ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Закон заодно защищал и более широкие круги новгородского населения: тут упомянуты и изгои, выходцы из общин, порвавшие связи с прошлым и еще не нашедшие своего места в жизни, и просто "словене", жители обширной Новгородской земли. Эти категории простого люда напоминают нам о покаянных словах Ярослава на вече, когда результатом его призывов к братьям новгородцам (и, очевидно, соответственных обещаний) была мобилизация большого по тем временам трехтысячного войска, в составе которого оказались даже простые смерды (может быть, "словены" "Русской Правды").

"Древнейшая Русская Правда", как и летопись под 1015-1016 годами, рисует нам Новгород расколотым на две части, на два лагеря: к одному из них принадлежит население Новгорода от боярина до изгоя, а к другому – чужеземцы варяги и колбяги (жители Балтики). В городе происходят драки, здесь угрожают обнаженными мечами, хватают чужих коней и ездят на них по городу, берут чужое оружие, укрывают чужую челядь, выдирают усы и бороды, рубят руки и ноги, убивают. Даже на пирах дерутся чашами и турьими рогами.

Все это очень хорошо дополняет рассказ летописца о варяжских насилиях в городе.

Варяги и колбяги поставлены законом Ярослава в неполноправное положение. Так, если обидчиком был новгородец, обиженный должен представить двоих свидетелей, если же грубияном, толкнувшим новгородца, оказывался варяг или колбяг, достаточно было одной клятвы обиженного новгородца.

Эти ограничения особенно явственны при сопоставлении "Краткой Правды" XI века с "Пространной Правдой" XII века, где варяги уже уравнены с остальными людьми. Только в отношении варягов и колбягов закон предусматривает штраф за укрывательство чужого челядина. Особенно важно отметить, что в подробном списке лиц, жизнь которых охраняется древним обычаем кровной мести или высоким штрафом в 40 гривен, есть все слои городского населения, указаны даже приезжие киевляне, но нет ни варягов, ни колбягов, хотя эти чужеземцы и владели домами в Новгороде.

Самое начало "Ярославовой Правды" как бы возвращает нас к той злополучной ночи, когда возмущенные горожане мстили варягам на "Поромони дворе". "Русская Правда" узаконивает право на кровную месть:

"Убьеть муж мужа – то мьстить брату (за) брата, или сынови (за) отца, любо отцю (за) сына, или бра-тучаду, любо сестрину сынови (племянникам. – Б.Р.). Аще не будеть кто мьстя, то 40 гривен за голову; аще бу-деть русин, любо гридин, любо купчина, любо ябетник, любо мечник, аще изгой будеть, любо Словении, то 40 гривен положите за нь".

Предполагая обороняться в Новгороде от киевских отцовских дружин, Ярослав заигрывал с наемными отрядами варягов, и не только не унимал их, но даже зверски наказал новгородцев, творивших самовольный суд. Письмо княжны Предславы изменило все – перед Ярославом открылась возможность вмешаться в начавшиеся усобицы: менялась роль варягов и отношение к ним Ярослава. Теперь наемники должны были сами стремиться идти в поход на Киев, где они надеялись на богатую добычу. Но Ярослав не мог отважиться на борьбу с коварным полувизантийцем Святополком всего лишь с одной тысячей воинов, и к тому же наемных, которые в решительный момент могли продать себя дороже другому князю или, достаточно награбив, уйти домой, "за море".

В этих условиях Ярославу следовало опереться на какое-то более надежное войско. Единственной возможностью был союз с Новгородом, с его боярством и даже простыми людьми, а для этого нужно было дать какие-то гарантии, оградить статьями княжего закона всех новгородцев от бесчинства варяжских дружин Эй-мунда или иного конунга, которого судьба занесет в Новгород. Так появился "Устав Ярослава" – "Древнейшая Русская Правда", восемнадцать статей которой защищали жизнь, честь и имущество новгородских мужей и простых словен от бесцеремонных посягательств варягов, нанятых для участия в усобицах.

