ЛитМир - Электронная Библиотека

Артур роет уже третью яму. Лоб его густо покрылся капельками пота.

Внезапно лопата его встречает какое-то препятствие.

Альфред лает: похоже, он что-то почуял. Мальчик опускается на колени и руками расширяет яму.

— Если ты учуял клад, значит, ты действительно самый лучший пес в мире! — говорит Артур собаке, чей хвост тут же начинает вращаться со скоростью пропеллера.

Разрыхлив землю и копнув в последний раз, Артур хватает обнаруженный им предмет и извлекает его из земли. Альфред рад ужасно. Это и понятно, ведь Артур откопал давным-давно зарытую им кость!

— Ах ты, каннибал несчастный! Забирай свой клад! — восклицает Артур, отшвыривая от себя кость и принимаясь рыть новую яму.

Бабушка собирается с силами. Плеснув на лицо водой, она подходит к зеркалу.

В зеркале отражается усталое лицо пожилой женщины, измученной давней печалью. Ей жаль эту женщину, и она давно хочет ее спросить, как ей удается выстоять.

Тяжело вздохнув, она поправляет волосы и, заговорщически подмигнув отражению в зеркале, направляется в кабинет Арчибальда.

Войдя в комнату, больше напоминающую музей, она снимает со стены одну из африканских масок.

Затем переводит взгляд на висящий на стене портрет мужа.

— Мне очень тяжело, Арчибальд, но у нас нет выбора, — обращаясь к портрету, устало произносит она.

Опустив глаза, бабушка покидает кабинет, унося под мышкой африканскую маску. А чтобы больше в кабинет никто не вошел, она запирает его на ключ.

* * *

Выкопав еще одну яму, Артур опять извлекает из нее кость.

Альфред опускает уши и притворяется, что его это не касается.

— Ты что, ограбил мясную лавку? — возмущенно спрашивает мальчик.

Из дома выходит бабушка со свертком под мышкой: это маска, она завернута в бумагу, чтобы внук ее не увидел.

— Я… Мне нужно в город за покупками, — смущенно произносит она.

— Хочешь, чтобы я поехал с тобой? — вежливо интересуется внук.

— Нет, нет! Продолжай копать, это правильно. Ведь все может быть…

Она поспешно садится в старенький шевроле и трогается с места.

— Я скоро! — кричит она, пытаясь перекричать шум мотора.

И машина исчезает в облаке пыли.

ГЛАВА 4

Пикап медленно едет по главной улице большого города. Этот город нисколько не похож на тот очаровательный провинциальный городок, куда бабушка обычно ездит за покупками. Здесь повсюду сверкают витрины магазинов, снуют многочисленные прохожие, толпятся праздношатающиеся зеваки. Здесь все блестит, все сияет, все свидетельствует о богатстве.

Бабушка берет себя в руки: ей надо быть на высоте.

Припарковав машину, она достает из сумочки визитную карточку и проверяет адрес. Убедившись, что приехала правильно, она направляется к небольшому магазину, торгующему антиквариатом. Витрина магазина маленькая, однако внутри помещение необычайно длинное, а из-за слабого освещения кажется и вовсе бесконечным. Повсюду теснятся вещи, всевозможная мебель, как старинная, так и довольно новая. Явно поддельные римские божки соседствуют с подлинными мексиканскими деревянными статуэтками, а старые серпы почему-то развешаны среди фарфоровых тарелок. Старинные книги в кожаных переплетах лежат рядом с романами в бумажной обложке, которые обычно покупают для чтения в поезде.

В глубине магазина за прилавком сидит хозяин и читает газету. Он похож как на антиквара, так и на ростовщика, следовательно, доверия не внушает.

Он давно заметил почтенную даму, но, не желая идти к ней навстречу, продолжает чтение.

— Чем могу быть вам полезен? — спрашивает он, когда бабушка вплотную подходит к прилавку.

— Простите, — смущенно говорит она, нервно теребя визитную карточку. — Когда-то давно вы заезжали к нам, и сказали… что если нам когда-нибудь захочется освободиться от старой мебели или безделушек…

— Да, наверное, именно так я и сказал, — соглашается антиквар.

Принимая во внимание, что в окрестных деревнях он раздал, по меньшей мере, сотню визиток, он не может помнить всех, кому он их вручал.

