Содержание  
A
A
1
2
3
...
23
24
25
...
88

В Худуд ал-Алем эти три города Руси охарактеризованы так:

"Куяба это город Руси, ближайший к странам ислама, приятное место и резиденция царя. Из него вывозят различные меха и ценные мечи.

Слава – приятный город, и из него, когда царит мир, ездят торговать в Болгарский округ.

Артаб – город, где убивают иностранцев, когда они попадают туда. Там производят ценные клинки для мечей и мечи, которые можно перегнуть надвое, но если отпустить их, они возвращаются в прежнее состояние".

У других авторов есть и дополнения. Ибн-Хаукаль сопоставляет Киев с Булгаром, отмечая, что Киев больше Булгара.

Для нас всегда очень важно выявить точку зрения информаторов. Ибн-Хаукаль, один из наиболее ранних писателей, пишет: "И достигают люди с торговыми целями Куябы и района его". Вот почему Киев считается наиболее близким к странам ислама; вот почему его сравнивают с Булгаром – это делали купцы, шедшие знакомой нам дорогой в 20 станций, начинавшейся в Булгаре и завершавшейся в Киеве.

Купцы попадают в Киев через город Ромен (современные Ромны, у Идриси – "Армен"), действительно находящийся на этой магистральной дороге. Город Славия описан у Идриси как самый главный. Быть может, здесь сказалось осмысление имени города – Пре-слав, "преславный", или же аналогия с болгарской столицей Преславом?

Сложнее всего обстоит дело с третьим городом, условно называемым Артанией, или, как его называет Персидский Аноним, Уртабом. Дополнения к сказанному выше таковы: рассказав об убийстве чужеземцев, Идриси добавляет, что в этот город "никому не позволяют входить с целью торговли… и вывозят оттуда (меха и свинец) торговцы из Куябы". Ибн-Хаукаль тоже пишет, что жители Арсы чужих не пускают, "сами же они спускаются по воде для торговли и не сообщают ничего о делах своих и товарах своих и не позволяют никому следовать за собой и входить в страну свою".

На Днепре, в 120 километрах (три с половиной дня пути по прямой) от Киева, в устье реки Роси был город Родень (в предложном падеже в летописи "в Род-ньи"), от которого ныне осталось городище на высокой горе – Княжья Гора. Город запустел с принятием христианства и на протяжении XI-XIII веков ни разу не упоминается в летописях, хотя событий в его окрестностях было много. Судя по местоположению в середине ареала древностей русов VI-VII веков, Родень мог быть племенным центром русов и называться по имени главнейшего бога древних славян – Рода. Его сравнивали с Озирисом, Баад-Гадом и библейским Саваофом. Это было божество более значительное, чем сменивший его дружинно-княжеский Перун.

Такое допущение вполне объяснило бы летописную фразу (возможно, взятую из греческих источников IX века) "Роди же, нарицаеми Руси…". Название союза племен по общему божеству прослеживается и в имени кривичей, названных так по древнему туземному (литовскому) богу Криве – Кривейте. Русы на реке Роси могли получить свое имя от бога Рода, местом культа которого был Родень на Роси.

При Святославе здесь был, очевидно, княжеский домен, так как там находился его "двор теремьный", Во время борьбы за киевский престол в 980 году здесь укрылся (возможно, рассчитывая на священность места?) князь Ярополк, но после длительной осады был убит наемными варягами. Городок был, по всей вероятности, широко известен на Руси, так как после этой тяжелой осады о нем сложили поговорку, просуществовавшую более столетия: "и есть притьча си и до сего дьне – "беда, акы в Родьни", – писал современник Мономаха.

Бог Род был верховным божеством неба и вселенной. Ему приносили кровавые жертвы. Особый праздник, приходящийся на 20 июля (день бога-громовержца), документирован для славян района Родня календарем ГУ века нашей эры, а в 983 году в этот срок был принесен в жертву молодой варяг, проживавший в Киеве.

Принесение своим богам в жертву чужаков, пленных, побежденных врагов было обычным в древности у многих народов и носило специальное название (греческое) "ксеноктонии". Очевидно, этот обычай ежегодных жертвоприношений и породил у иностранных писателей те разделы их сочинений, где говорится слишком расширительно об убийстве иноземцев вообще.

