ЛитМир - Электронная Библиотека

Секретарша: Он еще не читал вашего отчета.

Смею заметить, барышня, что мои таланты пропадают втуне, если не используются с максимальной эффективностью. Доклад по Блонну уже три дня как представлен мистеру Рейху.

– Кто такой этот Блонн, черт побери? – спросил Рейх.

– Для начала, мистер Рейх, позвольте ввести вас в курс дела. В Эспер-Гильдии примерно сто тысяч (100 000) эсперов третьего класса. Эспер-3 способен считывать сознательный уровень разума – понять, о чем субъект думает в данный момент. Третий класс – низший для телепатов. Большая часть сотрудников службы безопасности «Монарха» – третьеклассные. У нас более пятисот…

Он это знает. Это все знают. Ближе к делу!

Если вы не против, я предпочел бы продвигаться к цели удобным мне маршрутом.

– Далее, в Гильдии насчитывается примерно десять тысяч эсперов второго класса, – ледяным тоном продолжал старший рекрутер. – Таких экспертов, как я сам: они способны проникать на подсознательный уровень разума. Большинство эсперов второго класса – профессионалы: врачи, адвокаты, инженеры, преподаватели, экономисты, архитекторы и так далее.

– И вы обходитесь мне в целое состояние, – проворчал Рейх.

– Почему бы и нет? Наши услуги уникальны. «Монарх» это понимает. В «Монархе» трудоустроены более сотни второклассных.

Вы перейдете когда-нибудь к делу или нет?

– И наконец, в Гильдии насчитывается менее тысячи эсперов первого класса. Первоклассные эсперы способны проникать ниже сознательных и подсознательных уровней… в бессознательное, на нижние ярусы разума. К первозданным базовым желаниям и так далее. Эти специалисты, естественно, оплачиваются по высшему разряду. Они заняты в сфере образования, специальных отраслях медицины… такие аналитики, как Тэйт, Гарт, @кинс, Мозель… криминалисты вроде Линкольна Пауэлла из психотического отдела полиции… политологи, дипломаты, доверенные советники правительства и так далее. Пока что «Монарху» еще не удавалось нанять ни одного первоклассного.

– И? – буркнул Рейх.

– Такой шанс выпал, мистер Рейх, и думаю, что Блонн может им соблазниться. Коротко говоря…

Ну надо же.

– Коротко говоря, мистер Рейх, «Монарх» нанимает так много эсперов, что я предлагаю учредить специальное рекрутерское подразделение по работе с эсперами во главе с первоклассным эспером вроде Блонна, которое будет заниматься исключительно собеседованиями с телепатами.

Он размышляет, почему вы сами не справляетесь.

– Я уже предоставил вам обоснование моей неспособности справиться с этой работой, мистер Рейх. Я эспер второго класса. Я могу быстро и эффективно протелепатировать обычных кандидатов, но с другими эсперами так же быстро и эффективно уже не справлюсь. Все эсперы пользуются мыслеблоками различной эффективности, смотря по рейтингу. У меня уйдет больше часа, чтобы как следует просканировать эспера-3, и более трех часов на эспера-2. А мыслеблок эспера-1 мне скорее всего так и не удастся пробить. Для такой работы необходим эспер-1 вроде Блонна. Это чрезвычайно дорогое удовольствие, не спорю, но мы должны спешить.

– А к чему такая спешка? – спросил Рейх.

Бога ради, не рассказывайте! Это не диверсия. Новость на него подействует, словно красная тряпка на быка. Он и так накручен.

Это моя работа, мадам.

И Рейху:

– Дело в том, сэр, что мы нанимаем не лучших эсперов. Картель д’Куртнэ снимает сливки. Снова и снова, стесненные в инструментах работы, мы проигрываем д’Куртнэ: нам подбрасывают в качестве приманки посредственных кандидатов, а картель д’Куртнэ тем временем спокойно забирает лучших.

– Будь ты проклят! – завизжал Рейх. – Будь проклят, д’Куртнэ! Ну ладно. Уладь это дело. И прикажи своему Блонну, чтобы начинал контроперацию против д’Куртнэ. Сам тоже лясы не точи.

