ЛитМир - Электронная Библиотека

Король не верит своим глазам. Селения от изумления раскрывает рот.

— Вот это да!… — охает Миро.

Осматы с подозрением смотрят на Артура, не понимая, как ему удалось совершить такое чудо. Но они созданы не для размышлений, а для боя. Вот и эти двое, не долго думая, вновь идут в атаку.

Меч на удивление легкий, и Артур, вращая над головой своим новым грозным оружием, устремляется в бой. Разумеется, как и все мальчишки, в мечтах он не раз видел себя отважным рыцарем на турнире, но держать в руках меч, даже игрушечный, ему никогда не приходилось. А сейчас он сражается так ловко и умело, что ни у кого не вызывает сомнений, что он всю жизнь занимался фехтованием или снимался в кино в ролях рыцарей и мушкетеров.

Чтобы полюбоваться Артуром, Миро даже покидает пульт управления.

Барахлюш подбегает к нему.

— Кто его научил так классно драться? — удивленно спрашивает юный принц.

— Меч дарует ему этот талант, — отвечает Миро. — Он умножает силу справедливого.

Оба осмата исчерпали весь свой запас приемов, и движения их становятся все более неуверенными. Артур же, напротив, разит без промаха, и вскоре от длинных мечей противников остаются одни рукоятки. И осматы сдаются.

Артур останавливается, переводит дух и улыбается улыбкой победителя.

— … А теперь — на колени! И просите у принцессы прощения! — командует он.

Переглянувшись, осматы бегут к своим комарам — они не хотят публичного унижения.

Но Артур оказывается быстрее. В два прыжка подскочив к комарам, он одним ударом отсекает им передние лапы. Осматы, как ошпаренные, отскакивают от своих летунов, падают, катятся по земле, неуклюже поднимаются и покорно опускаются на колени.

— Живо просите прощения! — грозит им Артур.

Селения медленно подходит к осматам: вид у обоих жалкий.

— Простите… — запинаясь, начинает первый.

— …принцесса! — заикаясь, заканчивает второй.

Селения вздергивает носик так, как умеют делать только принцессы.

— Стража! Уведите пленников в центр перекройки! — небрежно приказывает король, и на глазах у собравшейся на площади толпы стража без шума уводит осматов.

Король подходит к Артуру, чтобы поздравить его с победой.

— А что такое центр перекройки? — не дожидаясь королевской речи, спрашивает Артур. Сейчас он не расположен выслушивать комплименты.

— Мне не очень нравится это заведение, — отвечает Его Величество, — но я вынужден терпеть его. Там пленников для их же пользы подвергают особой терапии, после которой они превращаются в простых и милых минипутов. Разумеется, после всех процедур на конкурсе красоты они призов не возьмут…

Артур смотрит вслед пленникам, пытаясь представить себе, как из этих ужасных гибридов можно сделать минипутов, пусть и не слишком красивых.

К нему подходит Барахлюш и звонко хлопает его по плечу.

— Ты великий воин! Ты здорово сражался!

— Это не я, это меч. Он легкий, и им очень просто владеть, — скромно отвечает Артур.

— Еще бы! Это же волшебный меч! Вот уже много лет он был намертво запаян в камень, но пришел ты и вытащил его! — взволнованно объясняет Барахлюш.

— Ох, а я и не знал! — удивленно восклицает Артур, с любопытством взирая на свое новое оружие.

— Да, Артур, все именно так, как сказал мой сын. Теперь ты у нас герой! — широко улыбаясь, говорит король.

А юный принц Барахлюш, желая выплеснуть бушующий в нем восторг, громко кричит:

— Да здравствует Артур!

Собравшиеся на площади минипуты радостно аплодируют и скандируют имя нового героя.

Артур не привык чувствовать себя объектом столь пристального внимания. Желая утихомирить толпу, он поднимает руки, раскланивается, а потом ныряет за широкую спину короля.

Воспользовавшись всеобщим ликованием, Селения обращается к отцу:

— Теперь, когда меч извлечен из камня, нельзя терять ни минуты! Надеюсь, ты не против, чтобы я отправилась на битву с Ужасным У?

