ЛитМир - Электронная Библиотека

Огорченный мальчик садится на стул и начинает перечитывать лозунг, который грузчики не сочли нужным снять. Впрочем, кусок ткани, на котором он написан, явно ценности не представляет, а советы, как известно, цены не имеют.

«Слова одни скрывают часто слова другие» — вслух произносит Артур.

Вот она, загадка, перед ним, и он обязан ее разгадать!

— Помоги мне, дедушка. Если одни слова могут скрывать другие, то какие слова скрываются за этим лозунгом?

Но сколько ни вопрошает он портрет, нарисованный на нем дедушка безмолвствует.

* * *

Взглянув на счет, бабушка возвращает его служащему электрической компании.

— И… и когда меня отключат? — равнодушным тоном интересуется она.

— Думаю, скоро, — отвечает служащий. И в ту же минут свет во всем доме гаснет.

— Да, действительно, совсем скоро! — философски замечает бабушка. — Стойте на месте, я схожу за свечой.

В кабинете Артур тоже зажигает свечу. Когда живешь далеко от города, всегда нужен запас свечей. В пустыне темноты огонек свечи, словно оазис.

Мальчик ставит свечу на письменный стол и отходит подальше, в очередной раз вчитываясь в висящий над столом лозунг. В нем содержится ключ к загадке.

— Ну, пора, — говорит он самому себе, — сейчас я должен непременно решить эту загадку.

«Слова одни… скрывают часто… слова другие…»

Пламя высвечивает полоску ткани с буквами, делая ее прозрачной, и Артуру кажется, что на обороте лозунга есть какая-то другая надпись.

Взяв свечу в руку, он забирается на стул и освещает оборотную сторону лозунга. Неожиданно на прозрачной ткани проступают другие слова. Одни слова скрывали другие. Лицо Артура сияет от радости.

— Наконец-то!

Но время не ждет, радоваться еще рано. Водя свечой вдоль полосы ткани, он медленно читает написанную на обороте фразу. В ушах его звучит ворчливый голос дедушки, словно тот вернулся к себе в кабинет.

«Мой дорогой Артур, я всегда был в тебе уверен: вот ты, наконец, и разгадал мой простенький ребус».

— Не такой уж он и простенький, — возражает мальчик.

А голос деда продолжает:

«Ты сообразительный, и тебе, наверняка, исполнилось лет десять, не меньше. А я… словом, раз ты читаешь мое послание, значит, меня, скорее всего, уже нет на свете».

Артур замирает. Только что дедушка был живой, и вот тебе на — опять умер! Нет, так не бывает!

«Тебе предстоит сложная задача: ты должен завершить мое дело. Если, конечно, захочешь».

Артур смотрит на портрет. Разве он может обмануть доверие деда?

— Конечно, я согласен, дедушка, — произносит он громко и продолжает читать.

«Впрочем, иного ответа я и не ожидал, Артур. Ты же мой внук».

Артур улыбается: значит, дед был еще и ясновидящим.

— Спасибо, — отвечает он, и читает дальше: «Чтобы попасть в страну минипутов, тебе надо знать, когда открывается проход. А проход, должен тебе сказать, открывается раз в году. Чтобы вычислить день, надо взять всемирный календарь, что лежит у меня в столе, и отсчитать десятое полнолуние. В десятое полнолуние, ровно в полночь, открывается световая дверь в страну минипутов».

Артур не верит своим глазам.

Неужели и спрятанное сокровище, и минипуты, и принцесса Селения — все правда?

Спрыгнув со стула, он роется в ящиках стола в поисках календаря. К счастью, антиквар счел календарь недостойным своего внимания. Артур принимается подсчитывать полнолуния.

— … Семь… восемь… девять… десять!

Потом смотрит, на какое число приходится долгожданное полнолуние.

— Ох! — в испуге восклицает он. — Ведь это… это же сегодня!

Артур выскакивает в коридор и смотрит на висящие на стене часы: двадцать три часа тридцать минут.

— Через тридцать минут!.. — вскрикивает он.

* * *

При свете свечи бабушка подписывает бумагу, вежливо протянутую ей служащим электрической кампании.

