ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Последняя гастроль госпожи Удачи
Врач без комплексов
Отшельник
Данбар
Замок Кон’Ронг
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Шатун
Теряя Лею
Ненавижу босса!
Книга земли

Испуганные осматы на всякий случай делают несколько шагов назад. Всем известно, что любая попытка публично оскорбить Мракоса всегда заканчивается большими разрушениями. Принц медленно поднимает голову, и на лице его появляется змеиная улыбка.

— Что ж, ваше желание для меня закон! — произносит он, доставая свой страшный меч. — Сейчас ты отправишься танцевать в вечность!

И Мракос поднимает меч, намереваясь разрубить принцессу на куски.

— А как же твой отец? — в отчаянии восклицает Селения.

Насекомоподобное существо застывает с мечом в поднятой лапе.

— Что скажет твой отец, Ужасный У, когда ты заявишь ему, что убил принцессу, на которой он хотел жениться? Ту самую принцессу, которая одна может подарить ему вожделенную власть над всеми Континентами? А ведь он мечтает стать властелином всей вселенной минипутов!

Селения избрала правильный ход. Как бы ни туп был сын У, слово «власть» заставляет его задуматься.

— Думаешь, он тебя похвалит? — продолжает Селения, пока противник ее не опомнился. — А вдруг наоборот, вдруг прикажет сжечь тебя в сиропе смерти, как он сжег всех остальных своих сыновей?

В рядах осматов происходит волнение. Селении удалось перехватить инициативу. Мракос медленно опускает меч.

— … Ты права, Селения. И я благодарю тебя за твою дальновидность, — произносит он, засовывая в ножны меч. — И правда, от тебя мертвой никакого толку, тогда как от живой…

И он улыбается так, что всем становится ясно: в голове у него родился гнусный и коварный план.

Ушлый Макс угадал его мысли.

— Эй, хозяин, эй, Лайтмен! Пора закрывать!

Понятливый ди-джей медленно отступает к двери, ведущей в служебное помещение. Следом за ним пятится хозяин заведения.

— Уведите их! — рявкает Мракос, указывая лапой на наших героев, и три десятка осматов бросаются исполнять его приказ.

Глядя на надвигающуюся на них толпу осматов, Артур испытывает чувства спортсмена-серфингиста, заметившего, что на него надвигается цунами.

— Эх, нам бы сейчас не помешало чудо, пусть даже самое простенькое! — вздыхает он.

— Мы погибнем за правое дело! — с королевским достоинством произносит принцесса. Видимо, она всерьез приготовилась умереть и намеревается покинуть этот мир, как подобает персоне ее ранга.

Выставя вперед могучий меч, она издает боевой клич. Этим она хочет придать себе немного мужества.

От звуков ее голоса свет гаснет. Хотя, скорее всего, это Лайтмен его выключил.

Кромешная тьма порождает панику. Из темноты доносится скрежет железа, топот сапог, щелканье зубов и хруст отрываемых конечностей.

— Хватай! Вот же они! Я его держу! Да нет, это не он, это я! Отпусти меня, идиот! Ой, простите, шеф! Ой! Кто меня укусил?

Эти и многие другие звуки долетают из темноты до ушей наших героев.

Макс зажигает спичку и с видимым удовольствием затягивается огромной сигарой. Начавшийся кавардак его очевидно забавляет. В крохотном круге рыжего света от раскуренной сигары появляется Мракос, точнее, его тень. Принц в гневе, и даже тьма не может скрыть злобное выражения его омерзительной физиономии.

— Что здесь происходит? — срывающимся от гнева голосом спрашивает он.

— Десять часов. Пора закрывать.

— Что?! Теперь здесь закрывают в десять? — изумляется Мракос, скрежеща зубами от ярости.

— Я всего лишь исполняю ваше предписание, господин, — тоном покорного осмата отвечает вынырнувший из темноты хозяин.

От злости Мракос никак не может подобрать нужных слов.

— Сегодня сделать исключение!!!

Приказ звучит так громко, что у многих лопаются барабанные перепонки.

— … Конечно, конечно… исключение, — негромко говорит Макс, успокаивающе хлопая хозяина по плечу.

Лайтмен ныряет в батарейкоприемник, и через несколько секунд загорается свет.

