ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я охотнее встречусь с Господином Тигром и проведу с ним конец жизни, чем с Лодиварманом, если мы девушку не найдем, — ответствовал старшина.

— Вама говорит правду, — сказал третий. — Короля Лодивармана наши объяснения, почему мы вернулись с пустыми руками, не интересуют. Если мы вернемся в город завтра без девушки, и Вама объявит, что мы заставили его вернуться, Лодиварман, особенно если у него будет скверное настроение — а у него другого и не бывает — велит нас всех казнить. А вот если нас не будет много дней, и мы вернемся с рассказами о всяких ужасах и трудностях, то он подумает, что мы сделали все, что только могли совершить такие храбрые воины, и может быть, смягчит свой гнев.

— Ну наконец-то, — прокомментировал Вама, — вы начинаете говорить как разумные и цивилизованные люди. Давайте продолжим путь.

По мере того, как они удалялись, шло обсуждение, что следует найти удобное место для длительного отдыха, чтобы провести там столько времени, что король поверит в их долгие и трудные поиски. Гордон дождался их ухода и вылез из своего укрытия: его встревожило, что они направились в сторону жилья Че к Кенгри. Кинг был просто-таки заинтригован увиденным. Он понял, что солдаты — отнюдь не плод воспаленного воображения. Они были творениями из плоти и крови, а потому представляли собой гораздо большую тайну, чем любые создания его бреда, хотя все равно ни в какие рамки это не укладывалось. Рассудок его говорил, что здесь, в необитаемых джунглях не может быть никаких воинов, и уж во всяком случае, никаких древних доспехов и вооружения. Такие типы годятся для сцены или экрана. Вполне возможно и даже логично, что такие солдаты патрулировали эти места сотни лет назад, но с тех пор территория оккупирована джунглями со слонами и тиграми.

Он припомнил рассказы проводника о призраках древних кхмеров, разгуливающих по тропам в глубине сумрачного леса. Вспомнил он и других солдат, девушку с грустными глазами на громадном слоне и принялся размышлять о собственной вменяемости. Ему было известно о временных и постоянных возможных осложнениях после лихорадки, и возвращался он из-за этого встревоженный и даже испуганный состоянием своего мозга. Но все же то, что он пошел кружным путем, чтобы не столкнуться с воинами, немного его успокаивало — видимо, не настолько уж он сошел с ума или уже успел к своему безумию приспособиться.

— Плачущие королевы на призрачных слонах! — бормотал он. — Воины в медных доспехах! Тайна Востока! Все-таки это скорее всего призраки. Ведь за время существования человечества накоплено немало доказательств материализации бестелесных духов. То, что я никогда никаких призраков не встречал, еще не значит, что их не существует. Западному мышлению вообще много на Востоке недоступно. Скорее всего я и, правда, видел призраки, материализовавшихся вплоть до грязных ног и потных лиц. Наверно мне следует их признать в качестве призраков, потому что таких солдат нигде в мире не существует.

Сам же Кинг, бесшумно двигавшийся по лесу, представлял собой гораздо больший анахронизм, чем солдаты в медных доспехах. Они в конце концов олицетворяли собой хоть какую-то эпоху цивилизации и прогресса, а он, внешне во всяком случае, представлял во всей красе зарю человеческой эволюции — охотник в набедренной повязке из леопардовой шкуры и грубых сандалиях работы Кенгри. Босиком еще ходить он не мог, ноги его к этому не были приспособлены, не то что загрубелые ступни Че и Кенгри. Он загорел, волосы отросли. По чистой случайности он был чисто выбрит. У него всегда была привычка носить с собой безопасную бритву — почему, он и сам бы не смог объяснить. Это была вульгарная идиосинкразия, к тому же единственная вещь, что выпала из кармана, когда обезьяны ее тащили, которая хоть чего-то стоила — была именно бритва. Кроме нее, Уда потом нашел серебряный карандашик и кучку французских монет.

Он двигался по лесу с уверенностью человека, не знавшего иной жизни — человек быстро приспосабливается к среде обитания. Слух и обоняние были уже настолько приучены к знакомым звукам и запахам джунглей, что позволяли ориентироваться буквально на ходу. Одновременно росла и уверенность в себе. Одним словом, он чувствовал, что вскоре совершенно спокойно сможет отправиться на поиски цивилизации. Правда, сегодня его помыслы были сосредоточены не на этом: он был все еще во власти потрясения от встречи с воинами. Но все его рассуждения были внезапно прерваны промелькнувшей между стволами деревьев полосатой шкурой.

