ЛитМир - Электронная Библиотека

Удар его от столкновения с землей был так силен, что король сел там, где стоял.

Толчки прекращаются, и в образовавшуюся в своде дыру опускается огромная полосатая труба.

Король не верит своим глазам. Что еще этот дьявол Урдалак сумел изобрести?

Стенки трубы прозрачные, и, подойдя поближе, сквозь них можно разглядеть, как внутри по отвесной стене скользит вниз какой-то темный шарик.

— Слеза смерти! — восклицает Барахлюш.

Слова его разносятся с быстротой огонька, бегущего по пороховой дорожке, и паника становится всеобщей. Только Селения не поддается общему смятению. Глядя на большую полосатую трубу, она мучительно вспоминает, где она видела такую штуку.

— Это же соломинка для коктейля! — неожиданно расхохотавшись, восклицает она. — Соломинка Артура!

Шарик тем временем съехал по вертикальной стенке до самой земли, упал и покатился в сторону. Остановившись, он повертелся на месте, развернулся и превратился в маленького кротенка. Это Мино, он стоит и выплевывает набившуюся в рот грязь.

В передних лапках он держит могучий меч Селении.

— Мой сын! — восклицает счастливый Миро.

— Мой меч! — радостно восклицает Селения.

Миро бросается к кротенку и сжимает его в объятиях.

Убедившись, что опасность миновала, народ минипутов вновь начинает ликовать.

Король подходит к Миро и Мино, приклеившимся друг к другу, словно зверюшки моль-моль.

— Все хорошо, что хорошо кончается! — с облегчением произносит он. — И все же жаль, что приключение завершилось.

— Еще не завершилось! — уверенно отвечает Селения.

Покинув короля и кротов, все еще держащих друг друга в объятиях, она направляется в центр площади, где лежит древний камень. Взмахнув мечом, она делает выпад, словно хочет проткнуть камень насквозь. На миг твердая глыба превращается в мягкое желе, впускает в себя клинок и вновь смыкает свои каменные объятия. Отныне никто больше не потревожит пленника.

Селения с облегчением вздыхает. Бросив взор в сторону отца, она видит, как тот одобрительно кивает. Селения не скрывает своей радости: значит, она правильно поняла его намек! Пережитое ею приключение научило ее многому, но, главное, оно наделило ее качеством, необходимым не только принцессе или правителю, но и каждому минипуту и человеку. Качество это называется мудростью.

Дело сделано. Соломинка медленно поднимается вверх и вскоре исчезает в отверстии купола.

ГЛАВА 16

Артур берет трубочку и внимательно ее осматривает, желая убедиться, что Мино успел ее покинуть.

— Йес! — радостно кричит он, видя, что соломинка пуста.

Подобрав нужного размера камешек, он аккуратно затыкает дыру, проделанную соломинкой, и берет блюдце с рубинами.

Самое время: сокровищам давно пора появиться на сцене, ведь Арчибальд уже исчерпал свою фантазию, придумывая различные отговорки, чтобы выиграть время. Руки у него по самые локти вымазаны в чернилах, но он по-прежнему продолжает нещадно теребить ручку, которую только что на глазах у всех ухитрился разобрать на составные части.

— Невероятно! Эта ручка никогда меня не подводила! А сегодня, когда мне надо подписать важные бумаги, она вдруг предательски потекла! — объясняет дедушка; сейчас он гораздо более многословен, чем обычно. — Эту ручку подарил мне мой швейцарский друг, а, полагаю, вам известно, что швейцарцы славятся не только своими часами и шоколадом, но и превосходными самопишущими авторучками!

Терпение Давидо тает с каждой секундой. Выдернув из кармана пиджака дорогой «Паркер», он сует его дедушке под нос.

— Держите! Это тоже неплохое перо! А теперь подписывайте! Мы и так потеряли достаточно времени!

Он больше не потерпит ни единой отговорки, ни единого отвлекающего маневра. Во взгляде Давидо серой сталью сверкает решимость.

— А?.. О, да… Конечно… разумеется! — бормочет Арчибальд, лихорадочно пытаясь придумать очередную отговорку.

Чтобы выиграть хотя бы несколько секунд, он с восхищением разглядывает предложенную ему ручку.

— Великолепно! А… а пишет хорошо? — задает он первый пришедший ему в голову вопрос.

— Попробуйте и увидите! — весьма нелюбезно отвечает Давидо, не упуская возможность напомнить Арчибальду, чего, собственно, от него ждут.

