ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
В тихом омуте
Мисс Страна. Чудовище и красавица
Отморозки: Новый эталон
Думаю, как все закончить
Ответ перед высшим судом
Вигнолийский замок
Дочь болотного царя
Как запомнить все! Секреты чемпиона мира по мнемотехнике
Эринеры Гипноса
Содержание  
A
A

Князь Олег "Гориславич" к этому времени поутих. Он был уже отцом взрослых сыновей, Ольговичей, которые в XII веке снискали себе плохую славу таких же авантюристов, как и отец. Его старший сын Всеволод, пьяница и распутник, прославился в молодости разбойничьими набегами на мирное население и даже попал в былины как отрицательный герой (Чурила). Младший сын Святослав, женатый на половчанке, продолжал, как и отец, приводить на Русь половецкие отряды своих степных родичей. А средний сын Игорь, любитель книг и церковного пения, неудачный продолжатель той же отцовской политики, был в конце концов убит разъяренным киевским народом как олицетворение той печальной поры, когда "в княжьих крамолах веци человеком сократишася".

Олег Святославич умер в 1115 году в Чернигове. За три месяца до смерти беспокойный князь начал распрю с Мономахом относительно места саркофагов Бориса и Глеба в новой вышгородской церкви. После его смерти родовое имя его сыновей и внуков – Ольговичи – надолго стало символом беспринципных усобиц, кровавых дел и вероломных клятвопреступлений.

Мы проследили от начала до конца судьбу одного из князей – разорителей Руси. Прозвище "Гориславич", данное автором "Слова о полку Игореве", полностью подтверждено всеми делами Олега Святославича. Он был не одинок, он был типичен для той эпохи.

Другой печальной фигурой русской истории рубежа XI-XII веков был великий князь Святополк Изяславич, с которым отчасти мы уже знакомы. "Сей князь великий был ростом высок, сух, волосы черноватые и прямы, борода долгая, зрение острое. Читатель был книг и вельми памятен… К войне не был охотник и хоть на кого скоро осердился, но скоро запамятовал. Притом был вельми сребролюбив и скуп" (В. Н. Татищев).

Последние слова характеристики подтверждаются многими источниками. Князь Святополк изыскивал любые способы обогащения казны. Сын его пытками вынуждал монахов указывать места зарытых сокровищ. Вопреки ожиданиям киевского боярства Святополк не сумел оградить Русь от половцев и только разорял ее лишними войнами.

Как только умер князь Святополк, в Киеве тотчас же вспыхнуло народное восстание.

17 апреля 1113 года Киев разделился надвое. Киевская знать – те, кого летописец обычно называл "смысленными", – собралась в Софийском соборе для решения вопроса о новом князе. Выбор был широк, князей было много, но боярство остановилось на кандидатуре переяславского князя Владимира Мономаха.

В то время пока боярство внутри собора выбирало великого князя, вне стен собора уже бушевало народное восстание. Народ, истомленный финансовой политикой Святополка, взял с бою дворец крупнейшего киевского боярина, тысяцкого Путяты Вышатича (брата Яна) и разгромил дома евреев-ростовщиков.

В разгар восстания боярство вторично послало гонцов к Мономаху с просьбой ускорить приезд в Киев: "Князь! Приезжай в Киев! Если ты не приедешь, то знай, что произойдут большие несчастья: тогда не только Путятин двор или дворы сотских и дворы ростовщиков будут разгромлены народом, но пойдут и на вдову покойного князя, твою невестку, и на всех бояр, и на монастыри. Ты, князь, будешь в ответе, если народ разграбит монастыри!"

Восстание бушевало четыре дня, пока в Киев не прибыл Мономах. Советские историки Б. Д. Греков и М. Н. Тихомиров справедливо полагают, что восстание не ограничилось только городом, но охватило и деревни Киевской земли, те многочисленные боярские и княжеские вотчины, которые широким полукругом располагались в лесостепи на юг от Киева.

Восстание, несомненно, имело успех, так как Владимир немедленно издал новый закон – "Устав Воло-димерь Всеволодича", облегчающий положение городских низов, задолжавших богатым ростовщикам, и закрепощенных крестьян-закупов, попавших в долговую кабалу к боярам.

