ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Потерянные девушки Рима
Последнее прости
Мой беглец
Повелитель мух
Сумеречный Обелиск
Брачный контракт на смерть
Первый шаг к пропасти
Последней главы не будет
Sapiens. Краткая история человечества

— А другой город? — спросил я.

Она покачала головой.

— Скор никогда не упоминал о другом городе.

Может быть, это один город, раскинувшийся на обоих берегах реки, — предположил я.

— Нет, не думаю. Скор говорил, что люди, которые обитают через реку напротив Кормора — его враги. Но он никогда ничего не говорил о городе. Я думала, что это какое-то дикое племя. Но это ведь прекрасный город, гораздо больше и красивее Кормора.

Разумеется, мы не могли рассмотреть города тщательно, но когда нас несло течением мимо, мы увидели, что город по правую сторону тянется вдоль реки на несколько миль. Город слева, Кормор, был гораздо меньше, и тянулся вдоль реки не более, чем на милю. Насколько нам было видно, оба города были окружены стенами, высокая стена отсекала каждый от реки. Перед воротами примерно посредине стены Кормора была короткая набережная; набережная второго города тянулась так далеко, насколько я мог видеть.

Некоторое время мы плыли ближе к правому городу, затем нас прибило к Кормору. На длинной набережной правого города сидели несколько рыбаков, а на стене над ними — какие-то вооруженные люди, возможно, стража. Многие их них нас заметили, показывали на нас пальцами и что-то обсуждали между собой. Но мы ни разу не подплыли достаточно близко к этому берегу, чтобы хорошенько рассмотреть их.

Когда нас поднесло к набережной Кормора, оттуда столкнули на воду небольшую лодку. В ней сидело трое людей — двое на веслах, третий стоял на носу. Было совершенно очевидно, что они намереваются перехватить нас.

— Это люди Скора, — сказала Налти.

— Как по-твоему, чего они хотят от нас? — спросил я.

— Разумеется, взять нас в плен для Скора. Но они ни за что не схватят меня! — она шагнула к краю плота.

— Что ты хочешь этим сказать? — воскликнул я. — Что ты собралась делать?

— Я прыгну в реку.

— Но ты не умеешь плавать, — возразил я. — Ты наверняка утонешь.

— Я как раз и собираюсь утонуть. Я никогда не позволю Скору снова взять меня в плен.

— Подожди, Налти, — попросил я. — Они еще не схватили нас. Быть может, и не схватят.

— Схватят, — безнадежно сказала она.

— Никогда нельзя сдаваться, Налти. Пообещай мне, что ты подождешь. Такой план можно осуществить даже в последнюю секунду.

— Я подожду, — пообещала она. — Но в эту самую последнюю секунду ты лучше последуй моему примеру и присоединись ко мне в смерти. Иначе тебя возвратят в лапы Скора, и ты станешь таким же тупым созданием без проблеска надежды, как те, которых мы видели в замке. И даже в полной безвозратной смерти тебе будет отказано.

Лодка тем временем подплыла ближе, и я окликнул плывущих в ней.

— Что вам нужно от нас? — спросил я.

— Вы должны отправиться с нами на берег, — сказал стоящий на носу лодки.

Они были теперь достаточно близко, так что я мог внимательно присмотреться к говорящему. Сначала я решил, что это опять мертвецы Скора, но теперь я видел, что лицо этого человека выглядело еще относительно живым.

— Мы не пойдем с вами, — крикнул я. — Оставьте нас в покое, мы не угрожаем вам. Позвольте нам мирно продолжать наш путь.

— Вы отправитесь с нами на берег, — повторил он, и его лодка подошла ближе.

— Держитесь подальше, или я убью вас! — крикнул я, накладывая стрелу на тетиву лука.

Он рассмеялся сухим невеселым смехом. В этот момент я увидел его глаза, и холодная дрожь пробежала по моей спине. Это были все-таки глаза трупа!

Я спустил стрелу. Она пронзила грудь существа, но он только улыбнулся и даже оставил стрелу торчать там, куда она воткнулась.

— Мертвых нельзя убить! — вскричала Налти. Она ступила на край плота. — Прощай, Карсон, — тихо сказала она. — настала последняя секунда.

— Нет, Налти! Нет! — закричал я. — Подожди! Эта секунда — еще не последняя!

