ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ешьте! — скомандовал он, и гости принялись за еду. Затем он сказал:

— Разговаривайте!

И они начали беседу.

— Будем веселиться! — вскричал Скор. — Это счастливый миг для Морова. Я привел вам будущую королеву! — он указал на Дуари.

Его слова были встречены молчанием.

— Хлопайте! — прорычал Скор, и когда они последовали его приказу, он снова призвал их быть веселыми.

— Давайте посмеемся, — велел он им. — Начиная слева от меня вы все будет по очереди смеяться, а когда смех обойдет по кругу и дойдет до будущей королевы, вы начнете снова смеяться по кругу.

Смех начался. Он начинался и затихал, двигаясь вокруг стола. Бог мой, какой пародией на веселость он был!

Я подошел поближе и остановился непосредственно за креслом Скора. Если бы Дуари посмотрела в мою сторону, она бы увидела меня, но к счастью, она этого не сделала. Она уставилась прямо перед собой.

Скор наклонился к ней и заговорил.

— Разве они не прекрасные особи? — спросил он. — Ты видишь, я подхожу все ближе и ближе к осуществлению моей мечты. Ты видишь, как сильно отличаются все люди Кормора от жалких созданий у меня в замке? А посмотри на этих, на гостей за моим столом. Даже их глаза — подобие настоящей жизни. Скоро я добьюсь этого, я смогу вдохнуть подлинную жизнь в мертвецов. Подумай, какую нацию я смогу тогда создать! И я буду джонгом, а ты будешь ваджонг.

— Я не хочу быть ваджонг, — ответила Дуари. — Мне нужна только моя свобода.

Мертвец, сидящий за столом напротив нее, сказал:

— Это то, чего желает каждый из нас, но мы никогда ее не получим.

В этот момент наступил его черед смеяться, и он засмеялся. Это было неуместно, ужасно. Я видел, как Дуари содрогнулась.

Болезненно-желтоватое лицо Скора побледнело. Он сердито посмотрел на говорившего.

— Я вот-вот подарю вам жизнь, — со злостью вскричал джонг, — а вы этого не цените!

— Мы не хотим жить, — ответил труп. — Мы хотим умереть. Позволь нам снова познать смерть и забвение, позволь нам мирно вернуться в наши могилы.

При этих словах Скор впал в неукротимую ярость. Он привстал и, выхватив меч, ударил говорившего в лицо. Острое лезвие нанесло ужасную рану от виска до подбородка. Края раны разошлись, но крови не было.

Мертвец рассмеялся.

— Ты не можешь причинить вред мертвым, — насмешливо произнес он.

Скор вышел из себя от ярости. Он пытался что-то сказать, но ярость душила его. На его губах показалась пена. Если бы я никогда не видел безумца, то сейчас у меня появился бы замечательный случай его наблюдать. Внезапно он набросился на Дуари.

— Ты — причина этого! — закричал он. — Никогда больше не смей говорить такие вещи в присутствии моих подопечных! Ты будешь королевой! Я сделаю тебя королевой Морова, живой королевой, или же я сделаю тебя одной из… из этих! Что ты выбираешь?

— Дай мне смерть, — ответила Дуари.

— Этого ты никогда не испытаешь. Тебе не дана будет настоящая смерть, только подделка, которую ты видишь перед собой — ни жизнь, ни смерть.

Кошмарный ужин подошел к концу. Скор поднялся и жестом велел Дуари сопровождать его. Он покинул комнату не так, как пришел — ни трубачи, ни воины его не сопровождали. Он подошел к маленькой двери в задней стене комнаты. Зрители посторонились, освобождая путь ему и Дуари.

Скор встал и повернулся так внезапно, что я был уверен — он увидит меня. Но если он и увидел, то не узнал меня. Мгновением позже он миновал меня и опасность была позади. Когда он и Дуари шли к двери, я пристроился сзади и последовал за ними. Каждый миг я ожидал, что на плечо мне опустится рука мертвеца и остановит меня, но похоже, никто не обратил на меня никакого внимания. Я прошел в дверь вслед за Скором и Дуари беспрепятственно. Даже Скор не обернулся, поднимая занавешивающие дверь драпировки, и опуская их за собой.

