ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что нам делать? — спросила Дуари. — Где спрятаться?

— Вы не можете ничего поделать, — сказал старик, — только ждать, пока они придут. Во всем Корморе не найдется места, которое они не обыщут.

— Мы можем кое-что сделать, — сказала Налти. Она повернулась к нашему осведомителю. — Ты можешь достать нам такие краски, как используют трупы, чтобы придать себе подобие живых людей?

— Да, — сказал старик.

— Хорошо. Тогда поторопись и принеси их, — поторопила она его.

Старик похромал прочь из комнаты, бормоча что-то себе под нос — кажется, это было привычкой всех стариков Кормора.

— Это единственный способ, Налти! — воскликнул я. — Я надеюсь, что он вернется вовремя, чтобы мы смогли обмануть их. Мертвецы не очень сообразительны.

Казалось, прошло много времени, прежде чем старик вернулся. Но наконец он пришел и принес большую коробку макияжа. Он сказал, что было довольно трудно получить это от его друга, живого человека, обязанностью которого было раскрашивать мертвецов.

Налти быстро принялась работать над Дуари и вскоре превратила ее в морщинистую изможденную старуху. Самой трудной проблемой были волосы, но мы в конце концов достигли желаемых результатов, хоть и использовали всю белую краску косметолога, втирая ее в волосы.

Мы с Дуари уже вместе работали над Налти, так как знали, что нельзя терять времени. Старик, вернувшись, принес сообщение, что когда он возвращался с красками, поисковый отряд прочесывал соседний квартал и двигался в нашу сторону. Затем Налти и Дуари превратили меня в старика крайне изможденного и опечаленного вида.

Круна сказала, что каждый из нас должен быть чем-то занят, когда прийдет поисковый отряд, чтобы мы выглядели естественно. Она дала Дуари и Налти какие-то старые тряпки, чтобы они делали вид, что шьют одежду. А меня послала во двор копать яму. Удачно, что она выбрала именно это занятие, потому что по ассоциации я вспомнил, что должен спрятать меч Скора. Если бы его нашли, мы были бы обречены.

Я завернул его в кусок ткани и вынес с собой во двор. И можете поверить мне на слово, что я выкопал там одну яму в рекордно короткий срок. Я засыпал меч грязью и начал копать вторую яму рядом с первой, бросая землю как раз на место над зарытым оружием.

Я только закончил свою работу, как ведущие во двор ворота распахнулись и два десятка мертвецов вошли своей шаркающей походкой.

— Мы ищем чужестранцев, которые бежали из дворца, — сказал один. — Они здесь?

Я приставил ладонь к уху и переспросил:

— А? Что?

Он повторил свой вопрос, выкрикивая очень громко, но я только повторял снова и снова:

— А? Что?

Тогда он махнул на меня рукой и вернулся в дом. Остальные последовали за ним.

Я слышал, как они обыскивают дом, и каждое мгновение ожидал, что раздадутся взволнованные крики, когда один из них обнаружит и разгадает нехитрую, ненадежную маскировку Дуари и Налти.

21. Под подозрением

Создания Скора обыскивали дом Круны куда тщательнее, чем дома своих собратьев. Вероятно, Скор предположил, что живые люди Кормора скорее всего помогут живым. Но всему приходит конец — они ушли. А я сел на куче грязи, которую сам же и набросал, вытер со лба пот, и это не был пот тяжелого труда. Думаю, что за эти четверть часа я подошел так близко к материализации понятия «кровавый пот», как только может подойти человек.

Когда я вошел в дом, то обнаружил, что Дуари, Налти и Круна сидят в ошеломленном молчании. Казалось, они еще не вполне осознали, что мы успешно прошли испытание.

— Ну что ж, — сказал я. — Все позади.

Мой голос словно нарушил чары.

— Ты знаешь, что нас спасло? — спросила Налти.

— Как что, конечно наша маскировка, — ответил я.

— Да, — признала она, — маскировка помогла, но на самом деле нас спасла глупость тех, кто нас искал. Они едва глянули на нас. Они искали кого-то, кто скрывается, а так как мы не скрывались, они даже не посмотрели на нас второй раз.

— Как ты полагаешь, мы можем уже стереть краску? — спросила Дуари. — В ней очень неудобно.