— Вот, у меня тут… предмет из частной коллекции, — запинаясь, произносит бабушка. — Мне бы хотелось узнать, сколько… он может стоить.

Антиквар вздыхает, откладывает в сторону газету и водружает на нос очки. Надо сказать, сегодня он целый день только и делал, что оценивал так называемые сокровища, имеющие ценность исключительно для их владельцев.

Развернув оберточную бумагу, он принимается разглядывать маску.

— Что это? — спрашивает он. — Карнавальная маска?

Он явно не любитель африканского искусства.

— Нет. Это африканская маска. Она принадлежит вождю племени бонго-матассалаи. Такой больше нигде нет, — с гордостью произносит бабушка, хотя в голосе ее звучит горечь. Ведь она намерена расстаться не только с сокровищем, но и с дорогими ее сердцу воспоминанием…

Антиквар, похоже, заинтересовался маской.

— Значит, пятнадцать евро, — уверенно называет он цену.

Если бы клиентка была ему интересна, он бы заметил, что ответ буквально сразил ее. У бабушки даже дыхание перехватило.

— Пятнадцать евро? Но это невозможно! Это уникальная вещь, она практически бесценна.

Антиквар прерывает ее.

— Восемнадцать евро. Это все, что я могу вам предложить, — уступает он. — Такие экзотические предметы сейчас продаются очень плохо. Люди хотя чего-нибудь практичного, определенного, современного. Ничего не поделаешь. Быть может, у вас есть еще что-нибудь?

Бабушка в растерянности.

— Если… быть может… даже не знаю, — бормочет она. — А что сейчас хорошо продается?

Впервые за все время их разговора антиквар улыбается.

— Если честно?.. Книги!

* * *

Артур отбрасывает лопату. Он в отчаянии. Альфред, напротив, рад ужасно: он уже раскидал по поляне целую кучу костей, выкопанных его хозяином. Сад стал похож на минное поле.

Артур идет на кухню, берет стакан, наливает воды и залпом выпивает ее. Отдышавшись, он смотрит в окно. На улице вечереет.

Мальчик отправляется в дедушкин кабинет. Обнаружив, что дверь заперта, он идет в бабушкину спальню, снимает ключ, висящий рядом с кроватью под балдахином, и возвращается обратно.

Отперев кабинет, он зажигает венецианский фонарик и садится возле стола.

С портрета на стене дедушка молча улыбается внуку. Мальчик пристально вглядывается в портрет.

— Я никак не могу найти клад, дедушка! — жалуется Артур. — Я не верю, что ты зарыл его в саду и не оставил ни записки, ни какого-нибудь указателя… Это на тебя не похоже.

Дедушка на портрете улыбается… и по-прежнему молчит.

— Наверное, ты хочешь сказать, что я плохо искал? — вновь обращается к портрету Артур. Ему очень не хочется признавать свое поражение.

Артур схватил первую попавшуюся под руку книгу и принялся ее листать.

За пару часов Артур пролистал почти все книги в кабинете, и теперь они грудой высятся на столе. На улице темнеет. Парнишка смертельно устал. Осталась последняя книга — та, которую он вчера смотрел вместе с бабушкой.

Артур в очередной раз разглядывает рисунки с изображениями мужчин из племени матассалаи и племени минипутов.

Перевернув несколько страниц, он обнаруживает картинку, при виде которой его охватывает какая-то непонятная тревога. Как это он вчера ее не заметил?

На рисунке изображена какая-то зловещая фигура: ее бесплотные формы лишь отдаленно напоминают человека.

Лица у нее нет, а там, где положено быть глазам, горят две красные точки.

По спине у Артура побежали мурашки. Никогда еще он не видел такого урода, даже на картинках…

Под рисунком этого скорпионоподобного монстра от руки сделана надпись:

Ужасный Урдалак

На улице почти совсем стемнело. Вдалеке, там, где тянется цепочка холмов, замелькали два желтых глаза. Это автомобиль, своими мощными фарами он высвечивает в дорогу в ночной тьме. Вскоре он сворачивает к дому. Артур быстро переворачивает страницу, желая поскорее забыть портрет кошмарного существа по имени Ужасный Урдалак.

10
{"b":"3416","o":1}