По "Уставу Владимира", было сильно ограничено взимание процентов за взятые в долг деньги. Поясним эту статью примером. Предположим, что какой-то крестьянин занял у боярина в тяжелую годину 6 гривен серебра. По существовавшим тогда высоким нормам годового процента (50 процентов) он ежегодно должен был вносить боярину 3 гривны процентов (а это равнялось стоимости трех волов). И если должник не мог, кроме процентов, выплачивать и самый долг, то он должен был нескончаемое количество лет выплачивать эти ростовщические проценты, попадая в кабалу к своему заимодавцу.

По новому уставу срок взимания процентов ограничивался тремя годами – за три года должник выплачивал 9 гривен процентов, что в полтора раза превышало сумму первоначального долга. Мономах разрешил на этом и прекращать выплаты, так как в 9 гривен входил и долг ("исто") – 6 гривен и 3 гривны "роста". Долг погашался. Фактически это приводило к снижению годового процента до 17 процентов и избавляло бедноту от угрозы длительной и вечной кабалы. Это была большая победа восставшего народа.

В вотчинном хозяйстве новый закон защищал некоторые человеческие права должников-закупов. Закуп уже имел право уйти с господского двора, если он открыто отправлялся на поиски денег или если шел жаловаться судьям или князю. Закуп уже не отвечал за господское имущество, если его расхищали другие люди. За "обиду", за несправедливые наказания, нанесенные закупу, господин должен был платить штраф в казну князя. Еще больший штраф (в 12 гривен) грозил господину в случае самовольной продажи закупа как холопа. При этом "обиженный" закуп освобождался от долгов: "наймиту свобода во всех кунах".

Крестьянин-закуп получал уже право свидетельствования в небольших судебных делах. Все это тоже явилось завоеванием восставшего народа. Феодалы вынуждены были пойти на некоторые уступки, улучшившие экономическое и юридическое положение городских ремесленников и крестьян.

Владимир Мономах – боярский князь (1053-1113-1125 годы)

В оценке исторических лиц для нас очень важно определить не столько их субъективные качества, которые могут дойти до нас в искаженной передаче пристрастных современников, сколько объективное значение их деятельности: шла ли она против течения жизни или, наоборот, способствовала ускорению наметившихся жизненных явлений.

Пожалуй, ни об одном из деятелей Киевской Руси не сохранилось столько ярких воспоминаний, как о Владимире Мономахе. Его вспоминали и во дворцах, и в крестьянских избах спустя много веков. Народ сложил о нем былины как о победителе грозного половецкого хана Тугоркана – "Тугарина Змеевича", и из-за одинаковости имен двух Владимиров влил эти былины в старый цикл киевского эпоса Владимира I.

Когда века феодальной раздробленности и татаро-монгольского ига сменились неожиданно быстрым расцветом Московского централизованного государства, великий князь Иван III, любивший в политических интересах "ворошить летописцы", обратился к величественной фигуре Владимира Мономаха, возвышавшейся, как и сам Иван, на грани двух эпох.

Неудивительно, что в конце XV века московским историкам заметнее всего в родном прошлом была фигура Мономаха, с именем которого они связали легенду о царских регалиях, будто бы полученных Владимиром от императора Византии. "Шапка Мономаха" стала символом русского самодержавия, ею короновались все русские цари вплоть до тяжелого дня ходынской катастрофы, когда венчали ею последнего царя.

При Владимире Мономахе Русь побеждала половцев, и они на время перестали быть постоянной угрозой.

Власть киевского князя простиралась на все земли, заселенные древнерусской народностью. Усобицы мелких князей решительно пресекались тяжелой рукой великого князя. Киев был действительно столицей огромного, крупнейшего в Европе государства.

Неудивительно, что в мрачные годы усобиц русские люди искали утешения в своем величественном прошлом; их взгляды обращались к эпохе Владимира Мономаха. "Слово о погибели Русской земли", написанное накануне татаро-монгольского нашествия, идеализирует Киевскую Русь, воспевает Владимира Мономаха и его эпоху.

52
{"b":"341","o":1}