ЛитМир - Электронная Библиотека

– Как вы думаете, может у него пройти этот номер? – шепотом спросил Рич у ¼мэйна.

¼мэйн кивнул.

– Представим себе на миг, как все это происходит. – Пауэл втягивал их в спектакль, комната превратилась в сцену. – Я официально обращаюсь к одному: «Разрешите мне произвести телепатический опрос?» Затем обхожу всех. – Пауэл медленно двинулся вкруговую по комнате, поочередно кланяясь каждому из гостей. – Мне отвечают: «Да… Да… Конечно… Отчего же?… Разумеется… Да… Да…» И внезапно драматическая пауза. – Пауэл, грозно выпрямившись, остановился перед Ричем. – «А вы, сэр, – говорю я, – вы позволите мне вас прощупать?»

Все обмерли. Даже Рич словно к полу примерз под этим испытующим и грозным взглядом.

– Он не знает, как быть. Кровь бросилась ему в лицо, потом отхлынула, и он становится мертвенно-бледным. С мучительным усилием он выдавливает из себя ответ: «Не согласен». И в этот момент… – Пауэл со стремительным жестом поворачивается к своим слушателям, и у них перехватывает дыхание, – в этот волнующий момент мы понимаем, что поймали убийцу!

Он почти уговорил их. Почти уговорил. Его затея показалась им дерзкой, волнующей, новой. Еще немного, и откроются ультрафиолетовые оконца. Сквозь одежду и плоть удастся заглянуть в чужую душу. Но чего только не кроется в их душах – клятвопреступления… внебрачные дети… измены… сам сатана. Боязнь разоблачения поглотила любопытство.

– Нет! – крикнула Мария.

И все вскочили на ноги, крича:

– Нет! Нет! Нет!

– Вы были изумительны, Линк, и тем не менее… Вам не дождаться помощи от этих гиен.

Пауэл и побежденный не утратил своего обаяния.

– Мне очень жаль, леди и джентльмены, но, право же, я не могу вас винить. Только идиоты доверяют полисменам. – Он вздохнул. – Если есть желающие сообщить что-нибудь устно, один из моих помощников запишет их показания на магнитофон. Мистер ¼мэйн будет при этом присутствовать, чтобы, помогая вам советом, ограждать ваши интересы. А на мои наплевать, – он грустно взглянул на ¼мэйна.

– Линк, не давите мне на психику. Это первое 3-А за семьдесят с лишком лет. Я должен очень осторожно действовать, чтобы не погубить свою карьеру.

– И моя карьера под угрозой. Если дело останется нераскрытым, мне больше не служить.

– Значит, каждый щупач за себя. Примите мои наилучшие помышления.

– Подите к черту, – сказал Пауэл.

Подмигнув Ричу, он с беспечным видом вышел из комнаты.

В багряно-золотистых брачных покоях закончили свою работу эксперты. Начальник лаборатории де Сантис, взвинченный, беспокойный, резкий, вручил Пауэлу данные экспертизы и измученным голосом произнес:

– Бред собачий.

Пауэл посмотрел на тело и саркастически осведомился:

– Самоубийство?

Он всегда разговаривал с де Сантисом на повышенных тонах: тот неуютно себя чувствовал, если с ним говорили иначе.

– Что?! Ни в коем случае! Не найдено оружие.

– Что же его убило?

– Мы не знаем.

– Все еще не знаете? Вы провозились три часа.

– И ничего не знаем, – яростно повторил де Сантис. – Я потому и говорю, что это бред собачий.

– Так трудно что-нибудь установить, когда у человека в голове такая огромная дырища?

– Да! Да! Да! Представьте себе, я ее тоже заметил. Вход над твердым небом. Выход в затылке. Смерть наступила немедленно. Но откуда взялась рана? Чем просверлили ему эту скважину в черепе? Может быть, вы угадаете?

– Жесткие лучи?

– Нет ожога.

– Кристаллизация?

– Нет обморожения.

– Кислота?

– Не тот характер повреждений. Вообще-то, кислотой можно прожечь такую рану, но не разломать при этом весь затылок.

– Холодное оружие?

– Вы имеете в виду нож или кинжал?

– Что-нибудь в этом роде.