Запрет въезда в область Уртаба с целью торговли вполне объясним в том случае, если мы отождествим Уртаб (Артанию) с Роднем. Здесь, близ Витичева (города, упоминаемого Константином в связи с полюдьем), скапливались однодревки перед отплытием в Византию. Здесь в последнем, защищенном лесными островами участке Днепра производилось, очевидно, окончательное снаряжение флота и сортировка товаров, предназначенных для продажи на далеких международных рынках. Купцы и соглядатаи здесь были не нужны. Уртаб-Родень не исключался из торговли, но здешним торгом ведал Киев, люди "из Куябы"; недаром в этом городе почти у самой границы Руси находился "теремной двор" князя Святослава.

Наиболее логичным представляется такое отождествление "трех городов Руси":

Куяба – Киев

Слава – Переяславль

"Арта" – Родень на устье Роси.

Все три города на одной реке – на Днепре.

Куяба, "ближайший к странам ислама" город, назван так потому, что информаторы попадали в него по магистральной дороге из Булгара в Киев. Два других города стояли уже в стороне от этой магистрали: Арта-ния в 4 днях пути (вниз по реке) от Киева, а Славия в 4 днях пути от Артании, если плыть вверх по Днепру от устья Роси к Переяславлю.

Передаваемый из сочинения в сочинение рассказ о вывозе гибких стальных мечей из Киева и Уртаба находит подтверждение в легенде хазар о попытке их возложить дань на полян. В ответ на требование дани "съдумавъше же Поляне и въдаша от дыма – мечь… И реша старьци козарьстии: "недобра дань, къняже … си имуть имати дань на нас и на инех странах". Се же събысться вьсе".

Киевская легенда о хазарах могла быть известна и на хазарском востоке.

Славия торгует с болгарами. Переяславль расположен ближе других городов к "внутренним болгарам" Левобережья, постоянно воюющим с русами; этим и объясняется оговорка относительно торга тогда, "когда бывает мир".

Уртаб-Родень. Сюда, в место сосредоточения торгового флота с полюдьем, в город, контролируемый самим великим князем киевским (и до сих пор называемый Княжьей Горой), не пускают иностранных торговцев. Здесь в святилище Рода (по имени которого назван город) приносили в жертву чужаков. Все это вместе окутывало район Княжьей Горы различными легендами, созданию которых Киев мог содействовать целенаправленно. Название этого города так варьирует в арабской графике и такие разные города подставляются при расшифровке, что приравнивание Уртаба Родню является, пожалуй, одним из наиболее удачных вариантов.

Куяба, Славия и Уртаб – это не три государства, не три "центра Руси", а просто Киев и два соседних города, которые играли важную роль в жизни Киевской Руси и интересовали восточных купцов, прибывавших в Киев из Булгар. Наместников князей (или их сыновей) они принимали за "царей" и повторяли легенды о самом удаленном городе Родне, куда путь им был заказан. Уже к началу X века место Родня занял Чернигов, вошедший в триаду важнейших русских городов.

Ежегодно весной Киевская Русь осуществляла свою вторую государственную задачу – вывоз огромного количества товаров, полученных за полгода кругового объезда-полюдья. Сборщики дани превращались в мореплавателей и караван-башей, в воинов, пробивавшихся через кочевнические заслоны, и в купцов, продававших привезенное с собой и закупавших все, что производил богатый Восток, ослеплявший тогдашних европейцев своей роскошью.

Ладьи, наполненные бочками с воском и медом, мехами бобров, чернобурых лисиц и другим товаром, готовились к отплытию в далекие моря в самом Киеве и соседних городах на Днепре – Вышгороде, Витиче-ве, где была сигнальная башня, извещавшая огнем о приближении печенегов, Переяславле Русском и Родне. Самой южной гаванью-крепостью на пограничной реке Суле в 10 километрах от Днепра был город Жел-ни (городище Воинь), своеобразное сооружение, где вышедшие из Руси суда могли в случае неблагоприятных вестей укрыться в прибрежном укреплении, внутрь которого ладьи входили прямо из реки.

24
{"b":"341","o":1}