ЛитМир - Электронная Библиотека

Как известно, от безумия до ненависти всего один шаг, и у Давидо есть все шансы этот шаг сделать. Он и делает. Распахнув пиджак, он выхватывает из-за пояса пистолет времен Второй мировой войны и, подражая нехорошим героям боевиков, кричит:

— Всем стоять, не двигаться!

Полицейские еще не успели покинуть гостиную. Услышав крик, они хватаются за пистолеты. Но безумец опережает их.

— Я же сказал: всем, без исключения! — кричит он еще более громко и властно.

Все, кто собрались в эту минуту в гостиной, застывают в тех позах, в которых их застал окрик Давидо. Никто из присутствующих не подозревал, что негодяй может решиться на такое.

Пользуясь всеобщим замешательством, Давидо хватает шкатулку и сует ее себе в карман.

— Так вы, значит, для этого хотели заполучить наш сад? — спрашивает Арчибальд, начиная понимать, что к чему.

— Да! Именно для этого! Чутье меня не обмануло! — усмехается Давидо, обводя безумным взором комнату.

— Откуда вы узнали, что в саду зарыт клад? — спрашивает дедушка. Ему очень хочется отгадать эту загадку.

— Да вы же сами мне об этом сказали, старый вы забывчивый осел! — нервно хихикает Давидо, направляя на дедушку пистолет. — Помните, как-то раз, когда мы с вами сидели в баре «Две реки», — кричит он, явно испытывая потребность выпустить накопившийся в нем пар, — вы стали рассказывать ваши любимые байки про мосты и туннели, про маленьких и больших африканцев? Тогда вы и рассказали мне про сокровища! Про рубины, которые вы привезли из Африки и старательно зарыли в саду. Вы так старались получше их спрятать, что сами забыли, где закопали! Вы тогда очень смеялись, а я плакал, плакал долго, много ночей подряд! Я глаз не мог сомкнуть, зная, что вы мирно почиваете на сокровищах, которые вам не нужны! Да, не нужны, раз вы даже не помните, где вы их спрятали!

— Простите, что я невольно потревожил ваш сон, — о-о-очень вежливо замечает Арчибальд.

— Ладно, забудем прошлое! Теперь я отосплюсь за все бессонные ночи, ведь сокровище-то у меня! — заявляет Давидо, отступая к выходу.

— А знаете, Давидо, вам мешало спать не сокровище, а жадность.

— Моя жадность вполне удовлетворена, и теперь я буду спать спокойно! Отправлюсь спать на Канарские острова! В Африке слишком жарко, мне это не подходит! — отвечает негодяй, не видя, что за его спиной пятеро матассалаи с копьями наизготовку только и ждут, когда он упрется в их острые наконечники.

— Не в деньгах счастье, Давидо, это одна из первейших заповедей, и вы скоро в этом убедитесь! — говорит Арчибальд, с грустью глядя на несчастного безумца, готового угодить в расставленную им же самим ловушку.

Когда все пять копий упираются в спину беглеца, тот понимает, что удача окончательно от него отвернулась. Так в считаные секунды грозовые тучи затягивают безоблачное небо. Давидо стоит, боясь пошевелиться, и полицейские, воспользовавшись его испугом, отбирают у него оружие. Вождь матассалаи извлекает из кармана Давидо шкатулку, а полицейские надевают на него наручники и ведут к выходу.

Они не дают ему сказать ни слова. Даже «до свидания».

Вождь подходит к Арчибальду и вручает ему шкатулку.

— В следующий раз убирай, пожалуйста, получше свои подарки! — говорит он, расплываясь в широченной улыбке.

— Обещаю! — весело отвечает Арчибальд. Он навсегда запомнит преподнесенный ему урок.

Артур бросается бабушке на шею и с полным правом получает заслуженную порцию ласки и восторгов.

Тем временем мать Артура получает оплеухи, беззлобные, но все же оплеухи. Это единственный способ разбудить ее. Когда же она, наконец, открывает глаза, супруг, приподняв ее за плечи, минут пять трясет ее как грушу. Первое, что она видит, когда пробуждается окончательно, это Давидо в наручниках и полицейских, которые сажают его на заднее сиденье своей машины. Мать хмурится: она уверена, что ей опять снится дурной сон.