– Невозможно. Вы представляете себе, с какой силой нужно ударить, чтобы нанести такую рану? Это практически неосуществимо.

– Гм… Кажется, я выдохся. Хотя постойте. Может быть, револьвер?

– А что это?

– Старинное оружие. В старину люди стреляли пулями. С шумом, с вонью.

– Нет, здесь это исключено.

– Почему же?

– Почему? – окрысился де Сантис. – А потому, что не найдена пуля. В ране ее нет. И в комнате нет. Вообще нигде ничего нет.

– Какая-то дьявольщина.

– Вполне с вами согласен.

– Значит, вам нечего мне сообщить? Абсолютно нечего?

– Не совсем так. Перед смертью де Куртнэ ел печенье. В ротовой полости убитого нашли полурастаявший кусочек глазури…

– Ну и?…

– Во всех покоях нет никаких следов печенья.

– Значит, он его съел.

– В желудке тоже ничего нет. Кстати, при его болезни горла он не мог есть печенья.

– А что у него было?

– Психогенный рак. Очень тяжелое состояние. Он говорить не мог, не то что жевать сласти.

– Черт те что! Нужно найти это оружие… непременно найти.

Пауэл перелистал данные экспертизы, внимательно оглядывая труд и насвистывая затейливый мотивчик. Он вспомнил, как в одной аудиокниге слышал об эспере, который умел прощупывать покойников… Это напоминало давнишний миф о том, как восстановили картину убийства, сфотографировав у убитого сетчатую оболочку глаза. Жаль, что и то и другое выдумки.

– Ну что ж, – сказал он наконец, вздохнув. – С мотивом мы сели в галошу и со способом убийства тоже. Надо надеяться, что мы хоть что-то выясним об обстоятельствах. Иначе Рич ускользнет от нас.

– Какой еще Рич? Бен Рич? При чем тут он?

– Хитрец Гас Тэйт, вот кто меня тревожит, – тихо сказал Пауэл. – Если и он замешан… Что? А, Рич. Так ведь убил-то он. Мне удалось это окончательно выяснить во время беседы в кабинете мадам Марии. Перед этим Рич нечаянно кое-что ляпнул. Чтобы окончательно убедиться, я разыграл в кабинете целое действо, заморочил голову Джо, а сам прощупал Рича. В отчет это, конечно, не пойдет, но я узнал достаточно, чтобы не сомневаться, кто убийца.

– Господи Иисусе! – ужаснулся де Сантис.

– Да, но мы еще очень далеки от того, чтобы собрать доказательства, которые удовлетворили бы судей. А стало быть, и Разрушение неблизко. Весьма и весьма неблизко.

Пауэл уныло кивнул начальнику лаборатории, не спеша прошел через прихожую и стал спускаться и галерее.

– Но всему тому он мне еще и нравится, этот молодчик, – пробормотал он.

В картинной галерее, где располагалась штаб-квартира следствия, между Пауэлом и Беком произошло совещание. Обмен мыслями, протекавший в стремительном темпе, характерном для телепатических разговоров, занял ровно тридцать секунд.

Итак, Джекс, это все-таки Рич. Мы его засекли уже во время разговора, а в кабинете я его еще разок щупнул, и развеялись последние сомнения. Попался мальчик.

Вы никогда этого не докажете, Линк.

Может быть, нам как-то поможет охрана?

Какое там! Целый час они фактически были покойниками. Де Сантис говорит, что им временно разрушили родопсин, то есть зрительный пурпур – то…

Понятно.

…самое, чем видит глаз. Сами они уверены, что все это время добросовестно выполняли свои обязанности и что в покоях…

Хорошенькое ничего!

…ничего не произошло до тех пор, пока внезапно туда не влетела вся орава и Мария не принялась на них вопить, что…

Представляю себе, как она вопила.

…они дрыхнут на посту… а они оба с негодованием это отрицали.

Но мы-то знаем, что это Рич.

Вы-то знаете. А остальные ничего не знают.

Он пробрался на верхний этаж, пока гости играли в Сардинки. Каким-то образом ослепил охранников, украв у…

Каким?

…них по часу жизни. Потом прошел в покои и убил де Куртнэ. Та девушка, наверное,..

17
{"b":"3421","o":1}