ЛитМир - Электронная Библиотека

– Гудсон Рамп, 33, – с порога подсказал Пауэл.

Рич быстро оглянулся, машинально пригнувшись и перебросив дезинтегратор под локоть левой руки, как его научили бандиты Кено Киззарда.

Пауэл шагнул в сторону.

– Не вздумайте стрелять! – сказал он резко.

– Сукин сын! – заорал Рич, машинально повернувшись к Пауэлу. На какое-то мгновенье тот оказался прямо перед дулом дезинтегратора, но снова быстро отступил в сторону. – Щупач проклятый! Сволочь, доходяга…

Пауэл сделал вид, будто собирается броситься влево, а сам одним прыжком подскочил к Ричу и нанес ему резкий удар в локтевой нервный узел. Дезинтегратор упал на пол. Оставшись безоружным, Рич бросился врукопашную. Он дубасил Пауэла кулаками, царапался, бодался, осыпая его площадной руганью. Пауэл ответил тремя молниеносными ударами – по шее у основания черепа, в солнечное сплетение и в пах. В результате у Рича была полностью блокирована деятельность нервного позвоночного столба. Он грузно свалился на пол. Из носу у него потекла струйка крови, тело сотрясали позывы к рвоте.

– А ты думал, ты один умеешь драться? – с усмешкой сказал Пауэл.

Он подошел к Барбаре де Куртнэ, все еще стоявшей на коленях, и помог ей подняться.

– Ну как ты, Барбара? – спросил он.

– Хэлло, папа. Мне снился страшный сон.

– Я знаю, детка. Мне пришлось все так устроить, чтобы проучить этого здоровенного дуралея.

– Поцелуй меня.

Он поцеловал ее в лоб.

– Ну и быстро же ты растешь! – сказал он с улыбкой. – Вчера еще лепетала как совсем маленький ребенок, а сегодня…

– А я нарочно так расту. Потому что ты обещал, что подождешь, когда я стану большая.

– Раз обещал, значит, так и сделаю. Можешь сама забраться на второй этаж или отнести тебя на ручках, как вчера?

– Я сама могу.

– Вот и умница. Беги наверх.

Она подошла к лестнице, крепко уцепилась за перила и начала взбираться наверх. На последней ступеньке она быстро обернулась, показала Ричу язык и скрылась. Пауэл подошел к Мэри Нойес, пощупал пульс и поудобнее усадил в шезлонге.

– Первая отметка, так? – сквозь зубы, произнес он, обращаясь к Ричу. – Это мучительно, но через час она полностью придет в себя. – Он подошел к распростертому на полу Ричу, посмотрел на него сверху вниз. Его измученное лицо потемнело от гнева. – Мне следовало бы рассчитаться с вами за Мэри, но что толку? – сказал он. – Разве такому, как вы, что-нибудь объяснишь? Хоть кол на голове теши…

– Убейте меня, – простонал Рич. – Или убейте, или подымите. Но тогда уж, клянусь богом, я сам вас убью.

Пауэл поднял дезинтегратор и искоса взглянул на Рича.

– Попытайтесь немного пошевелить мускулами. Шоковое состояние длится не больше нескольких секунд. – Он сел, держа дезинтегратор на коленях. – Да, с этой вылазкой вам явно не повезло. Уже через пять минут после того, как я вышел из дому, мне стало ясно, что меня выманили обманом. Чука, конечно, действовала по вашему наущению.

– Обманом! Сам ты обманщик! – крикнул Рич. – И ты, и этика твоя, и все твои высокопарные рассуждения – все обман. И все вы со своими…

– Чука сказала, что из этого револьвера был убит де Куртнэ, – невозмутимо продолжал Пауэл. – Стреляли-то, конечно, из этого револьвера, но вот чем стреляли, никто не знает… кроме нас с вами. Я сразу же вернулся, и вот… Однако что-то долго вы не поднимаетесь. Пожалуй, слишком долго. Ну, попробуйте-ка встать. Вы уже можете это сделать.

Рич, пошатываясь и тяжело дыша, поднялся на ноги. Внезапно он быстро сунул руку в карман и вытащил разрывной баллон. В ту же секунду Пауэл откинулся на спинку кресла, толкнул Рича в грудь каблуком и выбил баллон у него из руки. Рич навзничь рухнул на диван.

– И когда же наконец все вы усвоите, что не в ваших силах захватить врасплох щупача? – сказал Пауэл. Он подошел к валявшемуся на полу баллону и поднял его. – А вы, я вижу, вооружились до зубов. И ведете себя скорее как непойманный преступник, а не свободный человек. Заметьте, я не говорю «невинный человек», я говорю «свободный».

