ЛитМир - Электронная Библиотека

— Итак, ровно полдень! — гордо возвещает он бабушке и сопровождающим его двум полицейским. — Ровно полдень, а на горизонте ничего! И никого! — добавляет он, видимо, из чувства долга. А может, просто для того, чтобы лишний раз повернуть нож в ране.

Давидо изображает крайнее отчаяние, но настолько фальшиво, что ему не верят даже прибывшие с ним полицейские.

— Боюсь, даже в такое прекрасное воскресенье, в день, когда Господь велел всем отдыхать, чуда не случится! — лицемерно вздыхая, произносит он.

И, отвернувшись от бабушки, довольно хихикает. Из него вышел бы превосходный осмат. Бабулечка пытается скрыть свое отчаяние, полицейские вообще ничего не понимают. Они бы с удовольствием помогли почтенной старушке, но сейчас закон на стороне Давидо, и именно он будет диктовать, что им делать.

Мерзенькая улыбочка покидает лицо Давидо, и оно вновь становится серьезным. Откашлявшись и прочистив горло, негодяй поворачивается к бабушке… и с ужасом видит, что та уже не одна. Рядом с ней, словно по волшебству, появились Арчибальд и Артур. Вот оно, то самое чудо, которого так ждали все! В растерянности Давидо буквально лишается дара речи.

Если бы фокусник Копперфильд сумел на глазах у зрителей заставить исчезнуть целый город, вряд ли Давидо удивился бы больше. Что ж, бывает, магия! Но то, что случилось сейчас, поистине необъяснимо. Это не магия и не чудо. Это катастрофа!

Узнав Давидо, Арчибальд улыбается ему подчеркнуто вежливо.

— Вы правы, Давидо, прекрасный воскресный день! — восклицает почтенный старец, никогда не упускающий возможность посмеяться.

Неожиданное появление Арчибальда так действует на Давидо, что он застывает как вкопанный и только широко открывает и закрывает рот, словно выброшенный на сушу карп.

— Нам надо подписать кое-какие бумаги, не так ли? — спрашивает дедушка.

Давидо мучительно соображает и, наконец, кивает. Пережитый им шок отрицательно повлиял на его умственные способности, и без того достаточно ограниченные.

— Пройдемте в гостиную, там прохладнее, и нам будет удобнее, — подчеркнуто вежливо предлагает Арчибальд.

По дороге к дому он успевает шепнуть на ухо Артуру:

— Сейчас нам бы очень пригодился клад! Я постараюсь выиграть время, а ты займись рубинами!

Артур не уверен, что на его долю досталось самое простое задание, однако доверие, оказанное ему дедом, переполняет его гордостью.

— Можешь на меня рассчитывать! — скромно, но с достоинством отвечает он и бегом мчится в другой конец сада.

Пробежав несколько метров, он со всего размаху падает в яму, вырытую его отцом.

Альфред опускает морду в яму: интересно, во что теперь хочет поиграть его хозяин?

— Ефо не фсе фатеряно! — кричит со дна ямы Артур, отплевываясь от набившейся в рот земли. — Фейчас я фыберусь отфуда…

ГЛАВА 14

Армия новоиспеченного императора выстроилась на дворцовой площади Некрополиса. В преддверии осуществления своих далеко идущих завоевательских планов Ужасный У решил произвести смотр своему войску.

Воины построены таким образом, что, если посмотреть сверху, получатся две заглавных буквы «У». Тысячи осматов восседают на боевых комарах, готовых лететь на покорение чужих земель.

Урдалак выходит на парадный балкон, нависающий над огромной площадью, и удовлетворенно окидывает взором свою непобедимую армию. По такому случаю он надел новый плащ цвета воронового крыла, украшенный сверкающими звездами кроваво-золотистого цвета.

Армия встречает своего могущественного повелителя ликующими криками. Величественным жестом император протягивает вперед рукоклешни: так делает римский папа, когда выступает с балкона перед своей паствой.

Ужасный У наслаждается величием победителя, хотя, по мнению кротенка Мино, победа Урдалака должна именоваться гнусным злодеянием. Мино по-прежнему сидит возле пирамиды и мучительно размышляет, как ему поступить. Если судить по надувшемуся от гордости Урдалаку, мальчик, вручивший ему часы, должен был утонуть вместе со всеми минипутами. А вдруг ему все же удалось спастись?