— Вот. Розовый экземпляр для вас, а синий для меня. Один для девочек, другой для мальчиков, — пытается пошутить служащий, но шутку его подхватить некому. Бабушка молчит, словно кусок мрамора.

— Чтобы вам вновь включили электричество, вам надо прийти в центральную контору, она работает с девяти утра до шести вечера, и принести квитанцию об оплате.

— Да, разумеется, — кивает бабушка. Неожиданно ее охватывает любопытство: — Скажите, а почему вы пришли так поздно? Ведь вы сами только что сказали, что работаете до шести вечера!

— Увы, я тут не при чем, — доверительно сообщает служащий. — Это они настояли, чтобы я зашел к вам именно сегодня. И оплатили мне сверхурочные — по тройному тарифу! Наверное, кто-то в ГЭКД очень хочет насолить вам.

— В ГЭКД? — переспрашивает бабушка.

— Генеральной электрической компании Давидо, — поясняет служащий.

— А, тогда все ясно, — улыбается бабушка.

Раздаются звуки, больше всего напоминающие стук молотка.

Служащий электрической компании тревожно озирается и вновь пытается пошутить:

— Похоже, не я один работаю тут сверхурочно…

— Нет, здесь больше никого нет. Это привидения, — говорит бабушка таким убедительным тоном, что никому и в голову не придет возражать ей. — В доме полно привидений. Так что отправляйтесь-ка вы поскорей домой: привидения очень не любят людей в форме.

Служащий в ужасе: его фирменный комбинезон вполне может сойти за форму!

— Ну, тогда я пошел! — кричит он, проворно сбегая по ступенькам и рыся к своему автомобилю.

Усмехнувшись, бабулечка с шумом захлопывает дверь и, подняв голову, прислушивается, пытаясь понять, откуда доносятся удары.

ГЛАВА 6

Артур остервенением загоняет в стену гвоздь. Разумеется, лучше всего это делать молотком.

— Двадцать восемь… двадцать девять… тридцать!… Уф! Теперь можно отдышаться.

Последний удар так силен, что от стены отлетает небольшая дощечки. К ее внутренней стороне прикреплен стержень — это дверца крошечного тайника.

Артур протискивает руку в отверстие, вытаскивает оттуда листок бумаги и читает:

«Отлично. Ты решил вторую загадку. Осталась третья и последняя. Старый радиатор. Поворачивай кран вправо, сделай столько оборотов, сколько букв содержится в твоем имени. Затем сделай четверть оборота назад».

Артур садится на корточки, подбирается к расположенному под подоконником старому радиатору и начинает вращать кран.

— Артур! А Р Т У Р! — Мальчик считает очень внимательно: у него слишком мало времени, поэтому ошибиться нельзя.

Так… теперь четверть оборота назад!

Выполнив все необходимое, он останавливается перевести дух. Всегда надо быть готовым к худшему!

И худшее не заставляет себя ждать. Дверь открывается и входит бабулечка. Артур подскакивает, как ужаленный.

— Что это ты тут мастеришь? Зачем ты колотил молотком? — недовольно спрашивает она.

Сегодня был такой трудный и неприятный день, что ей хочется поскорее лечь спать.

— Я… мне… хотел починить радиатор в кабинете дедушки, — лепечет Артур.

— А почему этим надо заниматься ночью? Да к тому же летом? — недоверчиво спрашивает бабушка, чувствуя, что внук ее что-то затевает.

— Ну, понимаешь, зима всегда приходит неожиданно. Ты же сама всегда это говоришь! — выпаливает тот.

— Да, конечно, говорю, но говорю в ноябре! — парирует бабушка. — А сейчас я говорю, что скоро полночь и давно пора спать. И еще: я сто раз тебя просила не играть в дедушкином кабинете.

— Почему? Ведь теперь здесь ничего нет, — возражает Артур.

Бабушка понимает, что он прав, однако уступать не намерена, и из принципа продолжает настаивать.

— Да, конечно, вещей здесь практически не осталось… Но зато остались воспоминания, и я не хочу, чтобы ты их тревожил! — на ходу придумывает она.

Подойдя к столу, она отрывает у календаря очередной листок и кладет его в коробочку с надписью «Дни без тебя». Скопившиеся в ней листки образуют внушительную стопку.

13
{"b":"3416","o":1}