– А надолго ли я свободен? – процедил сквозь зубы Рич. – О виновности или невиновности я тоже не говорю. Но свободен-то надолго ли?

– Навсегда, – ответил Пауэл. – Ах, какое роскошное обвинительное заключение было у меня против вас! Все сходилось тютельку в тютельку, все факты. Окончательно я их проверил сейчас, когда увидел вас здесь, с Барбарой. Все укладывалось в схему, все факты, кроме одного. И из-за этого-то одного фактика все наши усилия пошли прахом. Вы свободный человек, Рич. Дело против вас прекращено.

Рич вытаращил на него глаза.

– Прекращено?

– Ну да. Обвинение не доказано. Я сел в лужу. Теперь можете разоружаться, Рич. Займитесь своими делами. Вас никто больше не побеспокоит.

– Врешь! Опять щупаческие фокусы. Ты мне не вкручивай…

– Да ничего подобного. Вот послушайте, я вам все расскажу. Я знаю о вас все. Я знаю, какой суммой вы подкупили Гаса Тэйта. Что обещали Джерри Черчу. Каким образом нашли эту игру в «Сардинки». Как применили изобретенные доктором Джорданом капсулы. Знаю, что вы проделали с револьверными патронами: чтобы отвести от себя обвинение, вы вынули из них пули, а потом с помощью унции воды снова сделали смертоносными. Как видите, я собрал неопровержимую цепь улик. Я выяснил все – и способ убийства, и обстоятельства. Одного я не знал – мотива. Суду надо было представить обоснованный мотив преступления, и сделать это я не сумел. Вот почему вы оказались на свободе.

– Врешь!

– Разумеется, я мог бы предъявить вам обвинение в три, что вы ворвались ко мне в дом с явным намерением совершить убийство. Но это было бы несолидно – все равно что стрелять из игрушечного пугача, сделав осечку из пушки. К тому же вы наверняка бы выкрутились и на этот раз. Ведь мои единственные свидетели – щупачка и больная девушка.

– Ты лгун, – отрезал Рич. – Ты лицемер. Ты брехливый щупач. Какой осел тебе поверит? Кто станет слушать твои байки? Не было у тебя никаких доказательств. Ничего не было! Я разбил тебя по всем пунктам. Вот почему ты подбрасываешь мне эти мины-сюрпризы. Вот почему ты… – Внезапно Рич замолчал и стукнул себя кулаком по лбу. – Так это же, наверное, и есть твоя самая главная мина. А я сдуру на нее напоролся. Ну и остолоп же я! Ну и…

– Заткнитесь! – резко оборвал его Пауэл. – Я не могу прощупывать человека, у которого мысли прыгают, как зайцы. Что еще за мины-сюрпризы? Продумайте это как следует.

Рич ехидно рассмеялся.

– Будто ты сам не знаешь. В каюте космического лайнера. У меня в сейфе. В прыгуне…

Почти целую минуту Пауэл сосредоточенно прощупывал мысли Рича, впитывал их, классифицировал, разбирал. Неожиданно лицо его побледнело, сердце гулко заколотилось в груди.

– Боже мой! – воскликнул он и, вскочив, заметался по комнате. – Боже мой! Так вот в чем дело!.. Тогда все понятно… Старикашка Моз был прав. Эмоциональные мотивы, а мы-то решили, что он дурачится. И этот образ в виде сиамских близнецов среди глубинных инстинктов Барбары… И ощущение вины, терзавшее де Куртнэ… Не удивительно, что Рич не смог убить нас в доме Чуки. Да, но теперь уже речь не об убийстве! Что там убийство? Все это серьезнее. Много серьезнее. И очень опасно… Более, чем я когда-либо воображал себе.

Он замолчал, повернулся к Ричу и с ненавистью посмотрел на него.

– Если бы я мог убить вас, – крикнул он, – я бы свернул вам шею собственными руками! Я разорвал бы вас на куски, развесил бы их на Галактической Виселице, и вся Вселенная благословила бы меня. Да знаете ли вы, как вы опасны? Впрочем, что с вами говорить! Разве знает чума, сколько гибели она несете Разве смерть действует сознательно?

Рич молчал и только изумленно таращил на Пауэла глаза. Префект с досадой мотнул головой.

– Какой смысл вас спрашивать, – пробормотал он. – Вы не знаете, о чем я говорю. И никогда не узнаете.

Он подошел к буфету, достал две ампулы бренди и засунул их Ричу в рот. Рич попытался их выплюнуть, но Пауэл сжал его челюсти.

42
{"b":"3421","o":1}