Частная инструкция о разборе драк и столкновений в Новгороде не ставила, разумеется, своей задачей всеобъемлющий охват всех сторон социальной жизни города и всей Русской земли.

Рождение Руси - pic_42.jpg

Софийский собор в Киеве

Она по самому своему замыслу была очень ограниченной тематически и совершенно не входила (да и не должна была входить) во взаимоотношения господина и холопов, господина и крестьян и т. д. Лишь случайно в связи с основной темой об уличных столкновениях упомянут подравшийся холоп, прячущийся в хоромах своего господина.

Поэтому глубоко не правы те буржуазные историки, которые рассматривали эту "Древнейшую Русскую Правду" 1015 года как первый свод законов, будто бы отражавший всю полноту тогдашней жизни. Из того факта, что этот юридический документ ничего не говорит о сельском хозяйстве, о формах феодальной зависимости крестьян, о смердах и закупах, делался совершенно нелогичный вывод: раз закон обо всем этом молчит, то, значит, и в реальной жизни таких явлений не было.

"Устав Ярослава" не был первым законодательным актом. Уже в договорах с Византией 911 и 914 годов есть ссылки на "Закон Русский", и вполне возможно, что статьи "Русской Правды" о челядине восходят к этому не дошедшему до нас древнему закону, где применялась та же терминология. Многое в "Русской Правде" опиралось на обычное неписаное право. Созданный в конкретных исторических условиях 1015 года, "Устав Ярослава" оказался вполне применим ко всем вообще случаям уличных побоищ, столь обычных в средневековых городах, и просуществовал несколько веков, входя в сборники других княжеских законов XI-XII веков.

"Русская Правда" является драгоценнейшим источником по истории феодальных отношений Киевской Руси. Под этим названием скрывается целый комплекс юридических документов XI-XII веков, отразивший сложность русской социальной жизни и ее эволюцию. "Русская Правда" была объектом самого пристального внимания историков, начиная с В. Н. Татищева (1730-е годы) и кончая такими крупными советскими историками, как Б. Д. Греков, С. В. Юшков, М. Н. Тихомиров и Л. В. Черепнин.

Сложный комплекс законов, объединяемый названием "Русская Правда", расчленяется благодаря усилиям ученых следующим образом:

1. "Древнейшая Правда", или "Правда Ярослава", 1015-1016 годы.

2. Дополнения к "Правде Ярослава": "Устав мостником", "Покон вирный" (Положение о сборщиках судебных штрафов).

3. "Правда Ярославичей" ("Правда Русской земли"). Утверждена сыновьями Ярослава Мудрого – Изяславом, Святославом и Всеволодом около 1072 года.

4. "Устав Владимира Мономаха", 1113 год.

5. "Пространная Русская Правда". Примерно 1120-1130-е годы. Нередко ее датируют началом XIII века.

Отдельные разделы этих основных юридических документов могли возникать в связи с теми или иными социальными конфликтами и включаться в уже существующий текст. "Русская Правда" не всеобъемлющий и не застывший свод законов, а целая серия разновременных юридических установлений, постепенно расширявших круг вопросов, охватываемых ими. Основная тенденция этой эволюции заключалась в том, что от княжеского домениального закона "Правда" постепенно разрасталась как сборник норм феодального права вообще, права, охранявшего не только владения князя, но и любого "господина".

Помимо светского законодательства, в Древней Руси существовало и обособленное от него законодательство церковное, обязательное, во-первых, для церковных людей (духовенство, монахи, убогие, призреваемые люди, врачи), а во-вторых, для всего населения по преступлениям и спорным делам нефеодального порядка: умыкание невесты, развод, ссоры в семье, колдовство, языческие моления, еретичество и др. Это законодательство XI-XIII веков оформлено под названием "уставов", приписанных Владимиру I и Ярославу Мудрому. Уставы дают богатый материал по русскому семейному праву.

41
{"b":"341","o":1}