ЛитМир - Электронная Библиотека

— Следовательно, вы все еще у меня в гостях, и принимая во внимание вашу поистине неслыханную бестактность, я даю вам десять секунд для того, чтобы вы покинули мой дом. Иначе я вызову полицию.

Давидо лихорадочно подыскивает подходящий ответ, но так ничего и не находит.

Артур снимает телефонную трубку.

— Вы умеете считать до десяти? — вежливо спрашивает он.

— Вы… вы еще пожалеете о вашей наглости! Я вам это припомню, — бросает на прощание Давидо.

Развернувшись на каблуках, он выходит и так сильно хлопает дверью, что его предсказание сбывается: висящий у входа колокол падает прямо ему на голову.

Пытаясь увернуться от тяжелого колокола, Давидо со всего размаху врезается в деревянную колонну, с воплем отскакивает от нее, бросается к лестнице, но, не удержавшись на ступеньках, кубарем катится вниз, до самой дорожки, посыпанной мелким гравием.

Охая и чертыхаясь, он поднимается, потирая ушибленные бока, кое-как добирается до своего автомобиля и садится за руль. Автомобиль резко трогается с места и исчезает в клубах пыли.

* * *

Небо рыжеет. Солнце медленно скатывается за вершину холма, совсем как на картинке, которую — уже в который раз! — рассматривает Артур. Художник изобразил вечер в африканской саванне. Рисунок выполнен мастерски, и мальчику кажется, что от него исходит жар уходящего африканского дня.

Артур сидит в кровати, от его мокрых волос пахнет яблоком. На коленях у него лежит толстая книга в кожаном переплете.

Эту книгу он каждый вечер читает перед сном.

Рядом сидит бабулечка и смотрит на тот же самый рисунок. Она как-то по-особому взволнована.

— Каждый вечер мы наслаждались этим восхитительным закатом. Твоя мама появилась на свет на закате, — рассказывает она.

Артур с упоением внимает ее словам.

— Пока я в палатке рожала твою маму, твой дедушка сидел у входа и рисовал этот пейзаж.

Артур представляет себе рисующего дедушку и улыбается.

— А что вы делали в Африке? — спрашивает он.

— Я была медицинской сестрой, а твой дедушка инженером. Он строил мосты, туннели, дороги. Мы там и познакомились. У нас были одни мысли, одни желания. Мы очень хотели помочь коренным жителям Африки.

Артур осторожно переворачивает страницу.

На следующей странице изображены полуголые мужчины из какого-то африканского племени: они в боевой раскраске, увешаны ожерельями и амулетами. Все они необычайно высокие и стройные. Наверное, их дальними родственниками являются жирафы, поэтому они такие высокие и тонкие.

— Кто это? — восхищенно спрашивает Артур.

— Охотники из племени бонго-матассалаи, — отвечает бабулечка. — Твой дедушка подружился с ними. У этого племени необычная история.

— История? Какая история? — с любопытством спрашивает внук.

— Сегодня уже поздно, Артур. Завтра, быть может, я тебе ее расскажу, — устало отвечает бабулечка.

— Ну, пожалуйста, бабулечка, — канючит мальчик, скорчив умильную гримаску.

— Мне еще надо вымыть посуду и прибраться на кухне, — отбивается бабушка. Однако легче побороть усталость, чем напор любопытного Артура.

— Пожалуйста, всего пять минуточек… По случаю моего дня рождения! — просит мальчик таким жалобным тоном, что в пору камню прослезиться.

А бабушке тем более.

— Ладно, — соглашается она, — но только пять минут, не больше!

— Конечно, конечно, — кивает Артур. Так зубной врач обычно убеждает ребенка, что будет совсем не больно.

Бабулечка усаживается поудобнее, Артур не менее удобно устраивается рядом.

— Бонго-матассалаи всегда были очень высокими — взрослые мужчины, все как один, вырастали до двух метров и выше. Конечно, людям такого роста жилось не просто, но они не жаловались. А еще они были уверены, что раз природа сотворила их такими большими, значит, она сотворила и их крошечных братьев, их вторые половинки. Ведь то, что могут сделать большие, не могут делать малютки, и наоборот.

