ЛитМир - Электронная Библиотека

Нас поместили в большую машину, принадлежащую одному из граждан и под соответствующей стражей препроводили в Сира Тартум.

В Хавату все делается быстро и эффективно. Наверное, у них есть тюрьма, во всяком случае, мне кажется, что должна быть. Но они не стали тратить время и наносить ущерб государственной казне, помещая нас туда за счет налогоплательщиков.

Быстро были собраны пять человек, каждый из которых принадлежал к одному из высших классов: они представляли собой судью и присяжных; в общем, суд, решение которого было окончательным. Они заседали в большом помещении, похожем на библиотеку. Их обслуживала дюжина клерков.

Один из судей спросил наши имена, и когда мы назвались, два клерка быстро подошли к полкам и принесли книги, которые начали перелистывать в поисках данных.

Затем судьи спросили людей, которые арестовали нас, почему они это сделали. Во время описания произведенного нами нарушения покоя Хавату один из клерков, очевидно, найдя то, что искал, положил книгу открытой перед судьями. Другой продолжал искать.

Из открытой книги один из судей прочитал вслух официальные записи обо мне с того момента, как я попал в Хавату, включая обескураживающий результат экзаменации.

Судья велел мне рассказать, что произошло. В нескольких кратких словах я описал немотивированное нападение на нас и похищение Налти. В заключение я сказал:

— Вместо того, чтобы тратить время, подвергая меня суду за то, что я стал жертвой неоправданного нападения и защищался, вы должны были оказать мне помощь в розысках украденной девушки.

— Покой Хавату важнее, чем жизнь любого отдельного индивида, — ответил судья. — После того как мы примем решение, кто ответственен за нарушение спокойствия, мы расследуем описанное тобой другое происшествие.

Второй клерк подошел к судьям.

— Имени подсудимого, который называет себя Мал Ун, нет в регистрационных книгах Хавату.

Все вгляды устремились на моего противника, Мал Уна, и я в первый раз внимательно присмотрелся к нему при хорошем освещении. Я увидел его глаза! Мгновенно я осознал то, что ранее, как видно, заметил только на подсознательном уровне — холод его рук и горла, когда я с ним сражался.

И теперь эти глаза… Это были глаза мертвеца!

Я повернулся к судьям.

— Теперь я понял все! — вскричал я. — Когда я оказался в Хавату, мне рассказали, что в городе очень мало плохих людей, но время от времени, никто не знает, каким путем, плохие люди приходят из города Кормор, что за рекой, и крадут мужчин и женщин Хавату. Этот человек из Кормора. Он не живой человек, он труп. Он и его товарищ хотели украсть Налти и меня для Скора!

Молча и эффективно судьи проделали несколько кратких и простых, но от этого не менее показательных, тестов с Мал Уном. Затем они пошептались несколько секунд друг с другом, не покидая своих мест. Затем тот из них, который действовал в качестве прокурора, прокашлялся.

— Мал Ун, — объявил он. — Тебе отрубят голову, но затем похоронят. Карсон Нэпьер, ты оправдан и получаешь благодарность. Ты свободен. Можешь проводить поиски своей спутницы и просить помощи любого гражданина Хавату во всем, в чем тебе нужна поддержка.

Покидая комнату, я услышал безрадостный смех, сорвавшийся с мертвых губ Мал Уна. Он продолжал ужасно звучать в моих ушах, когда я вышел в ночь и заторопился уйти. Мертвец смеялся, потому что его приговорили к смертной казни!

Естественно, первым, о ком я подумал в этих экстремальных обстоятельствах, был Эро Шан, который спас меня от обезьянолюдей. Моя машина была припаркована там, где я оставил ее — на углу Йорган Лат и Хавату Лат. Поэтому я остановил общественный экипаж, который быстро доставил меня в дом, куда Эро Шан был зван сегодня вечером.

Я не вошел, но попросил передать, что хочу поговорить с ним по крайне срочному делу. Через минуту он вышел ко мне.

— Что привело тебя сюда, Карсон? — спросил он. — Мне казалось, что ты проводишь этот вечер с Налти.

Когда я рассказал ему, что случилось, он побелел.