Теперь все могут видеть разрушения, произошедшие за то время, которое клуб был погружен во тьму. В центре, на танцевальном полу, копошится груда осматов, настоящая куча-мала, какая бывает во время матчей по регби. Из этой кучи-малы явно не все выберутся в добром здравии.

Мракос направляется к танцполу. При его приближении куча-мала рассыпается, и помятые осматы расползаются в разные стороны. Особенно помятыми выглядят самые нижние. Зато они с гордостью предъявляют своему начальнику трех пленников, лежащих на полу и опутанных веревками наподобие ветчины в сеточке.

Вглядевшись в связанных пленников, Мракос убеждается, что в темноте его солдаты связали трех своих товарищей. И злобе его нет предела.

Сидя в укромном уголке, откуда ему все прекрасно видно, Макс с восхищением произносит:

— Ах, чертова принцесса!

Тут до него доносится голос Мракоса, напоминающий рев тяжелого бомбардировщика:

— Найти их!!! На-а-а-йт-и-и-и!!!…

ГЛАВА 18

Голос Мракоса слышен повсюду, даже в подвале, где спрятались наши герои.

— Слышите? — толкает друзей Барахлюш. — Нет, правильно говорят, никакой он не человек.

— Надеюсь, что ни Макс, ни хозяин не пострадают из-за нашего бегства, — обеспокоено замечает принцесса.

— Не волнуйся за него, — отвечает Артур. — Макс просто гений вранья! Да и Лайтмен с хозяином тоже хороши. Уверен, они выкрутятся.

Селения вздыхает. Она не привыкла отступать, а уж тем более спасаться бегством. Но Артур прав: втроем им со всей бандой не справиться.

— Ладно, довольно отдыхать! — командует Артур, и взяв Селению за рукав, тянет ее за собой.

Селения не противится, и схватив за руку брата, молча следует за Артуром. И вот уже все трое, держась друг за друга, отправляются в путь по длинному, поистине бесконечному коридору.

Сначала они долго идут вдоль сочащегося влагой тусклого грязно-зеленого бордюра, отделяющего проход от серой бетонной стены.

Наконец, путешественники добредают до конца коридора и упираются в огромный литой металлический люк, вделанный в стену. Скорее всего, за стеной находится труба, куда сливают нечистоты.

В нижнем крае люка есть небольшое отверстие. Приложив некоторые усилия, в него вполне можно протиснуться. Подтянувшись, Селения заглядывает в отверстие. Стенки подвала или трубы, находящейся за крышкой люка, покрыты липкой неаппетитной грязью — труба нефтепровода и то, наверное, чище. Но отступать некуда.

— Вот. Это здесь, — произносит Селения, сглатывая слюну.

— Здесь что? — откликается Артур, делая вид, что не понял. Ему очень не хочется, чтобы догадка его оказалась верной.

— Прямой путь в Некрополис, — отвечает Селения, вглядываясь в отвратительную бездну. За железной крышкой царит мрак, и невозможно разглядеть, куда ведет эта отвратительная дорога — вниз, в пропасть, или же тянется вдаль.

— Здесь начинается неизвестность. Еще ни один минипут не вернулся из страшного Запретного города. Даже спасенный нами лодочник не дошел до него. Поэтому прежде чем следовать за мной, предлагаю вам хорошенько подумать, — говорит принцесса, спрыгивая на землю.

Друзья переглядываются. Они прекрасно помнят, какие ужасные приключения им пришлось пережить за время их недолгого, но трудного пути.

Артур смотрит на Селению, и ему кажется, что он видит ее в последний раз.

Селения улыбается, но в глазах ее стоят слезы. Ей очень хочется сказать своим спутникам что-нибудь ободряющее, но она не находит слов.

Артур медленно просовывает руку в дыру, словно пытаясь нащупать конец их нелегкого пути.

— Я не брошу вас на полпути. Я иду с вами, — решительно заявляет он.

И протягивает руку принцессе.

По спине Селении бегут мурашки. Она готова броситься Артуру на шею, но этикет не допускает подобных вольностей.

И она кладет свою ручку на протянутую ладонь Артура. Сверху опускает руку Барахлюш.

Итак, союз заключен. Они пойдут вместе до конца и будут помогать друг другу во всех бедах. Впрочем, беды уже начались. Точнее, продолжаются.

— И да пребудут с нами боги! — торжественно произносит принцесса.

40
{"b":"3416","o":1}