ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Киевский цикл былин с князем Владимиром Красное Солнышко, с Добрыней (братом матери Владимира) и Ильей Муромцем складывается в тот исторический момент, когда Киевское государство резко меняет свою политику: от далеких походов в чужие, неведомые страны (проводившихся, возможно, с участием наемных отрядов варягов-мореходов) переходит к планомерной обороне Руси от печенегов и к изгнанию бесцеремонных варяжских наемников.

Первая былина этого цикла – "Вольга Святославич и Микула Селянинович" – по множеству отдельных примет должна быть связана с событиями 975-977 годов, когда князь Олег Святославич Древлянский начал борьбу с варягом Свенельдом и нуждался для пополнения своей дружины в привлечении крестьянских народных ополчений. Богатырь пахарь Микула, деревенское происхождение которого подчеркнуто символическим отчеством "Селянинович", занял центральное место в былине, олицетворяя собой не только свободолюбивых древлян, еще в 945 году выступавших против несправедливых княжеских поборов, но вообще русский народ, строивший в это время свое новое государство в борьбе и с варягами, и с кочевниками.

Былина о Вольге и Микуле, вступающем в дружину, – это как бы эпиграф ко всему былинному эпосу, в котором отражены события общенародного значения, и народ выступает в нем в качестве главной богатырской силы то под именем древлянского пахаря Ми-кул ы, то как городской ремесленник Никита Кожемяка (или Усмовшец), то как крестьянский сын ИЛЬЯ Муромец. Народная оценка легла в основу отбора объектов воспевания. В эпосе нет имен ни Святослава, "охабившего" родную землю, ни Ярослава ("Мудрого", по церковной терминологии), окружившего себя варягами. Но в каждой былине действует "ласковый князь стольно-киевский Володимер", в образе которого слились, во-первых, Владимир I ("Святой"), боровшийся с печенегами, ограждавший Русь поясом крепостей и преследовавший разбойников, а во-вторых, Владимир Мономах, тоже организатор отпора кочевникам и автор юридического устава, облегчавшего положение низов.

К богатырским народным былинам присоединились придворные былины-новеллы, подражавшие народным сказам по форме. Это песни о сватовстве норвежского короля – поэта Гаральда к дочери Ярослава Мудрого ("Соловей Будимирович"), новелла о жене боярина Ставра, решившей судьбу своего мужа, обыграв Мономаха в шахматы ("Ставр Годинович"), ироническое повествование о князе Всеволоде Ольговиче, щеголе и гуляке, причинившем много зла киевлянам ("Чурила").

Летописцы в очень малой степени отражали народную жизнь. Они были участниками и регистраторами княжеских, монастырских и изредка городских дел. Однако подробность записей, существование летописания в разных городах (Киев, Чернигов, Новгород, Галич, Владимир, Псков, Рязань и др.) делают летописи ценнейшим источником родной истории и родного языка в отличие от многих европейских стран, где хроники велись на чуждом для народа латинском языке.

Из среды летописцев особо выделяется киевлянин Нестор (начало XII века). Он написал широко задуманное историческое введение в хронику событий – "Повесть временных лет". Хронологический диапазон введения – от V-VI веков нашей эры до 860 года, когда русы впервые выступили как сила, равная Византийской империи.

Историко-географическое введение Нестора в историю Киевской Руси, написанное с небывалой широтой и достоверностью, заслуживает полного доверия с нашей стороны.

Здесь обрисована природа нашей страны, те ее элементы, которые влияли на историческое развитие народа: могучие реки, связывавшие Русь с Северной Европой, Азией, Южной Европой и Африкой, большие незаселенные лесные массивы на водоразделах, вроде "Оковского леса", беспокойные и "незнаемые" степные пространства "Великой Скифии", откуда появлялись орды кочевнической конницы.

На этой "ландкарте" историк, обладавший целой библиотекой русских, греческих, западнославянских, болгарских книг, образованнейший человек своего времени, нарисовал картину жизни всех славянских народов, сопоставляя их быт с бытом и нравами других народов всего Старого Света. Куда только не вел своего читателя Нестор: то к лесным племенам древлян, радимичей и вятичей, то к степным половцам, то в туманную Британию, то в Индию к брахманам или еще дальше, на острова Индонезии ("Островницы") и на самый край известного тогда мира – к людям шелка, в Китай.

Нестор писал правду о первобытных обычаях древлян и радимичей (примерно эпохи зарубинецкой культуры), противопоставляя их "мудрым и смысленным" полянам (племенам Черняховской культуры). Он, как бы предвидя те тенденциозные толкования, которые будут исходить от норманнистов, стремился показать, что у многих народов мира есть странные обычаи: одни из них – "убийстводейцы", "гневливы паче естества", другие с родными матерями и племянницами блуд творят, у третьих женщины ведут себя, "акы скот бессловесный", четвертые "человекы ядуще".

Рождение Руси - pic_96.jpg

Георгиевский собор в Юрьеве-Польском. 1236 г. Белокаменная резьба

Отдав дань неизбежным для средневекового историка-монаха библейским легендам, Нестор быстро переходит к обрисовке всего славянского мира во всем его объеме. Здесь нет легендарных Чеха, Леха и Руса, обычных в западнославянских хрониках, здесь указаны все действительно существовавшие крупные союзы племен в области первоначального расселения славян в Европе.

Совокупность этих племенных союзов довольно точно очерчивает территорию расселения славян (западных и восточных) на рубеже нашей эры, как мы представляем ее себе сейчас на основании данных лингвистики, антропологии, археологии.

Тонкое чутье историка подсказало Нестору безошибочный выбор основных, узловых моментов в жизни славянства – это, во-первых, VI век, век славянских походов на Византию, век формирования мощных и устойчивых племенных союзов "княжений", век путешествия Кия в Царьград и основания Киева как столицы племенного княжения полян.

В нашей современной периодизации мы тоже выделяем VI век как переломную эпоху, очень важную в истории славянских предфеодальных образований.

Вторая выделенная Нестором эпоха – IX век, век образования таких славянских феодальных государств, как Киевская Русь, Великоморавское государство, Болгарское царство, век появления славянской письменности, христианизации славян.

Как видим, периодизация Нестора совпадает с нашей; он выделял в истории славянства те же самые моменты, которые выделяем теперь и мы.

В XII столетии летописание появляется почти в каждом крупном городе, что выражало самостоятельность отдельных княжеств. Нам известны летописи "младшего брата" Новгорода – Пскова; известно летописание Владимира и Ростова. Летописи велись и в юго-западном регионе – в Галиче, Владимире-Волынском и в Пинске.

Смоленская летопись и интереснейшая Полоцкая летопись были известны В. Н. Татищеву, получившему их на короткий срок и успевшему сделать только незначительные выписки.

Значительно лучше нам известно летописание Владимира и Ростова.

Рождение Руси - pic_97.jpg

Киевские браслеты XII-XIII вв.

Дошли до нас и фрагменты летописания рязанского, переяславского (Переяславля Русского) и черниговского.

По всей вероятности, уцелевшие до наших дней в составе позднейших летописных сводов фрагменты летописей разных княжеств далеко не отражают действительного состояния летописного дела в XII – начале XIII века. Летописей было значительно больше, но многие из них погибли в половецких наездах, княжеских усобицах и особенно в пожарах русских городов во время "татарщины". Мы знаем случаи, когда в Москве в XIV-XV веках каменные подклеты до самых сводов наполняли книгами, чтобы уберечь их, но они все же гибли в огне…

83
{"b":"341","o":1}