ЛитМир - Электронная Библиотека

Удивитесь ли вы, что я с нетерпением ожидал завершения постройки этого чудеснейшего корабля? С его помощью я наверняка отыщу Дуари!

Наконец он был закончен! Я провел послеобеденное время последнего дня, тщательно проверяя его вместе с моей командой помощников. На следующее утро его должны были выкатить, чтобы я совершил пробный полет. Я был уверен, что полет будет успешным. Все мои помощники знали, что так и будет. Это была научно обоснованная уверенность в том, что корабль полетит.

Этим вечером я решил позволить себе небольшой отдых. Я связался с Налти по беспроволочной коммуникационной системе, которая составляет одно из чудес Хавату. Я спросил девушку, не пообедает ли она со мной, и она приняла приглашение с готовностью и изъявлениями удовольствия, которые согрели мое сердце.

Мы обедали в небольшом саду на крыше здания, расположенного на углу Йорган Лат и Хавату Лат, сразу за стеной, идущей вдоль реки.

— Как приятно снова увидеть тебя, — сказала Налти. — Мы не виделись так давно, со времени военной игры. Я думала, что ты меня забыл.

— Ничего подобного, — я попытался вложить в слова максимум убеждения. — Но я работал день и ночь над моим воздушным кораблем.

— Я кое-что слышала о нем, — сказала она. — Но никто из тех, с кем я разговаривала, похоже, толком в нем не разбирался. Что он из себя представляет и что он будет делать?

— Это корабль, который летит по воздуху быстрее, чем птица на крыльях, — ответил я.

— Но для чего это нужно? — спросила она.

— Он будет быстро и безопасно переносить людей с одного места на другое, — объяснил я.

— Не хочешь же ты сказать, что люди будут ездить на нем? — воскликнула она.

— Ну разумеется. Иначе зачем бы я его строил?

— Но что будет держать его в воздухе? Он будет махать крыльями, как птица?

— Нет. Он будет парить, как птица с неподвижными крыльями.

— Но как ты будешь пробираться сквозь лес, где деревья растут близко друг к другу?

— Я полечу над лесом.

— Так высоко? Ах, это будет опасно, — воскликнула она. — Прошу тебя, не поднимайся на нем в воздух, Карсон!

— Это будет совершенно безопасно, — уверил я ее. — Гораздо безопаснее, чем идти сквозь все опасности леса пешком. Никакие дикие звери или люди не могут причинить вред путешественнику в воздушном корабле.

— Но подумать только — так высоко вверху, над деревьями! — сказала она, слегка вздрогнув.

— Я буду летать еще выше, — сказал я. — Я полечу над самыми высокими горами.

— Но ты не сможешь взлететь над большими деревьями Амтор, в этом я уверена.

Она говорила о гигантских деревьях, которые возносят свои вершины на пять тысяч футов над поверхностью Амтор, чтобы пить влагу из внутреннего облачного слоя.

— Быть может, я смогу подняться даже над ними, — ответил я, — хотя должен признаться, что полет вслепую в плотном облачном слое меня не привлекает.

Она покачала головой.

— Я буду бояться всякий раз, когда ты станешь подниматься в воздух на этой штуке, Карсон.

— Нет-нет, Налти. Во всяком случае, ты перестанешь бояться, когда познакомишься с ней поближе. Как-нибудь вскоре я собираюсь взять тебя с собой.

— Только не меня!

— Мы можем полететь в Анду, — сказал я. — Я думал об этом с тех самых пор, как приступил к постройке корабля.

— В Анду! — воскликнула она. — Домой! О, Карсон, если бы только это удалось!

— Но это обязательно удастся — то есть, удастся, если мы найдем Анду. Этот корабль отнесет нас куда угодно. Если мы сможем взять с собой достаточно пищи и воды, мы сможем оставаться в воздухе пятьдесят лет. Наверняка, чтобы найти Анду, не понадобится так много времени.

— Мне очень нравится здесь, в Хавату, — сказала она задумчиво. — Но в конце концов, дом есть дом. Я хочу увидеть своих, но я бы хотела затем вернуться обратно в Хавату. То есть, я хотела сказать, в том случае, если…

— Если что? — спросил я.

— Если ты собираешься остаться здесь.

Я протянул руку через стол и положил на ее руку.

