ЛитМир - Электронная Библиотека

Я сказал, что потерял надежду, но это было не совсем так. Уж не знаю, что питало мои надежды, но представить себе, что Дуари казнят, было просто невозможно.

Прежде чем Эро Шан вернулся, успело стемнеть. Я не смог прочитать ни надежды, ни отчаяния на его лице, когда он вошел в комнату. Он казался очень серьезным и очень усталым.

— Ну? — спросил я. — каков вердикт?

— Мне пришлось нелегко, — сказал он. — Пришлось пройти весь путь наверх, до самого санджонга, но в конце концов я получил для тебя разрешение увидеться с ней.

— Где она? Когда я смогу ее увидеть?

— Я сейчас отвезу тебя к ней, — ответил он.

Когда мы сели в машину, я спросил, как ему удалось этого добиться.

— Я в конце концов взял с собой Налти, — ответил он. — Она знает больше моего о тебе и о том, через какие опасности вы с Дуари прошли вместе. Никому в Хавату на долю не выпадало таких приключений. В какую-то секунду я даже поверил, что ей удастся убедить Санджонг отменить смертный приговор, но… Только благодаря Налти они в результате дали согласие на ваше последнее свидание.

Я узнал от Налти очень много о вас с Дуари, больше, чем ты мне когда-либо рассказывал. И я понял еще одну вещь.

— Что именно? — спросил я, потому что он замолчал.

— Я понял, что люблю Налти, — ответил он.

— А понял ли ты, что она любит тебя?

— Да. Если бы не твое горе, я был бы самым счастливым человеком в Хавату сегодня. Но откуда ты узнал, что Налти любит меня?

— Она сама мне об этом сказала.

— А ты не сказал об этом мне, — упрекнул Эро Шан.

— Я не мог сделать этого, пока не узнал, что ты любишь ее.

— Понимаю. Она рассказала мне, что ты собирался отвезти ее обратно в Анду. Но сейчас такая необходимость отпала, она будет счастлива остаться в Хавату.

Все это время мы ехали по Корган Лат в направлении стадиона. Эро Шан свернул на боковую улицу и остановился перед небольшим домом.

— Приехали, — сказал он. — Это дом Хары Эс, под чью опеку отдали Дуари. Хара Эс ожидает тебя. Я подожду здесь, снаружи. Тебе дозволено оставаться с Дуари в течение пяти вир.

Пять вир — это чуть больше двадцати минут земного времени. Это казалось мне слишком мало, но все же лучше, чем ничего. Я подошел к двери и в ответ на мой вызов Хара Эс впустила меня.

— Я ожидала тебя, — сказала она. — Пойдем.

Она провела меня на второй этаж, отперла дверь и отворила ее.

— Входи, — велела она. — Через пять вир я приду за тобой.

Когда я вошел, Дуари поднялась с кушетки и встала, глядя на меня. Хара Эс закрыла и заперла дверь. Я слышал ее шаги, удаляющиеся вниз по лестнице. Мы были одни, Дуари и я, впервые за промежуток времени, показавшийся мне вечностью.

— Зачем ты пришел сюда? — спросила Дуари усталым голосом.

— Ты спрашиваешь! — воскликнул я. — Ты прекрасно знаешь, почему я пришел.

Она покачала головой.

— Ты не сможешь ничего сделать для меня. Никто не сможет. Я знаю, что ты пришел бы, если бы мог мне помочь, но поскольку помочь ты не можешь, то я не знаю, зачем ты пришел.

— Дура ты, принцесса. Потому, что я люблю тебя, разве этой причины недостаточно?

— Не говори со мной о любви, — сказала она, глядя на меня подозрительно.

Я решил не делать ее последние мгновения еще несчастнее, навязывая ей мое нежеланное внимание. Я пытался развеселить ее, но она сказала, что не чувствует себя несчастной.

— Я не боюсь смерти, Карсон Нэпьер, — сказала она. — Поскольку кажется невероятным, что оставшись в живых я когда-нибудь вернусь на Вепайю, я предпочитаю умереть. Я все равно никогда не буду счастливой. Для меня больше нет счастья в жизни.

— Отчего это ты никогда не будешь счастливой? — спросил я.

— Это моя тайна, я унесу ее с собой в могилу. Давай не будем больше говорить об этом.

— Я не хочу, чтобы ты умерла, Дуари. Ты не должна умереть! — воскликнул я.

