ЛитМир - Электронная Библиотека

Курение уравнивает сознания по нижней планке, – планке «большинства». В особенности заметно это касательно Высших (духовных) истин. У святителя Григория Богослова сказано: «В практической жизни допускается иногда решение истины большинством мнений, но в высших истинах может и большинство заблуждаться. Наше нравственное сознание не одобряет зло и грех, хотя оно и всеобщно».

Каждый внимательный и непредвзятый наблюдатель может заметить, что когда собирается даже весьма интеллигентный, но курящий коллектив, не чуждый «духовных интересов», и люди в нем закуривают, общение между ними быстро опускается на бытовой уровень, появляется смехотворчество, цинизм (нравственное отупение), состояние умственного отупения и упрощения, прекращается настоящее творчество. Впоследствии дают о себе знать огромная усталость и упадок сил. Особенно это заметно некурящему наблюдателю.

Известно, что при деградации освобождается количество энергии, пропорциональное исходной сложности системы. Эта энергия по Закону сохранения не может просто «исчезнуть». Если все пострадали, так куда же она исчезает?

Святым Иоанном Кронштадтским сказано: «Человек воскуряет почти непрестанно острый и пахучий дым – принося это, как бы постоянное кадило, демону, живущему во плоти, – заражает этим дымом воздух жилища своего и воздух внешний и пропитывается этим зловонием сам. Поглощаемый постоянно дым сообщает (сердечному чувству) плотяность, грубость, чувственность…Все помыслы, заботы и даже учения направлены к земле. Человек стал весь земля, прах».

Итак, Богу воскуривают ладан, а бесам – табак…

Табакокурение олицетворяет всеобщность греха, становящегося в общественном сознании уже нормой. Курящие и потворствующие им выдумали себе свои собственные нормы, олицетворяющие позицию этого большинства.

Табакокурение целиком держится на предательстве. Во-первых, человек, начав курить, чтобы быть «как все», продает свою совесть миру. Сигарета в зубах – тонкий знак продажности. Человек как бы говорит: «Я готов пойти вам навстречу» – «во многом», «почти во всем», «во всем». «А что я? – я как все». «А что вы мне за это дадите?». «Меня не забудьте, ведь я с вами». Потому курильщик – всегда человек с подлостью в душе. Во-вторых, РАВНОДУШНЫЕ, ТЕРПЯЩИЕ ЧУЖОЕ КУРЕНИЕ И ПОКОРНО МОЛЧАЩИЕ ПРЕДАЮТ ОБРАЗ БОЖИЙ В СЕБЕ, чтобы, вопреки Правде, «сохранить хорошие отношения» или «сохранить семью» и так далее, то есть остаться друзьями этому миру. Но было нам Сказано Господом: «Друг миру враг Мне». Потому такой молчащий уже делает этим своим молчанием страшный выбор.

Итак, табак, затемняя совесть, закрывает от человека путь к спасению. Совесть постепенно притупляется, привыкая к греху. Нераскаянные грехи удерживают человека в рабстве у табака. А время идет: человек привыкает прощать себе все, перестает говорить себе правду, ощущать Бога, грех, добро и зло. Он встает на путь духовной смерти.

Табак – это практическое безбожие. Он одурманивает, а нам было заповедано: «Бодрствуйте, потому что не знаете, в который Час Господь ваш придет!» (Мф. 24, 42).

Курение надежно изолирует человека от горнего духовного Мира – и все его «вдохновение» и «творчество» теперь будет растратой давно накопленного, или будет иметь противоположный горнему Миру источник.

У святителя Григория Богослова сказано: «Если приступаешь к какому делу и не видишь на то воли Божией, ни за что не делай того. Не оставляй воли Божией, чтобы исполнять волю людей».

Однако чаще люди, приступая к творчеству, поступают так, как описывал Л.Н. Толстой: «Если я не курю, я не могу писать», – говорят обыкновенно. Что же это значит? А то, что тебе или нечего писать или то, что ты хочешь написать, еще не созрело в твоем сознании, и оценивающий живущий в тебе критик, не одурманенный табаком, говорит тебе это. Если бы ты не курил, ты или оставил бы начатое и подождал, когда (…) уяснилось бы или постарался бы вдуматься, напряг бы все свое внимание на уяснение своей мысли. Но ты закуриваешь, сидящий в тебе критик одурманивается, и задержка в твоей работе устраняется то, что тебе трезвому от табаку казалось ничтожным, представляется опять значительным; то, что казалось неясным, уже не представляется таким; возражения скрываются, и ты продолжаешь писать, и пишешь много и быстро, а качество все никудышнее…».