Получить ответ на этот вопрос невозможно, а решить, что делать, необходимо. И кротенок принимает решение: даже если шанс всего один из миллиона, он обязан предоставить его тому симпатичному мальчику. Если он выплыл, он примет сигнал. Значит, сигнал надо подать.

Мино в растерянности смотрит на врученные ему часы. Артур забыл всего одну, но очень важную деталь. Маленький сообразительный кротенок в состоянии определить, который час. Но разглядеть цифры на циферблате надетых на лапу часов он не может. Кроты очень плохо видят, а Мино в особенности. Вблизи он не различает ни цифры, ни буквы.

Мино ужасно взволнован. Он вытягивает руку с часами то вперед, то вверх, пытаясь отвести циферблат подальше. Но безрезультатно. Мино подслеповат, как любой крот.

* * *

Артур кругами ходит по саду. С высоты его земного роста распознать место, где под землей находится клад, невозможно. Наконец, ему удается отыскать тоненький ручеек: кажется, именно по нему они плыли в ореховой скорлупке. По течению ручейка он доходит до остатков стены; высота развалин не превышает двух-трех кирпичей. По кирпичам он добирается до огромного резервуара с водой.

Где-то здесь, спрятавшись в траве, должна находиться тонкая водоотводная трубка. Альфред, жаждущий помочь хозяину, тоже ищет, но безуспешно. Зато он отыскал давно потерянный мячик и гордо кладет его к ногам хозяина: как знать, не это ли тот так старательно ищет?

— Сейчас не время для игры, Альфред! — озабоченно отвечает ему мальчик.

Схватив мячик, он размахивается, желая зашвырнуть его как можно дальше: если мяч скроется с глаз, собака поймет, что игра окончена.

* * *

Мино подходит к одному из стражников, охраняющих пирамиду.

Легким кашлем заявив о своем присутствии, он вежливо спрашивает:

— Извините за беспокойство. Но не могли бы вы посмотреть, который час? Я вблизи очень плохо вижу!

Большинство осматов не отличаются ни умом, ни сообразительностью. Но кротенку повезло: он наткнулся на осмата, который умеет слушать. Выслушав просьбу кротенка, караульный наклоняется и смотрит на браслет с часами.

— Не умею читать! — рявкает он вместо ответа.

Безмозглый грубиян!

— О! Что ж, тем хуже, но ничего страшного, — с сожалением отходит от него маленький крот.

* * *

— Ну, давай же, Мино! Быстрее! — мысленно поторапливает кротенка Артур, понимая, что голоса его тот все равно не услышит.

Радостно виляя хвостом, Альфред приносит мальчику мячик. Решительно, он не может понять, какая трагедия вот-вот случится, если Артур не найдет клад! Для него сейчас существует только мячик, и он мечтает поиграть с ним и с хозяином.

Торопясь отделаться от собаки, Артур хватает мячик и с удвоенной силой зашвыривает его на другой конец сада. Когда у него нет времени поиграть с Альфредом, он всегда забрасывает мячик куда-нибудь подальше. Но усталые руки и легкий ветерок на этот раз решают по-другому. Мячик изменяет направление, летит в сторону дома и, пробив стекло, влетает в гостиную.

Подскочивший от неожиданности Давидо опрокидывает чашку с кофе на свой роскошный кремовый костюм. Кофе был крепкий и без молока, и пятно резко контрастирует с цветом костюма. Давидо изрыгает массу слов, скорее всего малоприятных, но дефект дикции превращает их в кашу.

Бабушка спешит к нему с тряпкой в руке, в то время как дедушка, отвернувшись, пытается подавить смех.

— О! Ах, как мне жаль! Но, понимаете, дети…

Выхватив тряпку из рук бабушки, Давидо сам вытирает костюм.

— Нет, благодарение Богу, не понимаю и понимать не желаю! — сквозь зубы цедит он.

— Ах, эти ребятишки! — умиляется Арчибальд. — Ребенок подобен агнцу Божьему, он вселяет в вас жизнь, и, будьте уверены, без детей нам было бы гораздо хуже! Вот мне, например, ребенок спас жизнь! — восклицает он. Но слова его понятны только ему одному.

30
{"b":"3417","o":1}