— Сейчас тебе лучше, дорогая? — вежливо спрашивает ее супруг.

Она не отвечает. Пристально глядя на полицейский автомобиль, она ждет, взлетит он в небо или не взлетит.

Машина рвется вперед и, оставляя за собой густой шлейф пыли, уносится, но не на небо, а по дороге в сторону города.

Значит, она не спит, и все, что вокруг нее, это, бесспорно, реальность.

— Я чувствую себя прекрасно! — с некоторым опозданием заявляет она, поднимаясь и разглаживая складки на платье. Бросив взгляд в окно, она видит многочисленные ямы, вырытые ее супругом.

— Все прекрасно! — произносит она, словно ничего не случилось. Крыша ее из-за многочисленных падений съехала набекрень и еще не успела принять исходного положения. — Сейчас я тут приберусь немного! — говорит она, словно речь идет об уборке на кухне.

Она мчится в сад и, схватив лопату, принимается закапывать ямы.

Супруг смотрит на нее и беспомощно разводит руками. В конце-концов он вздыхает и садится на край одной из ям. Остается только ждать, когда крыша его жены встанет на место.

А пока… не будем ее останавливать! Ведь кто-то же должен их закопать! Вот и он не препятствует жене утрамбовывать землю в яме, которую она только что старательно засыпала.

ГЛАВА 17

Со времени необыкновенного приключения Артура прошла целая неделя. Сад обрел почти прежний вид, перед крыльцом и на стоянке насыпали свежего гравия, заменили расколовшиеся плиты на дорожках.

Словом, все по-старому, не считая запаха. Сегодня из окон кухни вырывается густой запах съестного.

Бабулечка приподнимает крышку у кастрюльки и наслаждается несравненным ароматом. Содержимое кастрюли тушится уже несколько часов, и с каждой минутой запах становится все вкуснее — именно поэтому Альфред смирно сидит в кухне возле самой плиты.

Бабушка опускает деревянную ложку в кастрюлю, зачерпывает и краешком губ пробует содержимое. При виде того, как на лице ее появляется довольная улыбка, становится понятно, что блюдо удалось. Готово.

Старушка хватает две тряпки, с их помощью подхватывает кастрюлю за ручки и несет в гостиную. Ее встречает дружный гул голосов голодных родственников и гостей.

— О-о-о!! М-м-м!!! — раздается со всех сторон довольное урчание.

Арчибальд раздвигает бутылки, освобождая место для кастрюли, издающей поистине божественный аромат.

— О! Шея жирафа! Мое любимое блюдо! — восклицает Арчибальд. Его дочь, мать Артура, тотчас начинает испуганно вращать головой, но супруг мгновенно это пресекает.

Мать успокаивается. Надо сказать, она по-прежнему немного не в себе.

— Шучу! — восклицает Арчибальд и берет бутылку с белым вином. — Вот, держи, дочь моя! Выпей стаканчик: капелька белого вина еще никогда никому вреда не приносила! — говорит дедушка, наполняя бокал матери Артура.

Он хочет налить и пятерым матассалаи, но те вежливо отказываются.

Ни один из двух полицейских не собирается следовать их примеру.

— Полицейские всегда готовы оказать услугу, особенно когда требуется помочь распить бутылочку доброго винца, — шутит один.

Шутка приводит всех в хорошее расположение духа, а дедушка даже закашлялся от смеха.

Бабушка шлепает его по спине и в перерыве между шлепками протягивает ему стакан с вином. Дедушка берет его и залпом, на одном дыхании, выпивает. Кашель прекращается, и он знаками просит жену перестать колотить его по спине. Затем он берет бутылку и смотрит на этикетку. Это белое вино из погреба самого Арчибальда. Крепость измеряется десятками градусов. Такое вино может зажечь пожар не только в дыхательных путях, но и в мозгу. Теперь понятно, кто научил минипутов готовить Огненный Джек!

Бабушка раскладывает кушанье по тарелкам, и комнату заполняет аромат мяса по-бургундски. На тарелках лежат солидные порции, и все ждут, когда же, наконец, хозяйка дома сядет и все приступят к еде. Последняя тарелка наполнена, но один стул все еще пустует.

— А где же Артур? — спохватывается бабушка. Поглощенная обязанностями хозяйки дома, она не заметила, как мальчик сбежал.

35
{"b":"3417","o":1}