Глядя на своих радостных и абсолютно беспечных подданных, король понимает, что только настоящая принцесса может вызвать на поединок Ужасного У. Или настоящий принц. Но Барахлюш еще мал. Значит, выполнить великую миссию предстоит Селении. Конечно, ему очень не хочется отпускать дочь в опасное путешествие, но его подданные минипуты такие легкомысленные, что вряд ли кто-нибудь из них сумеет добраться до Запретного города.

Король ласково смотрит на дочь-принцессу. Ростом она давно обогнала отца. В скобках заметим: не только ростом, но и отвагой.

— К несчастью, я согласен отпустить тебя, дочь моя. После меня настанет твоя очередь взять бразды правления королевством в свои руки, а, значит, твой долг сразиться с Ужасным У. И я уверен, ты с честью справишься с возложенной на тебя миссией.

Слушая отца, Селения от радости даже начинает напевать, однако правила поведения королевских особ, равно как и тяжесть возложенной на них ответственности, обязывают ее сдерживать свои чувства.

— Ты отправишься в путь, но с одним условием, — добавляет король.

Селения вопросительно смотрит на отца:

— И что это за условие?

— Артур храбр и находчив. Он чист сердцем и готов сражаться за справедливость. Он пойдет с тобой.

Король говорит понятно, без недомолвок. Так что дискуссия явно неуместна, и Селения это понимает. Опустив глаза, она молча соглашается с его решением.

— Я горжусь тобой, дочь моя, — удовлетворенно произносит король. — Уверен, вдвоем у вас все получится.

Час назад она восприняла бы такой вердикт как величайшее оскорбление, но за это время Артур успел показать себя отважным воином и спас ее отца. Так что отвергать такого спутника было бы просто глупо.

И по секрету: в холодном сердце принцессы распахнулась крохотная форточка, куда вихрем ворвался теплый ветерок зарождающегося чувства. Теперь в ее сердце царит постоянный нежный сквозняк, и дует он со стороны Артура. Но она ни за что никому об этом не расскажет!

Мальчик чувствует произошедшие в душе Селении перемены. Но он еще слишком мал и не может объяснить причину случившегося. Поэтому он смущенно улыбается принцессе, словно прося у нее прощения за то, что ей навязали его общество.

Глаза Селении становятся узкими, как у кошки, когда та собирается замурлыкать, и она одаривает Артура очаровательной улыбкой.

* * *

Стражи приоткрывают главные городские ворота. Желая убедиться, что дорога свободна, один из них просовывает голову в щель, а потом и сам протискивается наружу. Другой страж передает ему лук и горящую стрелу. Разведчик натягивает тетиву, и стрела летит вперед, освещая дорогу и покрытые каплям влаги стены туннеля.

Пролетев немалое расстояние, она втыкается в землю и медленно догорает. Вокруг тихо, ничего не заполыхало…

— Путь свободен! — кричит страж, и тяжелые ворота начинают медленно раскрываться.

Возле ворот толпятся минипуты: всем хочется проводить принцессу и ее героя.

Артур вкладывает меч в великолепные кожаные ножны ручной работы. Как и мечом, ими можно любоваться часами.

Ласково обнимая мальчика за плечи, Миро отводит его в сторону.

— Я знаю, ты отправляешься на поиски своего деда, но… — Он колеблется, мнется, а потом добавляет: — Если в своих скитаниях ты случайно встретишь маленького кротенка в очках, откликающегося на имя Мино… Это мой сын. Прошло уже больше трех месяцев с того дня, как он исчез… скорее всего, осматы…

Миро опускает голову: ему трудно говорить.

— Можешь на меня положиться, — не раздумывая, отвечает Артур.

Миро улыбается: да, этот мальчуган настоящий герой: стремительный, энергичный, благородный!

— Спасибо, Артур. Ты хороший мальчик, — говорит он.

Барахлюш стоит поодаль, у ног его лежит раздувшийся дорожный рюкзак. Два стражника с трудом приподнимают его, и Барахлюш, просунув руки в лямки, взваливает рюкзак себе на спину.

— Ты уверен, что ничего не забыл? — насмешливо спрашивает один из стражников.

— Уверен! А теперь отпустите и отходите.

25
{"b":"3416","o":1}