С замиранием сердца Артур слушает бабушку, и та, польщенная его вниманием, продолжает:

— Китайцы называют два природных начала Янь и Инь. Бонго-матассалаи назвали свои половинки «природными братьями». На протяжении нескольких веков они искали свои крохотные половинки, те самые, что должны были принести в их мир гармонию.

— И они нашли их? — обеспокоено спрашивает Артур, опасаясь, что история может оказаться слишком короткой.

— Триста лет искали они их по всей Африке… и нашли. Да, нашли, но не там, где искали, а совсем рядом, всего в нескольких метрах от себя.

— … Как же так?

— Крохотули называли себя минипутами, потому что все люди этого племени были очень маленькие… едва ли больше двух миллиметров!

Бабулечка переворачивает страницу; на очередном рисунке изображено племя, расположившееся на отдых в тени листа одуванчика.

От изумления Артур даже рот открыл. Ему никто и никогда не рассказывал об этих загадочных племенах: дедушка все больше говорил о своих изобретениях.

Артур смотрит то на одну страницу, то на другую, пытаясь сравнить рост людей обоих племен.

— А… они сумели договориться? — неожиданно спрашивает он.

— Они прекрасно договорились! — заверяет его бабушка. — И помогали друг другу выполнять те работы, которые не могли сделать в одиночку. Когда высокие валили дерево, крохотули выгоняли из ствола червей. Очень высокие и очень маленькие были словно созданы друг для друга. У них было общее видение мира, они превосходно договаривались и уживались не только между собой, но и со всеми, кто окружал их.

Артур заворожено слушает бабушку. Перевернув еще страницу, он видит рисунок, где изображено крошечное существо, чья красота буквально сражает его наповал.

Два огромных голубых глаза под непослушной сиреневой челкой, большой рот с розоватыми, как корочка грейпфрута, губами, лукавый, как у лисенка, взор, и открытая, теплая улыбка, способная растопить все льды Северного полюса.

Если бы Артур был взрослым, можно было бы сказать, что он с первого взгляда влюбился в девочку на картинке. Но Артур еще маленький, поэтому он чувствует, как к горлу его подступает огромный ком, преградивший путь словам, а в воздухе разливается восхитительный аромат. По-другому описать свои чувства он не может.

Искоса поглядывая на внука, бабушка догадывается, что с ним происходит, и довольно улыбается.

Откашлявшись, чтобы прочистить горло, Артур пытается выдавить из себя хотя бы пару слов:

— Это… эта… ну, это кто? — заикаясь, спрашивает он.

— Это дочь короля минипутов. Принцесса Селения, — отвечает бабулечка.

— Она красивая, — мечтательно произносит Артур. — Нет, я хотел сказать… эта история… Она просто потрясающая!

— Твой дед был почетным гражданином племени бонго-матассалаи. Он очень много сделал для них: колодцы, поля орошения, плотины. Он научил их использовать зеркала, чтобы общаться на расстоянии и передавать энергию, — с гордостью говорит бабушка. — А когда настал час отъезда, племя, желая отблагодарить его, вручило твоему дедушке целый мешок рубинов, один другого крупнее.

— Bay! — изумляется Артур.

— Твой дедушка не знал, что делать с этим сокровищем. Он хотел получить совсем иное, — проникновенным шепотом произносит бабушка. — Он хотел узнать тайну проникновения в мир минипутов…

Артур с сомнением смотрит на бабулечку. Затем бросает взгляд на рисунок, где изображена принцесса Селения.

— И… они открыли ему эту тайну? — нарочито небрежно спрашивает он, чувствуя, что бабушкины слова могут изменить всю его жизнь.

— Не знаю, — печально отвечает бабушка. — Началась большая война, я вернулась в Европу, а дедушка остался в Африке и пробыл там всю войну. Целых шесть лет о нем не было известий. Мы с твоей мамой уже думали, что больше никогда его не увидим. Он был очень храбрый, и мы боялись, что он погибнет в одном из сражений.

Артур молчит: ему не терпится узнать, что было дальше.

— Но однажды я получила письмо и фотографию вот этого дома. Дедушка писал, что он вернулся, и теперь мы вместе будем жить в этом доме.

7
{"b":"3416","o":1}