ЛитМир - Электронная Библиотека

Шарокири широко улыбается и вновь бьется в конвульсиях, намереваясь, видимо, выплюнуть следующую жемчужину.

Артур впервые присутствует при такой торговой сделке.

Радостный вопль выводит Артура из задумчивости. Барахлюш заметил продавца белликорна. Подскакивая и подпрыгивая, принц исполняет короткий диковатый танец, вознося хвалы и благодарности небу.

— Что с тобой? — с тревогой спрашивает Артур, глядя на скачущего Барахлюша, чей танец больше всего напоминает бег на месте по острым гвоздям. Барахлюш, у которого уже слюнки бегут от нетерпения, бросается другу на шею.

— Это же белликорны в сиропе! На всех Семи континентах нет ничего вкуснее белликорнов в сиропе! — объясняет Барахлюш, плотоядно облизываясь.

— Понимаю, но все же объясни: что такое эти самые белликорны? — допрашивает друга Артур. С некоторых пор он не доверяет гастрономическим пристрастиям Барахлюша.

— Селинельное тесто, сваренное в молоке гамуля, обвалянное в сбитом яйце, посыпанное дробленым орехом и залитое сладчайшим сиропом из розовых лепестков, — с наслаждением объясняет Барахлюш — рецепт приготовления белликорнов он знает наизусть.

Артур поддается на уговоры приятеля. Маленький бисквитик кажется ему совершенно неопасным. По форме он похож на крохотные рожки газели: это печенье иногда делает его бабушка по рецепту, привезенному дедушкой из Африки.

Барахлюш вытаскивает монетку и бросает ее шитокрыту, который ловит ее на лету.

— Прошу вас, господа, — вежливо, как и полагается достойному негоцианту, улыбается шитокрыт. Барахлюш берет белликорн и целиком запихивает его в рот. Издав удовлетворенное квохтанье и сглотнув слюну, он медленно жует, продлевая удовольствие от любимого лакомства.

Видя, с каким наслаждение вкушает лежащую перед ним пищу Барахлюш, Артур сдается. Он берет белликорн и откусывает блестящий от сиропа кончик. И замирает в ожидании. Он прекрасно помнит, какое действие оказал на него Огненный Джек. Ничего не происходит. Сироп тает во рту, сладкое тесто напоминает миндальный кекс.

Артур успокаивается и принимается жевать.

— Скажи… ведь правда, ты никогда не пробовал ничего вкуснее? — с набитым ртом вопрошает Барахлюш; он уплетает уже четвертый белликорн.

Артур вынужден согласиться, что пирожное, действительно, вкусное и он с удовольствием съест еще штучку.

— Полагаю, вы оценили свежесть моих белликорнов? — спрашивает продавец, сопровождая вопрос столь радужной улыбкой, что ответ на него ясен заранее.

Оба мальчика бодро кивают головами: рот у них занят тестом и сиропом.

— Розы были собраны и сварены сегодня утром, а яйца я оторвал всего час назад! — уточняет хозяин. Он явно гордится своей продукцией.

Артур резко прекращает жевать, рот его раскрывается и нижняя челюсть опускается так низко, что из нее вываливается кусочек белликорна. Мальчика насторожила одна деталь. Совсем крохотная. В большим мире яйца кладут, собирают, находят, крадут в конце концов, но никогда не отрывают.

А чьи это яйца? — как можно спокойнее спрашивает Артур, но лицо его — явно в ожидании худшего — невольно вытягивается. Глядя на столь непросвещенного клиента, продавец снисходительно улыбается.

— Для настоящих белликорнов, пирожных, достойных королевского стола, берется только один сорт яиц. Это яйца зеленых гусениц, оторванные непосредственно от самки, — разъясняет кондитер. — Я не продаю подделок! — гордо заявляет он, и указательный палец его упирается в фирменную бляшку на фартуке. Надпись на бляшке свидетельствует, что в текущем году он является лучшим производителем белликорнов.

Вместо ответа в лицо ему летят остатки недожеванного пирожного.

Кондитер стоит в растерянности. Он потрясен оскорблением, которое невольно нанес ему юный Артур.

— Простите, но у меня аллергия на яйца стрекоз и гусениц, — объясняет Артур, стараясь говорить как можно убедительнее.