Я двигался мягко, не производя шума. Коридор, по которому мы шли, был пуст. Это был очень короткий коридор, и закончился он перед прочной дверью. Когда Скор распахнул эту дверь, я увидел за ней комнату, которая мне сначала показалась сокровищницей. Она была большой и почти полностью заполнена всякой всячиной — мебелью, вазами, одеждой, оружием и картинами. Все было перемешано в беспорядке и покрыто пылью и грязью.

Скор остановился на мгновение на пороге, оглядывая комнату с очевидной гордостью.

— Что ты думаешь об этом? — спросил он.

— О чем? — переспросила Дуари.

— Об этой прекрасной комнате, — сказал он. — На всей Амтор не может быть более прекрасной комнаты. Нигде больше нет второго такого собрания прекрасных предметов. И теперь я добавляю к ним самый прекрасный из всех — тебя! Это, Дуари, будет твоя комната — личные апартаменты королевы Морова.

Я вошел в комнату и закрыл дверь за собой, так как увидел, что кроме нас троих, там больше никого нет. Настало время действовать.

Я не хотел шуметь, когда входил. Скор был вооружен, а я нет. Я собирался наброситься на него сзади и одолеть, прежде чем у него появится возможность использовать против меня оружие. Но замок на двери щелкнул, когда я ее закрывал.

Скор обернулся и оказался лицом к лицу со мной.

20. Скрываясь

Взгляд джонга Морова упал на меня. Он сардонически засмеялся, выхватив меч. Узнал, значит. Однако мои планы нападения внезапно и позорно провалились — человек не может успешно нападать с острием меча в желудке.

— Итак!.. — воскликнул он. — Это ты? Прекрасно. Я рад снова видеть тебя. Я не ждал такой чести. Я думал, что Фортуна была очень добра ко мне, вернув мне двух молодых женщин. А теперь пришел и ты! Какую веселую вечеринку мы устроим!

На последних словах его саркастический тон переменился. Он практически прошипел эту веселую фразу. Выражение его лица тоже изменилось. Оно внезапно стало — как бы это помягче сказать — крайне недоброжелательным; глаза его сверкнули тем же диким огнем безумия, который я видел в них раньше.

За ним стояла Дуари, ее расширенные глаза остановились на мне с недоверием, смешанным с ужасом.

— Ах, Карсон, зачем ты пришел? — воскликнула она. — Теперь он убьет тебя.

— Я скажу тебе, зачем он пришел, — сказал Скор. — Он пришел за другой девушкой; за Налти, а не за тобой. Ты была здесь долгое время, но он не приходил. Сегодня вечером один из моих людей схватил Налти в городе Хавату, и он немедленно пришел попытаться спасти ее. Дурак! Я уже давно знал, что они в Хавату. Мои шпионы видели их там вместе. Я не знаю, как он добрался сюда, но он здесь — и здесь он останется навеки.

Он ткнул меня в живот острием меча.

— Как ты предпочтешь умереть, дурак? — фыркнул он. — Быстрый удар в сердце, быть может? Это не слишком изувечит тебя. Из тебя выйдет прекрасный образчик. Ну, давай, что ты еще хочешь сказать? Помни, что это твоя последняя возможность самому использовать свои мозги, потом я буду думать вместо тебя. Ты будешь сидеть в моем банкетном зале и смеяться, когда я прикажу тебе смеяться. Ты будешь видеть двух женщин, которые любили тебя, но они будут шарахаться от прикосновения твоих скользких рук, от твоих холодных мертвых губ. И, когда бы ты ни увидел их, они будут со Скором, в чьих жилах течет яркая кровь жизни.

Мое бедственное положение казалось совершенно безнадежным. Меч у моего живота был длинным, обоюдоострым, остро отточенным. Я мог бы схватиться за него, но его лезвие было столь острым, что прошло бы сквозь пальцы, отрезало их и вонзилось в тело. Но я все равно собирался это сделать. Я не буду ждать, как овца, смертельного удара мясника.

— Ты не отвечаешь, — сказал Скор. — Очень хорошо, мы быстро закончим это дело.

Он отвел назад руку с мечом для удара.

Дуари стояла позади него, около стола, заваленного всяким барахлом, к которому Скор, как видно, питал особенное пристрастие. Я ждал удара, чтобы схватиться за лезвие меча. Скор какое-то мгновение колебался, думаю, для того, чтобы насладиться моей агонией. Ну, этого удовольствия я ему не доставлю! Чтобы ограбить его покрасивее, я рассмеялся ему в лицо.

39
{"b":"3404","o":1}