Святитель Феофан Затворник указывает, что «естественное отношение составных частей человека должно быть по Закону подчинения меньшего большему – таково тело должно подчиняться душе, душа духу, а дух же, по свойству своему, должен быть погружен в Бога. При сем сила духа над душою зависит от соприсутствующего ему Божества, сила души над телом – от обладающего им духа. По отпадении от Бога дух потерял свою силу и подчинился душе, душа, не возвышаемая духом, подчинилась телу. Человек всем существом своим погряз в чувственность».

Чувственность (животность) влечет человека к греху, являющемуся нарушением Законов Божьих – энергетических Законов Вселенной. Грехи многообразны и, по мере погружения в них, человек духовно и душевно слепнет и совсем перестает осознавать их.

Подобный, отпавший от Бога, человек, потеряв внутреннюю опору и не имея смысла жизни, представляет собой закрытую изнутри систему, в которой (в соответствии со вторым принципом термодинамики!), как и во всякой закрытой системе, падает жизненный тонус (душевно ощущается как снижение настроения, вялость, апатия, нарушение сна) и накапливается хаос (чувство внутреннего дискомфорта, напряжения и тревоги, вспышки агрессивности и злобности, прогрессирующее безволие). Появляется постоянный и неосознаваемый энергетический голод. Человек сеет вокруг хаос в виде беспорядка в делах и всякой грязи (грязные мысли, чувства, слова, дела, просто бытовая грязь и нечистоплотность).

Стержнем его личности становится ЭГОИЗМ – противопоставление себя окружающему миру. Точнее, для эгоиста этот мир, от которого он плотно закрылся в своих душевных переживаниях, как бы и не существует. Его глубоко поврежденное ложью естество видит беспредельный объективный мир перевернуто и запутанно: свое малое, сиюминутное – видится огромным и большим, а большое внешнее – малым и неважным. Огромная внутренняя гордыня закрывает от него покаяние, то есть возврат к Богу, как источнику жизни, сил и радости. И он начинает добывать энергию из окружающих.

Такое, лишенное благости, состояние может развиться неопределенно рано, в совсем детские годы. Но видимо проявится при резких изменениях в энергообмене с окружающим миром – при возрастных переменах в самом человеке или при социальных переменах в его окружении, когда человеку начинает не хватать сил. Например:

– ребенок тех родителей, которые не любят ни друг друга, ни других людей, а потому неуравновешенные, враждующие, ссорящиеся и выпивающие;

– подросток, не воспитанный в вере, не имеющий духовной опоры, одолеваемый нарастающей чувственностью, старающийся понять свое место в мире;

– юноша, призванный в армию;

– человек, пришедший после учебы на работу или вынужденно сменивший ее, и так далее.

При переменах окружения человека ожидает одиночество. Этого он боится. Но испытание надо пройти. Если выдержит, и не смешается с кем попало, переступив через себя, то он очень скоро найдет близкое ему по духу окружение.

А общество внушает другое: тебе трудно – закури, ведь все вокруг курят, сигарета поможет войти в новое окружение, избавит тебя от внутренних проблем (то есть от совести и страха Божьего). Не обращай внимания ни на кого, кури. ЕСЛИ ТЫ НЕ КУРИШЬ, ТО ТЫ НЕ НАШ и навсегда останешься среди нас чужим. И человек закуривает. Закурив, становится частью сообщества, ведь все общение в нем происходит только в виде перекуров.

Но что ЭТО за общение?

Сказано: «Ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там и Я посреди них» (Мф. 18, 20). А во чье имя собираются на перекуре курильщики? Не во имя ли духа вражды на Бога?

Надо знать, что даже однократное выкуривание всегда снижает уровень действующей в настоящий момент энергетики примерно наполовину(!). Потому обычно так трудно начать курить.

7
{"b":"3406","o":1}