ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В своем первоначальном виде (сохраненном выписками Татищева) летопись Петра Бориславича содержала интереснейшие портретно-политические характеристики великих князей киевских почти за весь XII век.

Автор описывал князей, большая часть которых были его современниками, по определенной системе: внешность, характер, отношение к управлению землей и правосудию, полководческие таланты, любовь к дружине, отношение к дворцовому, куртуазному быту и индивидуальные особенности каждого. Оценки его субъективны, но, безусловно, очень интересны, так как перед нами проходит целая галерея монархов, описанных одной рукой.

Из этих словесных портретов мы узнаем, например, что Изяслав Мстиславич был красив, богато награждал верных вассалов и дорожил своей честью, что сын его Мстислав был так силен, "яко его лук едва кто натянуть мог". Этот князь был столь храбр, что "все князи его боялись и почитали. Хотя часто с женами и дружиною веселился, но ни жены, ни вино им не обладало… (князь) много книг читал и в советах о расправе земской (об управлении) с вельможи упражнялся…".

Игорь Ольгович (убит киевлянами в 1147 году) был, оказывается, любителем охоты и ловли птиц "и в пении церковном учен. Часто мне (пишет о себе летописец. – Б. Р.) с ним случалось в церкви петь…".

Юрий Долгорукий, враг "Мстиславова племени", обрисован в черных тонах: "великий любитель жен, сладких пищ и пития; более о веселиях, нежели о расправе (управлении) и воинстве, прилежал…"

Рождение Руси - pic_99.jpg

Успенский собор во Владимире. Конец XII в.

В целом боярская летопись Петра Бориславича (велась им как очевидцем с 1146 по 1196 год) с ее грамотами из княжеского архива, дневниками походов, записями заседаний боярской думы и важных княжеских съездов, с ее литературными приемами и любопытнейшими великокняжескими портретами представляет несомненный исторический интерес.

Русская литература XI-XIII веков не ограничивалась одним летописанием и была разнообразна и, по всей вероятности, очень обширна, но до наших дней из-за многочисленных татарских погромов русских городов в XIII-XVI веках уцелела лишь какая-то незначительная часть ее.

Кроме исторических сочинений, показывающих, что русские писатели, несмотря на молодость Русского государства и его культуры, стали вровень с греческими, мы располагаем рядом произведений других жанров. Почти все, что создавалось в X-XII веках, переписывалось, копировалось и в последующее время.

Читатели продолжали интересоваться многим. Интересно "Хождение" игумена Даниила на Ближний Восток (около 1107 года). Даниил ездил в Иерусалим, центр христианских традиций, и подробно описал свое путешествие, страны и города, которые видел. В Иерусалиме он оказался во время первого крестового похода и вошел в дружбу с предводителем крестоносцев королем Балдуином. Даниил дал очень точное описание Иерусалима и его окрестностей, измеряя расстояние и размеры архитектурных памятников. Его "Хождение" надолго явилось надежным русским путеводителем по "святым местам", которые также привлекали тысячи паломников со всех концов Европы.

Своеобразным жанром были "жития святых", являющиеся сильным оружием церковной пропаганды, где сквозь слащавые восхваления канонизированных церковью образцовых с ее позиций людей ("святых", "праведных", "блаженных") хорошо просматривается реальная жизнь: классовая структура монастырей, стяжательство монахов, жестокость и сребролюбие некоторых князей, использование церковью умственно неполноценных людей и многое другое.

Особенно интересен Киево-Печерский патерик, представляющий собою сборник рассказов разного времени о монахах Печерского монастыря. К нему присоединена исключительно интересная переписка епископа Симона и некоего церковного карьериста Поликарпа, стремившегося за взятку (деньги давала княгиня дочь Всеволода Большое Гнездо) получить высокий церковный пост.

Другим жанром, тоже связанным с церковью, были поучения против язычества, бичевавшие народную религию и веселые празднества. В них также очень много интересных бытовых черт.