— Нельзя терять времени! — воскликнул он. — Ты сможешь найти этот дом?

Я сказал, что найду.

— Эта дверь неизгладимо запечатлелась в моей памяти.

— Отпусти машину, мы поедем в моей, — сказал он, и минутой позже мы на большой скорости двигались к месту, где я потерял Налти.

— Я от всего сердца сочувствую тебе, мой друг, — сказал Эро Шан. — Потерять женщину, которую ты любишь, да еще какую женщину! Слова бессильны выразить это бедствие.

— Да, — ответил я. — Даже если бы я любил Налти, я не мог бы горевать больше, чем сейчас.

— Даже если бы ты любил Налти? — повторил он с недоверием. — Но, приятель, ты ведь любишь ее. Разве не так?

— Мы с ней всего лишь очень хорошие друзья, — ответил я. — Налти не любит меня.

Эро Шан ничего не ответил, но прибавил скорость. Наконец мы прибыли на место. Эро Шан остановил машину близ того самого дома, рядом с лестницей, которая вела вверх на тротуар. Через мгновение мы были рядом с дверью.

Наш стук в дверь остался без ответа. Я толкнул дверь и обнаружил, что она не заперта.

Мы вместе вошли внутрь. Там было темно, и я пожалел, что мы не захватили оружия. Но в мирном Хавату люди обычно не ходят вооруженными. Эро Шан вскоре обнаружил выключатель, и когда зажегся свет, мы увидели, что комната, в которой мы находимся, совершенно пуста.

Здание возвышалось над тротуаром на два этажа, и, разумеется, был еще первый этаж на уровне улицы. Мы сначала обыскали верхние этажи, затем крышу, поскольку в этой части Хавату на крышах обычно разводят сады. Но мы не нашли никаких следов, указывающих на то, что в доме кто-нибудь когда-нибудь обитал или хотя бы заходил недавно. Затем мы обшарили нижний этаж — с теми же результатами. Там было место для парковки машин и несколько неосвещенных складских помещений.

— В этом доме нет ни одной живой души, кроме нас, — сказал Эро Шан. — Должно быть, они забрали Налти в другой дом. Нам придется провести розыск. Дома граждан могут быть обысканы только с разрешения самого Санджонга. Пойдем! Нам нужно поскорее получить это разрешение.

— Иди один, — сказал я. — Я останусь здесь. За этим домом нужно вести постоянное наблюдение.

— Ты прав, — согласился он. — Оставайся. Я долго не задержусь.

После ухода Эро Шана я возобновил тщательное исследование помещений. Я заново обошел каждую комнату в поисках какого-нибудь тайника, где можно укрыть человека.

Я обошел таким образом верхние этажи дома, и вел поиски на первом этаже. Пыль запустения толстым слоем лежала на всем, но я обнаружил, что в одной из задних комнат на полу слой пыли был нарушен там, где мы с Эро Шаном не ходили. При первом осмотре это ускользнуло от моего внимания. Мне пришло в голову, что это может оказаться важным.

Я внимательно осмотрел пол и увидел следы ног. Они доходили до стены и там заканчивались. Похоже, что к этому месту стены в пыли была проложена тропинка. Я осмотрел стену. Она была покрыта панелями из разновидности синтетической древесины, широко распространенной в Хавату, и когда я постучал по ней, она прозвучала гулко, как пустая.

В самом верху панели, которую я обследовал, оказалось маленькое круглое отверстие, примерно дюйма в диаметре. Я просунул в него указательный палец и обнаружил то, что и ожидал: задвижку. Я откинул ее, и под легким нажатием панель качнулась ко мне. За ней открылся темный провал.

У своих ног я с трудом различил первую из ведущих вниз ступеней. Я внимательно прислушался. Снизу, из мрака, в котором исчезали ступени, до меня не донеслось ни звука. Естественно, я был убежден, что похититель Налти утащил ее вниз по этой лестнице.

Мне следовало бы подождать возвращения Эро Шана, но я подумал, что Налти может быть в опасности. Я не мог помыслить о том, чтобы задержаться и потерять хотя бы один драгоценный момент.

36
{"b":"3404","o":1}