ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ее сочли подходящей остаться в секции йорган, — ответил он. — Когда будут точно определены ее обязанности и место жительства, я дам тебе знать, где ты сможешь найти ее.

Я с облегчением покинул Сира Тартум в компании Эро Шана и Хирлака. Налти была в безопасности, я тоже. Теперь если бы мне только удалось разыскать Дуари!

Я провел следующие несколько дней, осваиваясь с городом и приобретая необходимые вещи, которые мне подсказал Эро Шан. В их числе была машина. Это было очень легко — мне только нужно было поставить подпись на ваучере.

— Но каким образом они проверяют мои расходы? — спросил я своего друга. — Я даже не знаю, какая сумма была положена на мой счет.

— Зачем им проверять, сколько ты тратишь? — спросил он.

— Но я могу быть нечестным. Могу покупать вещи, которые мне не нужны и перепродавать их.

Эро Шан засмеялся.

— Они знают, что ты не станешь этого делать, — уверил он меня. — Если бы психолог, который тебя обследовал, не убедился, что ты человек чести, даже твои знания астрономии не спасли бы тебя. Это единственный грех, к которому в Хавату абсолютно нетерпимы. Когда Манкар уничтожил коррупцию и порок, он почти полностью искоренил в Хавату эту породу. За многие поколения, которые сменились с тех пор, мы успешно завершили работу, которую он начал. В Хавату нет нечестных людей.

Я часто разговаривал с Эро Шаном о Дуари. Я хотел переплыть реку и попытаться отыскать ее в Корморе, но он убедил меня, что это будет обыкновенным самоубийством. Поскольку у меня не было причин полагать, что Дуари действительно там, я оставил эту мысль в покое и стал думать другую.

— Если бы у меня был аэроплан, я бы нашел способ обыскать Кормор, — сказал я.

— Что такое аэроплан? — поинтересовался Эро Шан.

Когда я объяснил, он чрезвычайно заинтересовался, поскольку полеты в воздухе не были открыты на Амтор, по крайней мере в тех областях планеты, с которыми я был знаком.

Идея заинтриговала моего компаньона в такой степени, что он больше ни о чем не мог говорить. Я подробно рассказал ему о разных типах аппаратов легче и тяжелее воздуха и описал ракету, в которой я преодолел расстояние от Земли до Венеры. Вечером он заставил меня набросать эскизы нескольких описанных мной типов. Его интерес, похоже, превратился в тихую манию.

Однажды вечером, вернувшись в дом, который я теперь разделял с Эро Шаном, я обнаружил, что меня ждет сообщение. Оно было от младшего клерка службы экзаменационного бюро, и содержало адрес дома, где жила Налти.

Так как я уже был знаком с городом, то отправился в своей машине после вечерней трапезы посетить Налти. Я отправился один, так как у Эро Шана были другие дела.

Я нашел дом, в котором жила Налти, в секции йорган на тихой улице неподалеку от Корган Лат, авеню воинов. В доме жили женщины, которые убирали в подготовительных школах неподалеку на Корган Лат. Одна из них впустила меня и сказала, что сейчас позовет Налти. Она провела меня в гостиную, где было восемь — десять женщин. Одна из них играла на каком-то музыкальном инструменте, остальные рисовали, вышивали или читали.

Когда я вошел, они прервали свои занятия и приветливо поздоровались со мной. Среди них не было ни одной некрасивой, все были умны, образованы и культурны. Таковы уборщицы в Хавату!

Тщательная селекция сделала с людьми Хавату то же, что и с нашими призовыми молочными стадами — продвинуло их всех к совершенству.

Увидев меня, Налти несказанно обрадовалась. Поскольку я хотел поговорить с ней наедине, то пригласил ее проехаться со мной в машине.

— Я рад, что ты успешно прошла аттестацию, — сказал я, направляя машину к Корган Лат.

Налти весело рассмеялась.

— Меня просто пробросили сквозь сито, — признала Налти. — Интересно, что бы сказали в Анду, если бы узнали, что я, дочь джонга, была признана в Хавату годной только для того, чтобы мыть полы! — и снова она счастливо рассмеялась. Было совершенно очевидно, что ее гордость ничуть не пострадала из-за назначения на такую работу.