— Мы на самом деле были очень хорошими друзьями, Налти. Правда? Я бы очень по тебе скучал, если бы узнал, что больше никогда тебя не увижу.

— Я думаю, что ты лучший друг, который у меня когда-либо был, — сказала она, затем бросила на меня быстрый взгляд и рассмеялась. — Знаешь ли ты… — она внезапно оборвала фразу и опустила взгляд. Щеки ее порозовели.

— Знаю ли я что? — спросил я.

— Ну ладно, я могу тебе в этом признаться. Я долго думала, что люблю тебя.

— Это была бы для меня большая честь, Налти.

— Я старалась скрыть это, потому что знала, что ты любишь Дуари. Но с недавних пор я вижусь с Эро Шаном, и теперь поняла, что раньше я просто не знала, что такое любовь.

— Ты любишь Эро Шана?

— Да.

— Я рад. Он прекрасный человек. Я уверен, что вы будете счастливы вдвоем.

— Это могло бы быть и так, но есть одно «но», — сказала она.

— Что именно?

— Эро Шан не любит меня.

— Откуда ты знаешь, что нет? Я не представляю, как он может тебя не любить,. если бы я до тебя не встретил Дуари…

— Если бы он любил меня, он бы мне сказал, — прервала она меня. — Иногда мне кажется, будто он считает, что я принадлежу тебе. Ведь мы появились здесь вместе и с тех пор много времени проводим вместе. Но что пользы в беспочвенных рассуждениях! Если бы он любил меня, он бы не смог этого скрыть.

Мы закончили обед, и я предложил немного проехаться по городу, а затем пойти на концерт.

— Давай прогуляемся пешком вместо того, чтобы ездить, — предложила Налти. Когда мы вставали из-за стола, она воскликнула:

— Какой отсюда прекрасный вид!

В странном сиянии амторианской ночи простор великой реки расстилался и уходил за пределы видимости выше и ниже города. на противоположной стороне реки мрачный Кормор был всего лишь более темным пятном на фоне темноты ночи. Только кое-где в нем светились несколько тусклых огоньков, создающих еще больший контраст со сверкающим Хавату у наших ног.

Мы прошли по тротуару над Хавату Лат до узкой боковой улицы, которая сворачивала в сторону от реки.

— Давай повернем здесь, — сказала Налти. — Я сегодня настроена на тишину и мягкий свет, а не на блеск и толпы Хавату Лат.

Улица, на которую мы свернули, пролегала по йорган секции города. Она была очень слабо освещена и тротуар был пустынен. Это была тихая и спокойная улица даже по сравнению с далеко не шумными главными авеню Хавату, где неизвестны грубые шумы.

Мы прошли недалеко от Хавату Лат, когда я услышал позади звук открывающейся двери и шаги по тротуару. Я не придал этому значения. Фактически, у меня просто не было времени придать этому значение, так как меня внезапно грубо схватили сзади. Развернувшись, я увидел, как другой человек хватает Налти, зажимает ей рот ладонью и утаскивает ее в дверь, откуда вышли эти двое.

18. Город мертвецов

Я попытался вырваться из хватки державшего меня человека, но он оказался очень силен. Наконец, мне удалось развернуться так, что я смог ударить его. Но мне пришлось проделать это еще много раз, в то время как он упорно тянулся к моему горлу.

Должно быть, мы наделали на этой тихой улице много шума, хотя ни один из нас не произнес ни слова. Вскоре из окна поблизости кто-то высунул голову, и из домов стали выбегать мужчины и женщины. Но прежде чем кто-либо из них добежал до нас, я опрокинул своего противника и оказался на нем сверху, сжимая его горло. Я бы задушил его насмерть, если бы несколько мужчин не оттащили меня от него.

Они были шокированы и рассержены этим неслыханным беспорядком и ссорой на улице Хавату. Они поместили нас под арест и не слушали меня, когда я пытался им объяснить, что случилось. Они только повторяли:

— Судьи выслушают вас. Это не наше дело — судить.

Так как каждый гражданин Хавату имеет полномочия полицейского, и никакой другой полицейской силы не существует, не было той задержки, которая обязательно произошла бы в любом земном городе, пока полиция добиралась бы к месту происшествия на вызов.

35
{"b":"3404","o":1}