ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы не шутите? Вы в самом деле хотите, чтобы она ухаживала за малышкой?

— Конечно, а чем плохо?

— Да ваша Клаудиа способна испугать ребенка до полусмерти.

— Чепуха.

— Она страшна, как смертный грех.

— Вы ничего не соображаете. Она красотка. Каков экземпляр, а? Какая чистота породы! И уж во всяком случае она поумнее университетских придурков, занятых Коррективным курсом настольного тенниса.

— Но она же не говорит, бурчит что-то непонятное.

— Проклятье, Чарльз! Еще не хватало, чтобы и она говорила. Этот чертов младенец и без того рта не закрывает, в доме покоя нет, так скажите спасибо, что хоть кто-нибудь заставит девчонку умолкнуть.

Так черная горилла по имени Клаудиа появилась во владениях Мэнрайта, вызвав вспышку ревности у Игоря.

В первый же день, когда все собрались за завтраком, Клаудиа под испепеляющими взглядами Игоря набрала следующее послание для домини: «В УЧ ГЛ ПР ТЛТ?»

— Дай-ка мне вспомнить твои сокращения, дорогуша. Так, так. Вы, то есть я, научили Галатею проситься в туалет? Ну, конечно, Клаудиа. Я выбрал для нее все самое лучшее от сорока семи женщин. Надеюсь, хотя бы одна из них умела это делать.

«КУП ПЛН»

— Что я должен купить, Клаудиа?

— Пеленки, Редж!

— Благодарю вас, Чарльз. И тебе спасибо, Клаудиа. Еще чашечку кофе, золотко? До чего обидно, Чарльз, у нее не выходят сложные движения и получаются только печатные буквы, а прописные с их волнистыми линиями и соединениями не даются никак. Сколько нужно пеленок, Клаудиа?

«1 ДЕС»

— Хорошо. Десяток. Zu Befehl [31]. Ты привезла своих сорванцов поиграть с Галли?

«СТ»

— Твои ребята намного старше?

«ГЛ»

— Ты хочешь сказать, что Галатея старше твоих мальчишек? Я должен сам разобраться.

Одна из спален верхнего этажа была превращена в детскую. Цокольное помещение, где обычно создавались биороботы, не годилось для лучшего творения домини. Войдя в детскую вместе с Клаудией, Мэнрайт застал такую картину: розовощекий младенец, растянувшись поперек брошенной на пол подушки, с интересом изучал толстую книгу. Завидя Клаудиу, девочка оторвалась от своего занятия и с восторгом поползла к няньке.

— А я знаю, как помочь тебе, нянюшка, — затараторила она. — Нужно выучить самую обыкновенную допотопную стенографию. Тебе не придется больше мучаться, выводя закорючки, будешь ставить черточки и точки. Видишь, как просто? Мы станем учиться вместе.

Девочка забралась на руки к огромной обезьяне и нежно расцеловала ее.

— Эта простая мысль, — продолжала рассуждать малышка, — должна была придти в голову этому самовлюбленному всезнайке, как там его, все время забываю. — И встряхнув золотисто-рыжей гривой, она добавила: — Ах, это вы, домини Мэнрайт, какой неприятный сюрприз!

— Ты права, Клаудиа, — взорвался Мэнрайт, — эта чертова девчонка уже успела перерасти твоих ребят. Лучше поменяй ей мокрые пеленки.

Галатея отозвалась, как ни в чем не бывало:

— С завтрашнего дня я начну сама пользоваться горшком, и вам не придется следить за моими пеленками. Лучше последите за своим языком.

— О-о-о! — задохнулся Мэнрайт и вылетел из комнаты с видом оскорбленного достоинства.

Галатея росла не по дням, а по часам. Так вытягиваются ростки молодого бамбука под южным солнцем. В доме ученого все ходило ходуном. Веселый смех Галатеи, казалось, звенел одновременно повсюду, ни часу не проходило без ее фокусов. Она выучилась играть на клавесине эпохи Регентства, который давно считался неисправным. Ей удалось убедить Игоря, что под видом клавесина скрывается одно из выпестованных им чудовищ. Вместе они настроили инструмент, привели его в порядок. Скрежещущие звуки концерта, исполняемого на камертоне, наполняли дом, и спасения от этих звуков не было за толстыми стенами и плотно закрытыми дверями. У Игоря не оставалось времени на приготовление обедов, и взрослым приходилось кормиться в ресторанах.

