ЛитМир - Электронная Библиотека

Поднявшись на крыльцо, отец набирает полную грудь воздуха и медленно его выдыхает, освобождаясь от кипящего в нем гнева. Ночь теплая, и рубашка его начинает подсыхать. На него нисходит умиротворение, и он с доброй улыбкой наблюдает, как жена неловкой походкой догоняет его. Очков на ней по-прежнему нет, и потому все ее старания идти быстрее напрасны.

Мысль помочь жене почему-то не посещает голову супруга, зато он готов просить у нее прощения.

— Прости дорогая, я был с тобой нелюбезен, — признается он, — все случилось так неожиданно! Поверь, мне очень жаль, но я не ожидал…

И так далее.

Заботливость мужа растрогала жену. Она оправляет платье, давая понять, как приятны ей его слова.

— Не беспокойся, милый, это все из-за меня. Иногда я бываю такой неловкой! — в свою очередь признается она.

— Нет, нет! — отвечает муж, мгновенно забывший, о чем он говорил только что. — Послушай, дорогая, а не хочешь ли ты кофе?

— С удовольствием! — отвечает она, тая от оказанного ей внимания.

Муж берет чашку, бросает туда два кусочка сахару и добавляет молока. Жена тем временем ищет очки, роясь в многочисленных карманах своего платья. Без очков она не видит крохотного паучка, который спускается по своей паутинке в нескольких сантиметрах от ее лица.

Муж поворачивается к жене и, держа в одной руке чашку, а в другой кофейник, аккуратно наливает горячий кофе в чашку.

— Отличный кофе, как раз то, что надо — он здорово бодрит!

Принимая во внимание поздний час, он не уверен, что высказывание его правильно, однако возразить ему некому: жена поглощена поисками очков.

Наконец она находит их и водружает на нос. И первое, что она видит, — это огромный паук, шевелящий своими мерзкими мохнатыми лапами в сантиметре от ее носа.

Она испускает крик, напоминающий вопль бабуина, которому вырывают когти. Изумленный супруг шарахается в сторону, наступает на поднос, поскальзывается и падает, растянувшись во весь рост. Кофейник вылетает у него из рук и, расплескав в полете свое обжигающее содержимое, приземляется ему на голову. Вопль супруга напоминает рев мамонта, которому выдирают зуб. И хотя оба крика нисколько не похожи друг на друга, тем не менее, в отношениях между супругами царит полная гармония.

ГЛАВА 6

Ужасный вопль, повторенный дважды, слышен на всех Семи континентах; доносится он и до Некрополиса.

Испуганная Селения оборачивается, пытаясь сквозь кромешную тьму разглядеть, что за страшилище издает такие кошмарные звуки. Пронзительный визг, отразившись от скользких стен, стремительно падает в черноту колодца и вскоре смолкает. Артур, преодолев расстояние, отделявшее его от Селении, висит над головой принцессы. Разумеется, он тоже слышит загадочный рев, однако даже не предполагает, что такие звуки могут издавать его родители.

— Добро пожаловать в Некрополис! — криво усмехается принцесса.

— Что ж, неплохо для первого приветствия! — отзывается Артур, чувствуя, как лоб его покрывается холодным потом.

— Приветствие, больше напоминающее последнее напутствие! — без видимой иронии уточняет Селения. — Нам лучше держаться вместе, — добавляет она. В эту минуту, словно кольцо на кеглю, Артуру на голову сваливается Барахлюш. От неожиданности мальчик разжимает руки и падает, сшибая по дороге Селению. Некоторое время все трое летят по темному глубокому колодцу и, наконец, с шумом падают на землю. К счастью, они шлепнулись прямо в грязь, и она смягчила падение.

— Ну вот, опять ты путаешься под ногами! — недовольно ворчит Селения при виде брата, но на душе у нее становится спокойнее.

Принцесса поднимается и принимается счищать приставшую к одежде грязь.

— Прости, я не хотел падать, так получилось, — весело оправдывается Барахлюш, не в силах скрыть свою радость. Наконец-то они снова вместе!

Барахлюшу, как всегда, повезло: он свалился на своих друзей и совсем не запачкался.

Выбравшись из черной жижи, Артур тоже начинает чиститься. Неожиданно он обнаруживает, что паутинка, по которой они спускались, свернувшись, словно змея, лежит тут же в луже. Падая, кто-то попытался ухватиться за нее, и она, не выдержав натяжения, оборвалась. Селения тоже видит ее, однако на нее оборванная паутинка не производит никакого впечатления.