Тот понимает, что тянуть дальше некуда. И подписывает последнюю бумагу.

Давидо буквально вырывает ее у него из рук и кладет в папку.

— Наконец-то! Теперь вы являетесь законным собственником дома! — бодрым тоном произносит он.

— Превосходно! — радостно соглашается Арчибальд, прекрасно зная, что все не так просто, как кажется на первый взгляд. Он подписал кучу бумаг, однако главного документа ему так до сих пор и не показали.

— А теперь деньги!… — протягивает руку Давидо.

Для Арчибальда это последний шанс. Собственником дома он сможет стать только после того, как уплатит надлежащую сумму или же предъявит доказательства, что располагает нужной суммой и внесет ее в ближайшее время. А денег у него нет. Дедушка растерянно улыбается полицейским, выстроившимся за спиной Давидо, словно просит их помочь ему. К несчастью, стражи порядка ничем не могут ему помочь.

Давидо чувствует, что ветер, наконец-то, подул в его сторону. Чудо уже случилось: в самый последний момент, когда развязка была совсем близка, появился этот упрямый старичок с внуком. Трудно поверить, что чудо, явление само по себе крайне редкое, может случаться дважды в день. Открыв папку, Давидо собирает все подписанные Арчибальдом бумаги в стопку и готовится разорвать их.

— Раз денег нет… нет и документов на дом! — заявляет гнусный негодяй, полагая, что теперь-то назойливый старик не выкрутится.

В эту минуту распахивается дверь, и взоры присутствующих устремляются на вновь прибывшего — того, кому отведена главная роль в этой истории. У всех, включая Давидо, в глазах читается вопрос: неужели все их старания оказались напрасны? Хотя, конечно, каждый по-своему старался… И все по-прежнему ждут чуда. В отличие от Давидо, бабушка уверена, что если свершилось одно чудо, за ним непременно должно последовать другое.

В данном случае роль чуда отведена главному герою, маленькому и очень вежливому мальчику. Войдя в гостиную, этот мальчик тщательно вытирает ноги и не забывает надеть тапочки.

Маленький вежливый мальчик — это Артур. Впрочем, это все уже и так поняли. Он неспеша подходит к столу, за которым сидит дедушка, ожидающий его появления не меньше, чем Второго Пришествия, и аккуратно ставит перед Арчибальдом блюдце с рубинами.

Бабушка изо всех сил сдерживает свою радость, Давидо, напротив, изо всех сил старается снова научиться дышать.

Артур обводит окружающих веселым взглядом и улыбается. Он счастлив.

Арчибальд ликует. Настал его черед посмеяться над Давидо!

— Итак!… — произносит он, глядя на рубины. — Как гласит заповедь номер пятьдесят, «будь точным при расчетах, и никогда ни с кем не поссоришься».

Выбрав самый маленький рубин, он протягивает его Давидо.

— Вот, это вам, теперь мы в расчете! Полагаю, вам известно, что такой глубокий красный цвет встречается в природе крайне редко, — добавляет он, с безмятежной улыбкой глядя на перекошенную физиономию нечистоплотного дельца.

Оба полицейских с облегчением вздыхают. Такая развязка им явно по вкусу.

Бабушка ставит на стол маленькую шкатулку для драгоценностей и, взяв блюдце, ссыпает в нее рубины.

— Вот более надежное место для хранения драгоценных камней… А это блюдечко я ищу уже четыре года, оно было взято из-под моей чашки и куда-то запропастилось! — насмешливо добавляет она, забирая блюдце.

Арчибальд и Артур тихонько смеются. Но Давидо не до смеха. Давидо почему-то даже не улыбается.

— Месье, позвольте с вами распрощаться! — вставая с места, вежливо говорит Арчибальд, указывая Давидо на дверь.

Кажется, у коммерсанта отнялись ноги, и он никак не может встать.

Желая поскорей завершить столь неприятно начавшееся и столь удачно закончившееся дело, оба полицейских, отдав честь бабушке и дедушке, направляются к двери, жестом приглашая Давидо следовать за ними — так сказать, прокладывают ему дорогу. Но на него пример полицейских не действует. У него внезапно дергается один глаз, потом другой, а потом он принимается часто-часто моргать обоими глазами. Говорят, именно так начинается нервный тик, от которого рукой подать до психушки.

34
{"b":"3417","o":1}