— Я знаю, что ты так думаешь, Карсон, но что мы можем поделать?

— Должно быть, что-то мы все-таки можем сделать. Сколько человек в этом доме помимо тебя и Хары Эс?

— Больше никого.

Внезапно мной овладела безумная надежда. Я осмотрел комнату. Она была лишена всего, кроме самого необходимого. Я не увидел ничего пригодного для осуществления моего плана. Время неслось стремительно. Скоро вернется Хара Эс. Мой взгляд упал на шарф типа саронга, который был на Дуари, обычная внешняя одежда амторианских женщин.

— Отдай мне это, — сказал я, шагнув к ней.

— Зачем? — потребовала ответа она.

— Неважно. Делай, как я говорю. У нас нет времени пререкаться.

Дуари давно уже привыкла смирять свою гордость, когда мой тон показывал ей, что мы столкнулись с немедленной опасностью, и слушаться меня беспрекословно. Так она и поступила сейчас. Она быстро размотала с себя шарф и отдала мне.

— Вот он, — сказала она. — Что ты собираешься с ним делать?

— Подожди, увидишь. Стань вот здесь, справа. Вот идет Хара Эс, я слышу ее шаги не лестнице.

Я быстро стал рядом с дверью таким образом, что она скроет меня от Хары Эс, когда женщина войдет. Я ждал. На волоске висела больше, чем моя жизнь, но я был спокоен. Мое сердце билось так ровно, словно я наносил приятный светский визит.

Я услышал, как Хара Эс остановилась за дверью. Ключ повернулся в замке. Дверь отворилась, и Хара Эс шагнула в комнату. Когда она вошла, я из-за спины схватил ее за горло и захлопнул дверь ногой.

— Ни звука, — предупредил я, — иначе мне придется убить тебя.

Она ни на мгновение не потеряла присутствия духа.

— Очень глупый поступок, — сказала она. — Это не спасет Дуари, а для тебя означает смерть. Вы не сможете бежать из Хавату.

Я не ответил. Я действовал — быстро и молча. Я прочно связал ее шарфом и заткнул ей рот. Когда я закончил свои действия, то поднял ее с пола и положил на кушетку.

— Прости, Хара Эс, мне жаль, что я должен был это сделать. Теперь я намерен избавиться от Эро Шана. Он ничего не будет знать о том, что я собираюсь сделать. Пожалуйста, обязательно скажи Санджонгу, что Эро Шан никоим образом не в ответе за то, что случилось, или случится. Я оставлю тебя здесь до тех пор, пока не смогу избавиться от Эро Шана, не вызвав его подозрений. Ты, Дуари, внимательно следи за Харой Эс, пока я не вернусь. Смотри, чтобы она не ослабила путы.

Я нагнулся и поднял ключ с пола, куда его уронила Хара Эс. Затем я покинул комнату, закрыв за собой дверь. Через минуту я уже был в машине с Эро Шаном.

— Давай вернемся домой как можно скорее, — сказал я и погрузился в молчание. Эро Шан, из уважения к тому, что он считал моим горем, не прерывал моего молчания.

Он ехал быстро, но мне показалось, что прошла вечность, прежде чем он поставил машину в гараж дома. В Хавату нет воров, поэтому замки не нужны. Двери нашего гаража всегда оставались открытыми, кроме как суровую погоду. Моя машина тоже стояла здесь, передом в сторону улицы.

— Ты весь день почти ничего не ел, — сказал Эро Шан, когда мы вошли в дом. — Давай поедим.

— Нет, спасибо, — ответил я. — Я пойду к себе. Я не в состоянии сейчас есть.

Он положил мне руку на локоть и дружески пожал его, но ничего не сказал. Затем он повернулся и ушел, оставив меня. Эро Шан был мне замечательным другом. Мне было нестерпимо обманывать его, но я бы обманул кого угодно, чтобы спасти Дуари.

Я направился к себе в комнату, но только затем, чтобы взять оружие. Затем я вернулся в гараж. Усевшись в машину, я вознес хвалу небесам, что моторы в Хавату бесшумные. Машина как призрак выскользнула из гаража в ночь. Проезжая мимо дома, я беззвучно прошептал слова прощания с Эро Шаном.

Приближаясь к дому Хары Эс, я почувствовал первый приступ тревоги за этот вечер. Но дом, когда я вошел в него, показался мне совершенно пустым. Я взбежал по лестнице на второй этаж.

45
{"b":"3404","o":1}