ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Одна из не дошедших до нас летописей, использованная В. Н. Татищевым, сообщает чрезвычайно интересные сведения о Романе Мстиславиче. Будто бы после насильственного пострижения Рюрика и его семьи Роман объявил всем русским князьям, что его тесть свергнут им с престола за нарушение договора.

Далее следует изложение взглядов Романа на политическое устройство Руси в XIII веке: киевский князь должен "землю Русскую отовсюду оборонять, а в братии, князьях русских, добрый порядок содержать, дабы един другого не мог обидеть и на чужие области наезжать и разорять". Роман обвиняет младших князей, пытающихся захватить Киев, не имея сил для обороны, и тех князей, которые "приводят поганых половцев".

Затем излагается проект выборов киевского князя в случае смерти его предшественника. Выбирать должны шесть князей: суздальский, черниговский, галицкий, смоленский, полоцкий, рязанский; "младших же князей к тому избранию не потребно". Эти шесть княжеств должны передаваться по наследству старшему сыну, но не дробиться на части, "чтобы Русская земля в силе не умалялась". Роман предлагал созвать княжеский съезд для утверждения этого порядка.

Трудно сказать, насколько достоверны эти сведения, но в условиях 1203 года такой порядок, если бы он мог быть проведен в жизнь, представлял бы положительное явление. Однако стоит вспомнить благие пожелания накануне Любечского съезда 1097 года, его хорошие решения и трагические события, последовавшие за ним.

У В. Н. Татищева сохранились характеристики Романа и его соперника Рюрика:

"Сей Роман Мстиславич, внук Изяславов, ростом был хотя не весьма велик, но широк и надмерно силен; лицом красен, очи черные, нос великий с горбом, власы черны и коротки; вельми яр был во гневе; косен языком, когда осердится, не мог долго слова выговорить; много веселился с вельможами, но пьян никогда не бывал. Много жен любил, но ни едина им владела. Воин был храбрый и хитр на устроение полков… Всю жизнь свою в войнах препровождал, многи победы получил, а единою (лишь однажды. – Б. Р.) побежден был".

Рюрик Ростиславич охарактеризован по-другому. Сказано, что он был на великом княжении 37 лет, но за это время шесть раз был изгоняем и "много пострада, не имея покоя ниоткуда. Понеже сам питием многим и женами обладай был, мало о правлении государства и своей безопасности прилежал. Судьи его и по градам управители многую тягость народу чинили, для того весьма мало он в народе любви и от князей почтения имел".

Очевидно, эти характеристики, полные средневековой сочности, составлял какой-нибудь галицко-волын-ский или киевский летописец, симпатизировавший Роману.

Интересно отметить, что Роман – последний из русских князей, воспетых былинами; книжная и народная оценки совпали, что случалось весьма редко: народ очень осмотрительно отбирал героев для своего былинного фонда.

Роман Мстиславич и "мудролюбивый" Рюрик Ростиславич – последние яркие фигуры в списке киевских князей XII-XIII веков. Далее идут слабые владетели, не оставившие по себе памяти ни в летописях, ни в народных песнях.

Усобицы вокруг Киева продолжались и в те годы, когда над Русью нависла новая небывалая опасность – татаро-монгольское нашествие. За время от битвы на Калке в 1223 году до прихода Батыя под Киев в 1240 году сменилось много князей, было много боев из-за Киева. В 1238 году киевский князь Михаил бежал, боясь татар, в Венгрию, а в грозный год Батыева прихода он собирал в княжестве Даниила Галицкого пожертвованные ему феодальные оброки: пшеницу, мед, "говядо" и овец.

"Мать городов русских" – Киев прожил яркую жизнь на протяжении ряда веков, но в последние три десятилетия его домонгольской истории слишком сказывались отрицательные черты феодальной раздробленности, приведшей фактически к расчленению Киевского княжества на ряд уделов.

Певец "Слова о полку Игореве" не мог своими вдохновенными строфами остановить исторический процесс.

Черниговское и Северское княжества

Черниговское и Северское княжества составляли, как и Киевское и Переяславское, части древней "Русской земли", того первоначального ядра Руси, которое сложилось еще в VI-VII веках, но сохранило свое имя надолго.

Северская земля с Новгородом на Десне, Пу-тивлем, Рыльском, Курском на Сейме и Донцом (близ современного Харькова) обособилась от Черниговской земли не сразу; это произошло только в 1140-1150-е годы, но связь их ощущалась и в дальнейшем. Оба княжества были в руках Ольговичей. Быть может, Святослав Всеволодич Киевский потому и рассматривался в "Слове о полку Игореве" как сюзерен и черниговских и северских князей, что был внуком Олега Святославича, то есть прямым Ольго-вичем и самым старшим из них. До прихода в Киев он был великим князем черниговским и, став киевским князем, часто ездил то в Чернигов, то в Любеч, то в далекий Карачев.

Черниговскому княжеству принадлежали земли радимичей и вятичей; северо-восточная граница княжества доходила почти до Москвы. В династическом и церковном отношении к Чернигову тянулась даже далекая Рязань.

Особенно важны были южные связи Чернигова с Половецкой степью и приморской Тмутараканью. Чер-нигово-северские земли на большом пространстве были открыты степям; здесь строились пограничные оборонительные линии, здесь оседали побежденные кочевники, вытесненные с хороших пастбищ новыми хозяевами – половцами.

Пограничное Курское княжество, выдержавшее много половецких наездов, стало чем-то вроде позднейших казачьих областей, где постоянная опасность воспитывала смелых и опытных воинов "кметей". Буй Тур Всеволод говорит Игорю:

А мои ти Куряни – сведоми кмети:
Под трубами повити, под шеломы взлелеяни,
Конець копия вскормлени;
Пути им ведоми, яругы им знаеми,
Луци у них напряжени, тули отворени,
Сабли изострени;
Сами скачють, акы серый волци во поле,
Ищучи себе чти (чести), а князю – славы.

Черниговским князьям, начиная с "храброго Мстислава, иже зареза Редедю пред полки касожскыми" и до начала XII века, принадлежала Тмутаракань (современная Тамань) – древний город у Керченского пролива, большой международный порт, в котором жили греки, русские, хазары, армяне, евреи, адыгейцы.

Средневековые географы, исчисляя длины черноморских маршрутов, нередко за одну из основных точек отсчета брали Тмутаракань.

К середине XII века связи Тмутаракани с Черниговом оборвались, и этот морской порт перешел в руки половцев, чем и объясняется желание Игоря

Поискати града Тьмутороканя,

А любо испита шеломомь Дону, то есть обновить старые пути к Черному морю, на Кавказ, в Крым и Византию. Если Киев владел днепровским путем "из Грек в Варяги", то Чернигов обладал своими дорогами к синему морю; только дороги эти слишком прочно были закрыты кочевьями нескольких половецких племен.

Если киевские князья широко использовали Черных Клобуков в качестве заслона от половцев, то и черниговские Ольговичи имели "своих поганых".

В "златом слове" Святослав упрекает своего брата Ярослава Черниговского в том, что он уклонился от общего похода против половцев и занялся только обороной своей земли:

А уже не вижду власти сильнаго и богатаго
И многовои брата моего Ярослава
С Черниговьскими былями,
С могуты и с татраны,
С шельбиры, и с топчакы,
И с ревуты, и с ольберы;
Тии бо бес щитовь, с засапожникы
Кликом полкы побеждают,
Звонячи в прадеднюю славу.
65
{"b":"341","o":1}