Я вновь повернулся к приближающейся лодке. Ее нос был уже на расстоянии фута от плота. Я прыгнул на стоящего на носу лодки мертвеца. Он ударил меня, мертвые пальцы потянулись к моему горлу. Но мое нападение было слишком быстрым и неожиданным. Я вывел его из равновесия, ухватил поудобнее и вышвырнул за борт.

Два других мертвеца гребли, повернувшись спинами к носу лодки, и не знали, что им угрожает опасность до того самого момента, когда я напал на их предводителя. Когда тот полетел за борт, ближайший из остальных поднялся и двинулся на меня. Его кожа тоже была раскрашена розоватым и желтым, имитируя жизнь, но мертвые глаза ничем нельзя изменить.

С нечленораздельным воплем мертвец прыгнул на меня. Я встретил его ударом в челюсть, который безусловно нокаутировал бы живого человека. Поскольку, разумеется, из этой твари я не мог вышибить дух, я вышиб ее саму из лодки.

Быстрый взгляд, брошенный на счастливую парочку в воде, показал, что я не ошибался — так же, как их собратья в замке, эти двое не могли удержаться на плаву; и их, беспомощных, тащило ко дну и вниз по течению. Но в лодке оставался еще один, и он поднялся мне навстречу.

Я прыгнул к нему, нанося удар в челюсть, который должен был отправить его вслед за остальными, но на этот раз с нокаутом не сложилось. Наши движения раскачали лодку, и в момент удара я потерял равновесие. Прежде чем мне удалось снова твердо стать на влажных досках, злая тварь схватила меня.

Мертвец был очень силен, но он сражался без огня и задора, очевидно, в отличие от меня, не опасаясь за свою жизнь. Он демонстрировал только холодное, добросовестное применение недюжинной силы. Он неласково тянулся к моему горлу. Я серьезно задумался над вопросом, имеет ли смысл ответить ему тем же, и решил, что нет. Очень трудно задушить насмерть того, кто уже несколько недель не дышит.

На мгновение мне удалось оттолкнуть тварь, но она тотчас шагнула обратно. Вредный труп дрался молча и, по-моему, вообще не издавал никаких звуков. Его остекленевшие глаза были лишены всякого выражения, но сухие губы растянулись в злобной гримасе, обнажив пожелтевшие зубы. Это зрелище и прикосновение холодных влажных пальцев почти лишило меня самообладания. К тому же от моего противника исходил странный неприятный запах. Я никогда не нюхал мумий, но, очевидно, они должны лет через триста после погребения пахнуть очень похоже.

В это время живой труп крайне неудачно, как-то по-бычьи, опустил голову. Я прыгнул на него, захватил вонючую голову под мышку и сцепил руки под подбородком. Мертвец неуклюже топтался на месте, изо всех сил толкая меня в грудь. Затем я быстро развернул его спиной к борту, выждал мгновение, и почувствовав, что его нажим в попытке высвободиться еще усилился, разжал захват. Все усилие его толчка обратилось против него. Я отлетел назад и упал — на дно лодки, чуть не перевернув ее при этом. Он, тяжелый, неуклюжий, сделал всего один шаг назад. Этого шага оказалось вполне достаточно. Падая, я увидел, как он в отчаянии взмахнул руками, пытаясь удержаться на самом краешке борта. В следующую секунду его уже не было видно.

В нескольких ярдах от лодки дрейфовал плот, откуда за схваткой наблюдала Налти — с расширенными глазами, вне себя от волнения. Схватив весло, я подогнал лодку к плоту и, протянув руку, помог Налти перебраться в нее. Я заметил, что девушка вся дрожит.

— Ты испугалась, Налти? — спросил я.

— Еще как — за тебя, конечно. Я не думала, что ты справишься со всеми троими. Я до сих пор не могу поверить в то, что видела собственными глазами. Это невероятно, чтобы… чтобы человек в одиночку смог сделать то, что совершил ты.

— Значительную часть моих побед приносит простое везение, — ответил я. — А на этот раз также то, что я застиг их врасплох. Вот уж чего они никак не ожидали, так это лобовой атаки одного против троих.

— Как странно разворачиваются события, — заметила Налти. — Мгновение назад я была готова в полном отчаянии броситьься в реку и утопиться, а вот все уже переменилось. И опасность позади, и вместо несовершенного плота у нас есть удобная лодка.

26
{"b":"3404","o":1}