Прежних приступов страха при виде властителя джунглей Гордон уже не знал с тех пор как понял, что далеко не каждый тигр мечтает его сожрать и что в девяти случаях из десяти, наоборот, старается уйти с его пути. Конечно, всегда нужно помнить об этом десятом, но если вокруг много деревьев, а глаза, уши и нос настороже, то и десятого можно перехитрить.

Так что на этот раз Кинг не изменил своего маршрута, хотя тигра и увидел. Для того, чтобы ретироваться, если намерения властелина того потребуют, было достаточно. А пока лучше держать зверя в поле зрения, чтобы не получилось так, что он пошел в обход и преспокойно следует за тобой. Именно поэтому Кинг пошел немного быстрее и вскоре вновь увидел тигра, но кроме хищника его глазам предстал еще один участник крайне неприятной картины.

Перед тигром лицом к нему стояла девушка. Широко раскрытые глаза ее были полны ужаса. Она застыла как в трансе перед подкрадывающимся к ней тигром. Девушка была тоненькая, одетая в не менее фантастический наряд, чем недавно прошедшие солдаты. Ее поистине великолепный наряд был порван, и даже на расстоянии было видно, что лицо и руки ее исцарапаны и кровоточат. В лице ее Кингу показалось что-то знакомое. Но это ощущение мгновенно мелькнуло и прошло, поскольку он сосредоточился на ее жутком положении.

Казалось невозможно спасти ее от медленно крадущейся смерти, но Гордон решил попытаться. Все его надежды заключались в том, чтобы отвлечь внимание хищника. Если удастся переключить внимание зверя на себя, то девушка сможет спастись.

Он закричал, и тигр оглянулся. — Беги! — завопил он. — Быстро! На дерево!

Крича, Гордон бежал вперед. Тяжелое копье уже было наготове, хотя это было просто безумие. Он забыл об опасности и о себе, думая только о девушке. Тигр опять уставился на нее: она послушно побежала в указанном Кингом направлении к ближайшему дереву. Несмотря на обтягивающую ее длинную юбку, она изо всех сил карабкалась, стараясь как можно скорее на него взобраться.

Тигр помедлил лишь мгновение. Он совершенно вышел из себя, увидев, что его планы подло нарушены. Дико взревев, а потом издавая знакомые Гордону кашляющие звуки, он подобрался и помчался навстречу длинными плавными прыжками. Единым духом он покрыл двенадцать из пятнадцати разделявших их с Кингом футов. Полет его был стремителен, и Кингу ничего иного не оставалось, как прочно стоять на ногах и обратить свое маленькое копье против этого чудовищного механизма разрушения.

В его памяти всплыла картина обсаженного деревьями стадиона и молодых людей, углубленных в спортивные состязания по метанию копья. Среди них был и он. Настала его очередь. Рука его пошла назад. И мысленно Гордон стал вспоминать и восстанавливать, как распределял вес, свой замах и искусство броска. Вспомнил он и дружеские поздравления. Не дожидаясь решения судей все и так знали, что он побил мировой рекорд.

И сейчас его рука опять пошла назад. Он не растерялся и сейчас, тем более что ставкой был не мировой рекорд. Точный расчет расстояния, умение до унции распределить вес, навык и громадная сила, пославшие копье, остановили тигра буквально на взлете, в прыжке. Удар пришелся прямо в грудь. Кинг отпрыгнул и бросился к дереву, лелея надежду на то, что хоть на миг остановил зверя.

Он даже не оглянулся, чтобы не расходовать зря энергию. Если тигру удастся до него добраться, то Гордону все равно — спереди или сзади. Козырь он выложил, а других у него нет.

Но пока Кинг взбирался на ближайшее дерево, его не задели ни клыки, ни когти. Надо признаться, что устроившись среди листвы, он с изумлением обнаружил, что находится в безопасности, он ведь искренне не верил, что ему удастся избежать смерти.

9
{"b":"3405","o":1}