Сейчас ему больше всего хочется прополоскать рот. Он оглядывается в поисках воды, не замечая, как лицо кондитера, покрытое крошками теста, наливается гневом.

Пользуясь замешательством торговца, Барахлюш стремительно проглатывает не менее дюжины белликорнов, установив, таким образом, мировой рекорд по поеданию этих пирожных. Затем, понимая, что эта история ничем хорошим не кончится, он хватает Артура за руку и с криком «Бежим!» тянет его за собой.

Опомнившись, продавец набирает в легкие побольше воздуха и издает вопль, напоминающий гудок пожарной сирены:

— Охрана, ко мне!!!

От его крика на улице начинается паника, обитатели Семи континентов мечутся во все стороны, наступая друг другу на разнообразные конечности. В большом мире такое пестрое столпотворение возможно только в Диснейленде.

ГЛАВА 7

Внезапно кто-то хватает Артура за плечи и с силой дергает назад.

— Сюда! — шепчет Селения, увлекая за собой Артура. Барахлюш бежит за ними, проглотив по дороге еще парочку белликорнов — он успел основательно набить карманы любимыми пирожными.

Протиснувшись сквозь ошалевшую толпу, наши герои ныряют в первую попавшуюся лавку, где их чуть не сбивает с ног патруль, состоящий из десятка осматов: они выскакивают на улицу и бегом направляются к месту происшествия.

Артур с трудом переводит дыхание.

— Мы же договорились держаться вместе! — кипя от гнева, отчитывает мальчиков Селения. — Мне что, больше делать нечего, кроме как следить за двумя безответственными малышами?

— Прости нас, там было очень много народу и мы застряли в толпе, — извиняется Артур. Понимая, что виноват, он молча проглатывает «малыша». Обижаться он будет в следующий раз.

— Чем больше народу, тем у нас больше шансов остаться незамеченными! Только вести себя надо тихо! — сердито выговаривает нарушителям дисциплины Селения.

Внезапно рядом с ними словно из-под земли появляется еще один шитокрыт.

— Можно быть тихим и скромным, и вместе с тем элегантным, разве не так? — склонившись к нашими героями, произносит он. Он значительно выше всей троицы и ему приходится изогнуться, подобно змее. — Идемте, взгляните на мою новую коллекцию. Порадуйте себя зрелищем прекрасного! — сладко вещает он и, вытянув длинный змеиный хвост, гостеприимным жестом приглашает детей в модную лавку.

Этот продавец — прекрасный психолог. Ни одна принцесса в мире не сможет отказаться от подобного предложения. Тем более, когда в двух шагах от лавки торговец белликорнами, размахивая руками, громогласно рассказывает осматам о разбойном нападении.

Несмотря на природную тупость осматов, начальник патруля довольно скоро понимает, что речь идет о тех самых минипутах, которые оставили с носом Мракоса, сбежав из Ямабар-клуба.

Такого рода новости в Некрополисе распространяются чрезвычайно быстро: во-первых, жители Первого континента крайне редко заходят в запретные земли, но еще реже среди них встречаются те, кому удается натянуть нос Мракосу.

Начальник патруля поворачивается к подчиненным.

— Обыщите все лавки, они не должны далекой уйти! — приказывает он.

К счастью для наших героев, солдаты бегут в противоположном направлении.

Начальник хватает за шиворот осмата, трусящего в арьергарде.

— А ты иди и предупреди кого надо во дворце.

Солдат вытягивается в струнку, а потом прыжками, словно кролик, мчится исполнять приказание.

В окно лавки Селения видит, как вестовой осмат мчится мимо со скоростью реактивной ракеты.

— Уверена, ему дано особое поручение, и он бежит во дворец! — говорит она своим спутникам. — Значит, последовав за ним, мы тоже сможем попасть во дворец!

Расплатившись с владельцем лавки, она, спрятав лицо под капюшоном новой накидки из меха чулкодлинов-пушер, направляется к выходу.

Следуя ее примеру, Артур и Барахлюш приобретают себе такие же накидки. Теперь ребята похожи на трех пингвинов, переодевшихся эскимосами.

— Заходите к нам еще! — провожает их улыбчивый продавец.

12
{"b":"3417","o":1}