Галатея самостоятельно научилась стенографии и соединила стенографические значки с символами языка глухонемых. Теперь они с Клаудией подолгу махали руками, болтая обо всем на свете. Это наконец осточертело Мэнрайту, и он категорически запретил им объясняться на пальцах, заявив, что по милости обеих он у себя под носом ничего не видит. Тогда они нашли новый способ вести беседу. Крепко взявшись за руки, они продолжали свой беззвучный разговор условными поглаживаниями и прикосновениями ладоней. Гордость не позволяла Мэнрайту узнать, о чем они шепчутся.

— Скажут они вам, ждите, — ворчливо оправдывался он.

— Редж, а что если мы имеем дело с тем самым сюрпризом, который должна преподнести нам Галатея?

— Будь я проклят, если я знаю. Мне и так с ней хватает сюрпризов. Чертов ребенок!

Из кухни, где священнодействовал Игорь, она утащила лакрицу, обмазалась ею и фосфором из неприкосновенных запасов Мэнрайта, а затем среди ночи ворвалась к профессору Корку, фосфоресцируя в темноте и завывая страшным голосом.

— Я несчастная матушка метофитов с Ганимеда. Ты, пришелец из космоса, убил моих деточек! Теперь я убью тебя!

Корк завопил от неожиданности и весь день заходился от смеха. Однако Мэнрайту было не до веселья.

— Это еще что, — пожаловался он, — вот у меня начались самые настоящие кошмары из-за этого чертова ребенка. Я каждый день вижу один и тот же сон: в горах Дикого Запада меня преследуют индейцы.

Однажды она пробралась в святая святых Мэнрайта, теплицу под крышей, и облачила робот-нейтриноскоп в одежду домини, предварительно прихваченную из его гардероба. И как ни странно, металлическое чудовище приобрело гротескное сходство с хозяином лаборатории.

На удочку этого невинного младенца попались служащие компании по доставке химикатов, у которой Галли выманила баллон этилового спирта. («Извините меня, пожалуйста, но папочка забыл сделать заказ. Вы не представляете, какой он стал рассеянный!») Дело кончилось тем, что спирт был вылит в мраморный бассейн к вящему удовольствию акул, которые нализались до неприличия. Но и этого ей показалось мало. Галатея сама прыгнула в бассейн и принялась плескаться вместе со своими пьяными любимцами.

— Редж, ей неведомо, что такое страх.

— Ага! Вспомните Пассионарию, неукротимую решимость которой мы заложили в программу.

Она вынесла из лаборатории двести метров магнитной ленты и обмотала ею робота-пугало в саду. Садовник был в полном восторге, Мэнрайт — в ярости. Однако, честно говоря, его задело за живое то, что его знакомые, ценители современного искусства, предлагали ему внушительные суммы за новое произведение поп-арта.

— Я понял, в чем заключается ваша неожиданность. Галли прирожденная художница.

— Какой из нее к дьяволу художник? Смастерить что-нибудь по мелочи она еще может, недаром же я вложил в нее задатки Эстер Бейтман. Так что уравнение R = L x шN пока не проявило себя. Но кошмары все продолжаются, профессор. Я зажат в ущелье, индейцы отрезали мне пути к отступлению.

Клаудиа возила девочку к себе, и Галатея отлично поладила с детенышами своей няньки. После этого Галатея притащила всю ораву домой к Мэнрайту, чтобы исполнить придуманный ею танец, который назывался «Человекообразное столпотворение» и сопровождался сочиненной ею же песенкой «Кто стащил малыша-гориллу?» Галатея отбарабанила свою мелодию — фортиссимо! — на клавесину.

Корк восхищенно аплодировал, а Мэнрайт лишь пробурчал: «Положи на место камертон».

— Редж, настоящая загадка нашей Бэби — музыка, — попытался смягчить его профессор.

— Вы называете это музыкой? — был ответ Мэнрайта.

Корк повел девочку на представление своего сатурнианского цирка, где всеми правдами и неправдами она упросила профессора позволить ей покататься на лошади. Она взлетела на лошадь без седла и погнала ее вскачь сквозь череду охваченных пламенем колец. Затем она вызвалась участвовать в аттракционе с метанием кинжалов, поразив публику тем, что и глазом не моргнула, когда острые лезвия вонзались в цель на расстоянии нескольких дюймов от ее головы. Она попробовала себя в номере воздушных акробатов и закончила свои эскапады, сунув свою рыжевато-золотистую головенку в пасть льва. Профессор не мог взять в толк, как ей удалось уломать его, ведь он не собирался разрешать ей никаких вольностей.

вернуться

31

слушаюсь (нем.)

7
{"b":"3429","o":1}