— Вообще-то, честно говоря, — продолжала она, — это большая честь — быть достойной находиться на любом положении среди расы сверхлюдей. А ты! Я очень горжусь тобой, Карсон Нэпьер. Мне рассказали, что ты занял среди них высокое положение.

Теперь настала моя очередь смеяться.

— Я вовсе не прошел экзамена, — признался я. — Меня бы уничтожили, если бы не мои знания в научной области, которая неизвестна на Амтор. Это был серьезный удар по моему самолюбию.

Мы проехали вдоль по Корган Лат, через большой публичный парк и площадку для парадов, посредине которой стоит чудесный стадион. Затем к Авеню Ворот, которая образует огромную дугу почти восьми миль длиной, идущую под внешней стеной города со стороны суши.

В районе между Авеню Ворот и Йорган Лат, широкой авеню на расстоянии трети мили внутри городской стены, располагаются фабрики и магазины. Все главные магазины расположены вдоль Авеню Ворот. Авеню и магазины были ярко освещены, дорога полна машин, а тротуары на уровне второго этажа заполнены пешеходами.

Мы дважды проехали по всей длине авеню, наслаждаясь красотой и кипением жизни. Затем заехали на одну из стоянок, под которые отданы все первые этажи зданий вдоль главных транспортных магистралей. И поднялись по эскалатору на тротуар уровнем выше.

Здесь магазины выставляли свои товары в витринах, точно так же как в американских городах, хотя многие витрины были предназначены единственно для услаждения взоров, а не для привлечения внимания к продающимся внутри товарам.

Ученые Хавату изобрели интересный метод освещения, дающего свет одновременно яркий и мягкий. С его помощью они добиваются эффектов, которых невозможно достичь при помощи наших сравнительно грубых методов. Источника света не видно; он отбрасывает нерезкие тени и не испускает тепла. Как правило, он напоминает солнечный свет, но может также производить мягкие пастельные тона разных оттенков.

В течение часа мы наслаждались зрелищем, смешавшись со счастливой толпой на тротуарах. Я сделал несколько небольших покупок, в том числе подарок для Налти. Затем мы вернулись в машину и я отвез свою спутницу к ней домой.

На следующее утро я был очень занят, организовывая классы по астрономии. Желающих записаться было так много, что мне пришлось организовать несколько больших классов. Поскольку обычно только четыре часа в день посвящается работе любого рода, очевидно было, что мне сначала придется обучать преподавателей, раз уж новая наука должна быть распространена среди всех заинтересовавшихся граждан.

Я был весьма польщен составом моего первого набора студентов. Записались не только ученые и солдаты из первых пяти классов Хавату, но также все члены Санджонга, правящего квинтумвирата Хавату. Жажда этих людей к полезному знанию неутолима.

Вскоре после полудня, завершив на сегодня работу, я получил вызов к Коргану Кантуму Мохару, воину-физику, который руководил аттестацией в тот день, когда Эро Шан привез нас в город.

Я мог только строить догадки, чего он хочет от меня. Может ли оказаться, что я должен пройти еще одну аттестацию? Думаю, я всегда буду связывать имя Махара с экзаменами.

Когда я вошел в офис Сира Туртум, он приветствовал меня в той же доброжелательной манере, которая мне запомнилась в сочетании с милой фразой: « Сейчас мы определим, будет ли тебе позволено остаться в живых». Так что его вежливость вовсе не уменьшила моих подозрений.

— Подойди сюда, сядь рядом со мной, — сказал он. — У меня здесь кое-что, что я хотел бы обсудить с тобой.

Сев на стул рядом с ним, я увидел разложенные на столе наброски воздушных кораблей, которые я делал для Эро Шана.

— Это принес мне Эро Шан, — сказал он, указывая на наброски. — Он объяснил их, как мог. Он был очень взволнован и проявлял непривычный энтузиазм по этому поводу; но я должен признать, что он заразил меня своим энтузиазмом. Я очень заинтересовался и хотел бы узнать больше об кораблях, которые плавают по воздуху.

33
{"b":"3404","o":1}