— Я думаю, нам вовсе не следует ее стирать, — ответил я. — Как мы знаем, они не найдут нас в этом поиске, так что Скор может приказать провести еще один поиск. На следующий раз у нас может не быть времени замаскироваться, даже если нам повезет снова достать краски.

— Наверное, ты прав, — сказала Дуари. — В конце концов, неудобства немного значат по сравнению с тем, через что мы уже прошли.

— Маскировка имеет одно преимущество, — сказала Налти. — Мы можем перемещаться свободнее, не боясь быть узнанными. Нам не придется сидеть в этой затхлой задней комнатке все время. Я, например, собираюсь выйти в переднюю часть дома и подышать свежим воздухом.

Это было неплохое предложение. Я и Дуари присоединились к Налти, а Круна осталась заниматься какими-то делами по хозяйству. Передняя комната второго этажа, куда мы направились, выходила окнами на улицу. Мы слышали, как поисковый отряд обшаривает соседний дом, и видели пешеходов, шаркающих по пыльной улице.

Вдруг Налти схватила меня за руку и показала:

— Видишь этого человека? — прошептала она взволнованно.

По улице шаркал крупный труп, раскрашенный под живого человека. Его одежда была лучше, чем обычно у обитателей Кормора. Только его специфическая походка говорила привычному глазу, что он отличается от нас, живых.

— Да, вижу, — ответил я. — Что в нем особенного?

— Этот тот самый, который выкрал меня из Хавату!

— Ты уверена? — спросил я.

— Совершенно точно, — ответила Налти. — Я не забуду его лица до конца своих дней.

В моем уме вспыхнул план — быть может, лучше назвать это вдохновением.

— Я пойду за ним, — сказал я. — Скоро вернусь. Надейтесь на лучшее.

Я повернулся и выбежал из комнаты.

Мгновением позже я уже был на улице. Мертвец опередил меня ненамного. Если моя догадка была верной, он когда-нибудь приведет меня ко входу в тоннель, ведущий в Хавату. Быть может, не сегодня, но если я узнаю, где он живет, то рано или поздно это случится.

Он шел быстрее, чем средний обитатель Кормора, и с таким видом, будто у него была вполне определенная цель. Я решил, что он представляет собой один из более удачных экспериментов Скора, и по этой причине он был выбран одним из агентов джонга в Хавату. Обычные живые трупы Скора не смогли бы долго выдавать себя за живых людей.

Следуя за ним, я старательно подмечал все приметы на улицах, по которым мы шли, надеясь, что больше не окажусь неспособен вернуться к исходному пункту. Когда мертвец повернул на улицу, ведущую к реке, мои надежды возросли. Я тщательно запоминал все здания на перекрестках.

Около реки мертвец свернул в узкую аллею, прошел по ней до следующей улицы, а затем снова повернул к реке. Прямо впереди нас, даже прежде, чем он повернул туда, я увидел и узнал здание, в котором начинается ведущий в Хавату тоннель.

В воротах, ведущих во двор перед домом, мертвец в первый раз обернулся и осмотрелся, надо полагать, чтобы проверить, не следит ли кто за ним. И увидел меня.

Мне ничего не оставалось делать, кроме как продолжать идти в его сторону. Я смотрел вниз и не обращал внимания на него, пока подходил все ближе, хотя почти чувствовал на себе его взгляд. Казалось, прошла вечность, прежде чем я поравнялся с ним. Я уже почти вздохнул с облегчением, когда прошел мимо него, но тут он заговорил со мной.

— Кто ты такой и что ты здесь делаешь? — потребовал ответа он.

— Я ищу себе другой дом, в котором можно жить, — прокудахтал я. — В моем доме поломались все окна и двери.

— Здесь нет домов для тебя, — рявкнул он. — Вашему роду не дозволено появляться в этом районе. Убирайся, и чтобы я больше никогда тебя здесь не видел!

— Хорошо, — послушно ответил я, и повернул назад.

К моей великой радости он позволил мне уйти, и через минуту я повернул в аллею и скрылся из поля его зрения. Но я уже узнал то, что мне было необходимо, и моя кровь трепетала от счастья. Теперь только потрясающее невезение могло помешать мне вывести Дуари и Налти в безопасность Хавату.

42
{"b":"3404","o":1}