ЛитМир - Электронная Библиотека

Рейх проверил. Проверка отняла три дня, потом состоялся очередной разговор с Кено Киззардом. Из лаборатории «Монарха» оперативно похитили платины на пятьдесят тысяч кредитов, уничтожив по ходу затеи помещение с ограниченным доступом. Недавно вернувшийся к работе ученый был задержан. Самозванца изобличили, обвинили в том, что он дал наводку грабителям, и передали полиции.

Пауэлл – подчиненным: И это значит, что нам в жизни не доказать происхождение родопсинового ионизатора из лабораторий самого же Рейха. Господи, как ему удается ускользать из всех наших ловушек? Можно ли вообще что-нибудь сделать? Куда запропастилась та девчонка?

Пока Рейх потешался над нелепой погоней робоищеек за Маркусом Грэмом, его топ-менеджеры принимали эспера-2, фискального инспектора континентального уровня, который явился для давно назревавшей проверки бухгалтерской отчетности «Монарх Ютилитис & Рисорсес». Команду инспектора недавно пополнила щупачка-копирайтер, готовившая начальнику доклады. Выполняла она и особые задания… в основном от полиции.

Тэйт – Рейху: Не нравятся мне эти помощники инспектора. На самотек дело пускать не стоит.

Рейх мрачно ухмыльнулся и велел передать инспектору открытую бухгалтерию. После этого он отослал старшего криптографа Хэссопа в обещанный отпуск – в Космолэнд. Хэссоп любезно согласился прихватить с собой в числе прочих фотопричиндалов маленькую кассету проявленной пленки. На ней содержалась потайная бухгалтерия «Монарха», и при любой попытке взломать контейнер пленка была бы уничтожена термитным зарядом. Единственная запасная копия хранилась дома у Рейха, в его неуязвимом сейфе.

Пауэлл – подчиненным: Пожалуй, это и все. За Хэссопом пустить двойной хвост, Недотепу и Ловкача. Наверняка при нем какая-нибудь важнейшая улика, но Рейх позаботился под благовидным предлогом удалить его. Блин, нас оставили с носом. Я это говорю, Старик Моз так скажет, и вы сами это понимаете. Христа ради, ну где эта проклятая девчонка?

Подобно кровеносной системе из анатомического атласа, где красным отмечены артерии, а синим – вены, раскинулись по городу сети информаторов криминала и властей предержащих. По описанию из штаб-квартиры Гильдии приметы девушки пересказывали инструкторы и студенты, их семьи, друзья, друзья друзей, случайные знакомые и незнакомые – деловые партнеры. По описанию из казино Киззарда приметы девушки пересказывали крупье и игроки, жулики на доверии, крутые рэкетиры, мелкие воришки, вымогатели, карманники, шлюхи и, наконец, мелкие сошки, не совсем честные люди и не такие уж законченные преступники.

Утром пятницы Фред Дил, эспер-3, проснулся, встал, принял ванну, позавтракал и отправился на свою обычную работу. Он служил начальником охраны нижнего этажа Марсианского банка на Мэйден-Лэйн. Покупая новый проездной на пневматичку, он поболтал с дежурной справочного киоска, эсперкой-3, которая передала Фреду приметы Барбары д’Куртнэ. Фред принял телепатический образ и запомнил его. В уме Фреда картинку обрамляли символы кредита.

Утром пятницы Снима Аша разбудила его квартиросдатчица, Чука Фруд, и с воплем потребовала арендную плату.

– Бога ради, Чука, – промямлил Сним. – Ты разве мало заколачиваешь с той желтоволосой психопаткой, какую намедни подцепила? И с привидениями в подвале на золотую жилу наткнулась, блин. Чего тебе еще?

Чука Фруд обратила внимание Снима, что: а) желтоволосая девушка не психопатка, а настоящий талантливый медиум, б) она (Чука) не занимается рэкетом, а предсказывает судьбу, без обмана, в) если он (Сним) не выплатит шестинедельный долг за квартиру и харчи, она (Чука) без труда предскажет его собственное будущее. Снима выставят на улицу.

Сним встал и, поскольку был одет, тут же спустился в город перехватить несколько кредитов. Было еще рано отправляться в казино Киззарда и пытаться что-нибудь выклянчить у более состоятельных посетителей. Сним попытался проехать «зайцем» в центр на пневматичке, но щупач-контролер засек его и выставил из вагона. Путь до ломбарда Джерри Черча был неблизкий, но у Снима там лежало карманное пианино, золотое с перламутровыми клавишами, и Сним надеялся раскрутить Черча еще на соверен в счет залога.