— Как же мы вернемся без каната? — обеспокоенно спрашивает Артур.

— А кто тебе сказал, что мы вернемся? — насмешливо отвечает Селения. — Если мы сумеем выполнить задание, у нас будет достаточно времени подумать о возвращении. А если нет, извини… — и она выразительно разводит руками.

Мальчик не устает удивляться решительности и отваге юной принцессы: она любой ценой готова выполнить возложенную на нее миссию!

И действительно, заметив вход в очередной туннель, она, вздернув носик, решительным шагом вступает под его своды. Эта девчонка не боится ничего и никого!

А может, она просто не хочет думать о будущем, о том, что ждет ее через два дня? Или, к примеру, не хочет разобраться в собственных чувствах? А вдруг Селения специально выбросила из головы все мысли, кроме тех, что связаны с их опасным заданием? Ведь гораздо проще идти к поставленной тебе цели, чем самому делать выбор…

Вот о чем думает Артур. Но мальчик еще слишком мал, чтобы четко все сформулировать, и ему не остается ничего другого, как вместе с Барахлюшем молча следовать за их предводительницей.

Пройдя очередной туннель, наши герои зашагали по узкой тропе, вскоре сменившейся широкой торной дорогой: похоже, это и есть главная улица Некрополиса.

Задача ребят усложняется: им необходимо стать тише воды и ниже травы, слиться с дорогой, смешаться с толпой, словом, не привлекать к себе внимания местных жителей. К счастью, на главной улице кого только нет! В основном это торговцы, направляющиеся на рынок продавать свои товары. Многие из них едут на повозках, запряженных гамулями. Держась в тени груженой телеги, можно долго оставаться незамеченным.

Селения беззвучно скользит в толпе, медленно текущей в сторону большого рынка, раскинувшегося в центре Некрополиса. При виде этого огромного пестрого торжища Артуру становится не по себе. Он не подозревал, что под землей кипит такая бурная жизнь.

Запретный город ничем не похож на его тихий городок с единственным супермаркетом на центральной площади, куда он с бабушкой ездит за покупками. Рынок Некрополиса больше всего напоминает шумный восточный базар. Здесь можно купить все, любой контрабандный товар, поэтому многие приходят сюда вооруженными до зубов — ведь никогда не знаешь заранее, как в таком подозрительном месте будет решаться дело. Протискиваясь сквозь толпу, Селения крепко сжимает рукоять меча.

Между торговыми рядами бродят всевозможного толка и вида наемники, бродяги, готовые продать свои услуги тому, кто больше заплатит. Уличные торговцы, не желающие платить налоги, устраивают свару за место возле ворот. Несколько ушлых проходимцев поставили посреди дороги игорные столы, за которыми каждый может попробовать свое счастье. Если нет денег, можно поставить на кон гамуля или пару ягод смородины. Никто не знает, будет ли выигрыш, но денег и нервов потеряешь изрядно. Над торговыми рядами в выбитых в скале нишах разместились крохотные кафе — на два-три столика.

Огненный Джек здесь, похоже, пьют даже младенцы.

У Артура глаза разбегаются. Смешение стилей, сочетание восточного базара с салуном дурного пошиба производят на него странное впечатление. Он не понимает, как может функционировать организм, каждая клеточка которого противостоит всем окружающим ее клеткам. Но одно связующее звено все же есть — это осматы.

На каждом углу на специальных возвышениях стоят караульные будки, где сидит осмат и наблюдает за этим вавилонским столпотворением. Наблюдение ведется и днем, и ночью. Поэтому все тихо и спокойно, и каждый знает, что Ужасный У не простит нарушителя его законов.

Захватив власть в Некрополисе, Урдалак быстро организовал рынок.

10
{"b":"3417","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Черновик
Такая дерзкая. Как быстро и метко отвечать на обидные замечания
В объятиях лунного света
#Нескучная книга о счастье, деньгах и своем предназначении
Сказать жизни «Да!»: психолог в концлагере
Книга челленджей. 60 программ, формирующих полезные привычки
Метро 2035: Ящик Пандоры
Экспедитор. Оттенки тьмы
Академия семи ветров. Спасти дракона