ЛитМир - Электронная Библиотека

— Обьясняйсь по-норшведски?

— N

— Энглез пониаменто?

— NN

— Фонио саксо?

— NNN

— С вами все ясно. Ютское наречие [45]. Пора все же положить конец нашему вооруженному обмену любезностями, просклоняв последнее из ваших сильных выражений.

— Brava, madame. Bravissima.

— Но вопреки желанию, — задумчиво продекламировала Галатея, — вас к ужину сегодня звать должна я.

— И снова классика, мадам? Шекспир «Много шума из ничего», сцена Беатриче и Бенедикта?

— Скорее, сцена Галатеи и — простите, не знаю вашего имени…

— Валера. Энтони Валера.

— Значит, сцена Галатеи и Валера. Так вы придете к ужину?

— С радостью.

— Когда все утихомирятся, я скажу вам адрес.

— Мне известен ваш адрес, Галатея.

— Друзья зовут меня Галли. Откуда вы знаете, где я живу? Мы ведь незнакомы.

— Видите ли, я заказчик… э-э-э… то есть приятель домини Мэнрайта. Галли! Сегодня вечером?

— Ровно в восемь.

— Желательно быть во фраке?

— Это необязательно.

Она рассеянно заметила, как будто позабыв обо всем на свете:

— Не знаю, что нашло на меня, Валера, но едва я увидела вас сегодня, что-то подсказало мне: мы должны встретиться вновь. Наедине. Противиться этому желанию у меня нет сил.

Вечером все домашние отправились поужинать в ресторанчике «У гурмана». Мнения по поводу внезапного каприза Галли разделились.

— Она просто вышвырнула нас из дома, бессердечная эгоистка, — повторял Корк, — вышвырнула без всяких церемоний.

— Чего вы возмущаетесь? — вмешался Мэнрайт. — Ей хочется побыть с ним наедине. Говорил же я вам: я гений! Моя программа разыгрывается, как по нотам. Мгновенная и страстная любовь с первого взгляда.

— Она попрофила приготовить ей чудовиффе, гофподин.

— Все правильно, Игорь. Теперь нам придется на цыпочках ходить, чтобы не помешать Валера крутить роман. А что поделаешь? Она так завела его, что он уже передал чек с посыльным. Причем заплатил всю сумму полностью. Хочет не мешкая закрепить за собой все права на Галатею.

— И все равно мы не заслужили этого! Она выбросила нас на улицу.

— Выбросьте ее из головы, Чарльз. Скоро мы навсегда распрощаемся с ней, и порядок в доме восстановится.

— Но, гофподин, она не профила приготовить мофги.

— Ничего, Игорь. Мы закажем cervelles de veau au beurre noir, ну если даже «У гурмана» не найдется телячьих мозгов, я прикажу тебе отправиться на охоту и добыть их нам.

Мэнрайт улыбнулся, взъерошил и без того торчавшие в разные стороны волосы.

— Благодарю вас, гофподин.

— Выселить нас из дома! Подумать только.

Клаудиа напечатала: «МНЕ PLANTAINS + RENELLOS DE AMARILLO».

Валера переступил порог ровно в одну минуту девятого со словами:

— В светском обществе считается высшим шиком приходить чуть позже назначенного времени, но я… Можно войти?

— О как я рада! Я места себе не нахожу уже целую минуту.

— Спасибо вам за эти слова. Признаюсь, я заставил себя соблюсти все тонкости этикета, но как видите, путь от моей улицы Олд Слип до вашего дома оказался короче, чем я думал.

— Но ведь ваша компания находится как раз на Олд Слип. Неужели вы работали допоздна?

— Я и живу там же, Галли. У меня свой чердачок на самой верхотуре.

— Как Александр Эйфель?

— Вроде того, хотя зданию нашего синдиката далеко до Эйфелевой башни. А у вас дом просто необыкновенный. Я дальше холла тут не бывал.

— Хотите отправимся на экскурсию?

— Мечтаю!

— Замечательно, но сначала давайте выпьем. Что вы будете?

— Пожалуйста, не беспокойтесь, Галли. Все, что есть под рукой.

— Дорогой Валера…

— Прошу вас, называйте меня Тони.

— Хорошо. Дорогой Тони, в доме со мной живут двое с половиной мужчин и черная горилла. Как вы понимаете, у нас в баре есть все, что душе угодно.

— Тогда я предпочел бы Столичную. Но почему два с половиной мужчины?

