестве весел, когда мы выплывем на стремнину. Но все эти орудия были примитивными и неудобными. Я полагался почти исключительно на поток, который должен был вынести нас близко к противоположному берегу, где, как я надеялся, мы сможем, отталкиваясь от дна, подтянуть плот к мелководью.

Наше сооружение плыло гораздо лучше, чем я надеялся. Я боялся, что плот будет держаться почти вровень с водой, что очень неудобно. Но дерево оказалось легким, так что верх плота был в нескольких дюймах над водой.

Как только мы отплыли, поток подхватил нас и повлек вниз по течению и на середину потока. Нашей единственной заботой теперь было не попасть в водоворот. Лихорадочно действуя ветками-шестами, мы сумели держаться на периферии водоворота, пока вода не стала такой глубокой. что наши шесты уже не доставали дна. Тогда мы схватили короткие ветки и стали отчаянно грести. Это была изнурительная работа, но Налти ни разу не ошиблась.

Наконец мы выбрались достаточно близко к левому берегу и снова взялись за шесты, но к моему глубокому огорчению, оказалось что река все еще слишком глубока. Течение около этого берега было значительно сильнее, чем у того, и наши жалкие весла были почти бесполезны.

Река безжалостно тащила нас обратно в водоворот. Мы лихорадочно гребли, удерживаясь вне водоворота, и не приближались к середине потока, но нас опять отнесло дальше от левого берега.

Мы оказались почти на фарватере и, казалось, удерживались на самом краю быстрого течения. Мы оба к этому времени чуть не падали с ног от усталости, но не могли отдохнуть ни мгновения. Последним отчаянным усилием мы вырвали плот из когтей завихрения, которое влекло его обратно, в объятия бурлящего водоворота. Затем основное течение подхватило нас — свирепая, безжалостная сила. Наше сооружение кружилось и подпрыгивало, абсолютно неуправляемое, и нас понесло вниз к большой реке.

Я отложил в сторону ненужное весло.

— Мы сделали все, что могли, Налти. — сказал я. — Но этого оказалось мало. Теперь все, что нам осталось — надеяться, что наш плот выдержит, пока нас не прибьет к тому или другому берегу где-нибудь на большой реке.

— Нужно, чтобы это произошло скоро, — сказала Налти.

— Почему? — спросил я.

— Когда Скор нашел меня, он сказал, что я везучая, раз меня вынесло на берег, потому что ниже по течению реки есть большой водопад.

Я посмотрел на низкие утесы, которые обрамляли реку с обеих сторон.

— Здесь невозможно высадиться на берег, — сказал я.

— Может, ниже по течению повезет больше, — предположила Налти.

Нас несло потоком, иногда подносило ближе к берегам, то к одному, то к другому, когда основное течение перемещалось от берега к берегу. Порой мы плыли по самой середине реки. Иногда мы видели небольшие бухточки между утесами, где можно было бы выбраться на берег. Но мы всегда замечали их слишком поздно, и плот проносило мимо быстрее, чем удавалось направить это неуклюжее сооружение к берегу.

Когда плот приближался к берегу, мы смотрели во все глаза, ожидая увидеть какое-нибудь изменение береговой линии, которое позволило бы нам высадиться. Но наши надежды были напрасны. В конце концов, когда мы повернули за мыс, нашему взору предстали два города. Один раскинулся на левом берегу реки, второй — прямо напротив него на правом. Первый казался серым и однообразным даже на расстоянии. Город на правом берегу сиял белизной и казался приветливым и красивым, сверкая башнями из белого известняка и разноцветными крышами.

Налти кивнула в сторону города на левом берегу.

— Это, должно быть, Кормор. Расположение примерно соответствует тому, которое указывал Скор.

25
{"b":"3404","o":1}