Черч отсутствовал, а от клерка Сним ничего не добился. Они немного поболтали. Сним поведал клерку жалобную историю о том, как чертова квартиросдатчица ежедневно на хиромантской афере с призраками деньгу зашибает, а над ним хоть бы сжалилась. Клерк не раскошелился даже на чашку кофе. Сним ушел.

Когда Джерри Черч, весь день мотавшийся по городу в отчаянных поисках Барбары д’Куртнэ, заглянул в ломбард передохнуть, ему доложили о приходе Снима и разговоре. То, чего клерк не рассказал сам, Черч прощупал. Чуть не свалился в обморок, но добрел до телефона и позвонил Рейху. Рейха найти не смогли. Черч глубоко вздохнул и набрал Кено Киззарда.

Между тем Сним был близок к отчаянию. Оно-то и навело его на шальную мысль испытать удачу у касс какого-нибудь банка. Сним поплелся по центру к Мэйден-Лэйн и стал разглядывать банки этой приятной эспланады вокруг Бомб-Инлет. Человек недалекий, Сним допустил ошибку, избрав полем решающего сражения Марсианский банк. Банк выглядел неказисто и провинциально. Сним не догадывался, что лишь богатые и эффективные учреждения могут себе позволить неказистый вид.

Сним вошел в банк, пересек толпу на нижнем этаже, направляясь к ряду конторок напротив касс, и позаимствовал оттуда пачку бланков и ручку. Когда Сним покидал банк, Фред Дил разок глянул на него и небрежно показал своим подручным:

– Видели поганца? – Сним испарился через парадный вход. – Собирается трюк с пересчетом провернуть.

– Задержать его, Фред?

– А какой смысл? Он кого-нибудь еще попытается околпачить. Пока не лезьте. Как деньги стырит, так и возьмем с поличным. Пускай посидит немного. В Кингстоне мест полно.

Сним, не подозревая об этом, слонялся рядом с банком и внимательно наблюдал за тем, что происходило у касс. Какой-то представительный господин снимал деньги в кассе Z. Кассир передавал ему толстые пачки бумажных банкнот. Вот и рыбка на крючок идет. Сним поспешно скинул куртку, закатал рукава и заткнул ручку за ухо.

Когда рыбка выплыла из банка, пересчитывая деньги, Сним пристроился за ней, подскочил к представительному мужчине и постучал его по плечу.

– Извините, сэр, – начал он бойко, – я из кассы Z. Боюсь, наш работник допустил ошибку и обсчитал вас. Не согласитесь ли вернуться для пересчета? – Сним, помахивая пачкой бланков, грациозно вымел из-под плавника рыбки деньги и повернулся ко входу в банк.

– Пожалуйста, сюда, сэр, – приветливо пригласил он. – Вам еще сотня кредитов полагается.

Удивленный клиент последовал за ним. Сним порскнул через зал, смешался с толпой и направился к боковому выходу. Он рассчитывал смыться, пока рыбка еще на крючке. В этот момент, однако, грубая лапища сгребла Снима за ворот, крутанула, и он оказался лицом к лицу с банковским охранником. В голове Снима пронеслись хаотически спутанные мысли: драка, бегство, взятка, мольбы, Кингстонский госпиталь, Чука-сука и ее желтоволосая девушка, говорящая с духами, карманное пианино и его прежний владелец. Потом он скис и расплакался.

Щупач-охранник отшвырнул его к другому секьюрити в форме и крикнул:

– Задержите его, ребята. Ну, я теперь богач!

– А что, Фред, за этого поганца награда положена?

– Не за него. За то, что у него в башке. Пойду звонить в Гильдию.

Почти одновременно, под вечер пятницы, Бен Рейх и Линкольн Пауэлл получили одинаковые сообщения: девушку, отвечающую описанию Барбары д’Куртнэ, можно найти у предсказательницы Чуки Фруд по адресу Бастион-Уэст-Сайд, 99.

9

Бастион-Уэст-Сайд, последний оплот времен Осады Нью-Йорка, поначалу задумывался как военный мемориал. Десять истерзанных войной акров следовало поддерживать в неизменном виде – горьким напоминанием о безумстве, породившем последнюю войну. Однако последняя война, как обычно, оказалась предпоследней, а полуразваленные здания и выжженные переулки Бастион-Уэст-Сайда понемногу освоили сквоттеры.

22
{"b":"3431","o":1}