— Я говорю об Игоре. Это наш повар и слуга. Биоробот, копия слуги барона Франкенштейна, — объясняла Галатея, ставя на стол поднос, на котором в ведерке со льдом возвышалась бутылка водки. Помешав лед, она ловко открыла бутылку.

— Что-то припоминаю. Горбатый такой, олигофрен.

— Он жутко милый, но, к сожалению, действительно…

— А горилла?

— О, это моя милая нянюшка, Клаудиа. Она просто чудо. Водка еще не охладилась как следует, но давайте начнем.

Галатея наполнила рюмки.

— В русском стиле, да? Ну поехали. Тони. Смерть фашистским захватчикам, империалистам космоса! Чтоб разорвало их звездные колымаги!

Они залпом выпили.

— Галли, на вас умопомрачительное платье.

— О, сэр, — она, смеясь, покрутилась перед ним. — Нравится?

— Не нахожу слов.

— Если я скажу вам, откуда оно у меня, обещаете не выдавать меня?

— Торжественно клянусь.

— Я слизала его у Магды.

— Кто такая эта ваша Магда? Благодарю вас.

— Ой, я налила слишком много! Ну да ладно. Мужчины любят толстенные сандвичи и полные рюмки. Магда — самая популярная модельерша этого года. Но почему необходимо держать в секрете происхождение нашего платья?

Ото, вы не представляете, каким опасностям я подвергаюсь, если выяснится, что я умудрилась скопировать оригинал. Меня могут повесить, четвертовать, колесовать!

— Как вам удалось сделать точную копию?

— На демонстрации моделей я влюбилась в это платье с первого взгляда и сделала его по памяти.

— Неужели и сшили сами? Вы невероятная девушка, Галли.

— Не преувеличивайте мои достоинства. Наверняка и в вашем деле есть свои хитрости.

— В общем, да.

— Вот и у меня тоже. Так-то! Извините, президент, но вы вторгаетесь в область моих профессиональных секретов.

— Не забывайте, что и президент корпорации должен в совершенстве владеть всеми приемами обработки клиента. Посвятите меня в ваши тайны.

— Как-нибудь в другой раз, если хорошо попросите.

— Кто научил вас обходиться с людьми, всему тому, что вы умеете? Уж, конечно, не Мэнрайт.

— Посмотрели бы вы на ребят Клаудии. Вот это школа! Еще по рюмочке? Долой пуританские строгости! Сейчас я поведу вас на экскурсию.

Валера был потрясен всеми чудесами этого сказочного дома, околдован необыкновенной девушкой, резвившейся среди мэнрайтовской чертовщины, словно рыба в воде. В голове почему-то вертелся, припев старинной песенки:

Па-дуба-дуба-дуба-да, Моя девчонка мне под стать, Другой такой мне не сыскать.

Язык, как бритва, нрав ой-ой-ой, Другой такой мне не сыскать.

— Не надо избитых комплиментов, Тони, — сказала она, усаживая его рядом с собой на диване и вновь наполняя стакан. — Теперь вам предстоит настоящий экзамен. Предположим, у вас появилась бы возможность унести из этого дома одну-единственную вещь. На чем бы вы остановили свой выбор?

— На вас.

— Я же сказала «вещь». Ну подумайте, что бы вам хотелось взять с собой?

— Простите, я, кажется, пролил немного.

— Нет, нет, это я виновата, я толкнула вас. Не трогайте, я уберу сама. Итак?

— Вы загадка для меня Галли. Хорошо, только не смейтесь. Я выбрал бы механическое пугало, которое стоит у вас в саду.

— Поэтому вы мне и нравитесь! Этого монстра я изготовила сама, когда была маленькой, несколько месяцев назад.

Она звонко расцеловала его в обе щеки и соскочила с дивана.

— Хотите послушать музыку?

Не дожидаясь ответа, она включила приемник. Тихая музыка заполнила комнату.

Валера бросил взгляд на часы.

— Ваши гости демонстрируют верх светских приличий.

— Что вы хотите сказать?

— Меня вы пригласили к восьми. Прошел час, а остальных все еще нет.

— Они уже были.

— А мне казалось, я пришел раньше всех.

— Так оно и есть.

— Неужели мы…

— Вы угадали.

— Но вы говорили о приглашении к ужину, Галли.

— Почему бы нам не устроить ужин, когда бы вы ни пришли?

вернуться

45

юты — германское племя, жившее в начале 1 тысячелетия н.э. на севере Ютландского полуострова; часть ютов вместе с англами и саксами переселилась в Британию в V-VI вв.

9
{"b":"3429","o":1}