Излюбленным жанром средневековья были сборники изречений, пословиц и поговорок ("Пчела").

Большой интерес представляют два литературных произведения – "Слово Даниила Заточника" и "Моление Даниила Заточника", иногда ошибочно приписываемые одному лицу.

"СЛОВО Даниила…" – челобитная, направленная неким Даниилом, заточенным на озере Лаче (отсюда – "Заточник"), князю Ярославу Владимировичу около 1197 года. Это блестящее произведение, характеризующее в излюбленной средневековыми авторами форме афоризмов разные стороны русской жизни конца XII века. Здесь и обличение княжеских тиунов и рядовичей, притесняющих мелких феодалов, и недовольство богатыми, но глупыми людьми, которых слушают только из-за их положения, и насмешки над гонцами и послами, которые вместо исполнения возложенных на них дел проводят время в "дому пировном".

Автор, начитанный и умный человек, пострадавший в прошлом за какое-то свое литературное произведение ("художество"), предлагает свои услуги князю, так как он "одеянием оскуден есмь, но разумом обилен". Он, очевидно, не только писатель, но и хороший оратор: "Бысть язык мой яко трость (перо) книжника скорописца и уветлива уста, аки речная быстрость". Возможно, что Даниил вел одно время летопись при дворе Всеволода Большое Гнездо. Под 1192 годом там помещено поучение по поводу пожара во Владимире, бичующее тех богатых людей, которые закабаляли "неправедным написанием" беспомощных погорельцев.

"Слово Даниила Заточника" было очень популярно; его переписывали и читали на протяжении веков. Уже через три десятка лет оно вызвало подражание у анонимного автора, укрывавшегося под именем того же Даниила, но честно сообщившего читателям, что сам он "не мудр, но в премудрых ризу (одежду) обла-чихся, а смысленных сапоги носил есмь". Свое произведение (примерно 1229 год) этот псевдо-Даниил назвал "Молением", включив в него почти все "Слово Даниила…" и дополнив его рядом новых интересных афоризмов. Адресовано "Моление" переяславскому князю Ярославу, сыну Всеволода Большое Гнездо.

Автор – сын рабыни, брошенный в детстве родителями, сам побывавший "в работном ярме" и не получивший образования ("ползая мыслию, яко змия по камению").

Рождение Руси - pic_100.jpg

Апостол Матфей. Фреска Дмитровского собора во Владимире. Конец XII в.

Рождение Руси - pic_101.jpg

Апостол Марк. Фреска Дмитровского собора во Владимире. Конец XII в.

Псевдо-Даниил – сторонник княжеской власти (князь – кормчий своей земли); боярство признается как умное окружение власти. Интересно резко отрицательное отношение автора к монашеству и к "похабным обычаям" "ласкосердых псов" – монахов. Оба произведения – и "Слово" и "Моление" – знакомят нас с общественной мыслью нижних слоев русского феодального общества конца XII – начала XIII века.

Самым главным, всемирно знаменитым произведением древнерусской литературы является "Слово о полку Игореве", написанное в 1185 году в Киеве. Этой поэме подражали современники и писатели начала XIII века, ее цитировали псковичи в начале XIV века, а после Куликовской битвы в подражание "Слову" в Москве была написана поэма о победе над Мамаем "Задонщина".

"Слово о полку Игореве" можно было бы назвать политическим трактатом, настолько мудро и широко затронуты в нем важные исторические вопросы. Автор углубляется и в далекие "Трояновы века" (II-IV века нашей эры), и в печальное для славян "время Бусово" (375 год), но главное его внимание устремлено на выяснение корней усобиц, помогавших половцам громить и грабить Русскую землю. Одним из первых виновников оказывается князь Олег "Гориславич" (умер в 1115 году), дед побежденного Игоря. Ему противопоставлены опоэтизированный князь-колдун Всеслав Полоцкий, герой киевского народного восстания 1068 года, и Владимир Мономах. Историческая концепция автора "Слова" поражает четкостью и глубиной.

85
{"b":"341","o":1}