Рейх вылетел из рекрутерского градосектора и отправился к продажникам. Его ждали аналогичные неприятные известия. «Монарх Ютилитис & Рисорсес» проигрывала картелю д’Куртнэ решающее сражение. В каждом градосекторе одно и то же: у рекламщиков, инженеров, научников, пиарщиков. Следовало примириться с поражением. Рейх понимал, что загнан в угол.

Возвратясь к себе в офис, он пять минут гневно мерил помещение шагами.

– Без толку, – пробормотал он. – Знаю, придется его убить. Он не примет предложения о слиянии. С какой бы радости? Он меня прижучил и знает это. Придется его убить, и мне будет нужна помощь. Помощь щупача.

Он включил видеофон и сказал оператору:

– Зону отдыха мне.

На экране возник блистающий зал, отделанный хромированным металлом и эмалью, с игровыми столиками и разливочным автоматом за барной стойкой. Он походил на зону отдыха и использовался в этом качестве, а еще – как штаб-квартира могущественного шпионского подразделения «Монарха». Директор, бородатый ученый по фамилии Уэст, вскинул глаза от доски с шахматной задачей и поднялся.

– Доброе утро, мистер Рейх.

Рейха насторожило это формальное мистер. Он ответил:

– Доброе утро, мистер Уэст. Обычная проверка. Отцовские чувства и всякое такое, вы знаете. Как там наши развлекаются?

– Умеренно, мистер Рейх. Но, сэр, я вынужден пожаловаться вам на чрезмерное увлечение азартными играми.

Уэст продолжал чопорную болтовню, пока парочка ничего не подозревающих служащих «Монарха» не допила свои коктейли и не отбыла. Потом он расслабился и осел в кресло.

– Все чисто, Бен. Выкладывай.

– Эллери, а Хэссоп уже взломал конфиденциальный код?

Щупач покачал головой.

– А пытался?

Уэст с улыбкой покивал.

– Где д’Куртнэ?

– На борту Астры, направляется к Терре.

– Тебе известны его планы? Где он остановится?

– Нет. Хочешь, я проверю?

– Не знаю. Зависит от того…

– От чего? – с любопытством поглядел на него Уэст. – Бен, я жалею, что телепатический мотив не передается по телефону. Хотел бы я знать, о чем ты думаешь.

Рейх мрачно усмехнулся:

– Благословен будь телефон. Хоть какая-то защита от вас, чтецов мыслей. Эллери, какого ты мнения о преступлениях?

– Мое мнение типично.

– Для всех?

– Для Гильдии. Гильдии это не понравится, Бен.

– Ну а что такого в Эспер-Гильдии? Ты знаешь меру денег и успеха. Почему бы тебе с ними не порвать? Почему ты позволяешь Гильдии думать за тебя?

– Ты не понимаешь. Мы рождаемся в Гильдии. Мы живем в Гильдии. Мы умираем в Гильдии. У нас есть право избирать руководство Гильдии, и на этом все. Гильдия управляет нашей профессиональной жизнью. Учит нас, присваивает ранги, устанавливает моральные стандарты, следит, чтобы мы их придерживались. И, подобно врачебным профсоюзам, защищает нас, защищая обычных людей. У нас свой аналог клятвы Гиппократа. Так называемый Обет Эспера. Да смилостивится Господь над любым его нарушителем… а я полагаю, что именно к такому нарушению ты меня подталкиваешь.

– Возможно, и так, – напряженным тоном отвечал Рейх. – А может, я намекаю, что о таком нарушении стоит подумать. Намекаю на деньги… сумму большую, чем любой щупач второго класса за всю жизнь заработает.

– Забудь, Бен. Меня это не интересует.

– Ладно, представь, что нарушил клятву. Что произойдет?

– Меня подвергнут остракизму.

– И всё? А что в этом ужасного? У тебя в кармане целое состояние. Умные щупачи уже рвали связи с Гильдией, их подвергали остракизму. Ну и что? Эллери, бери голову в руки.

Уэст сухо усмехнулся:

– Бен, тебе этого не понять.

– А ты сделай так, чтоб я понял.

– Ты упомянул изгнанных щупачей… вроде Джерри Черча? Не очень-то они умны оказались. – Уэст некоторое время размышлял. – Представь себе вот что. Когда хирургия еще пребывала в зачаточной стадии, существовали инвалиды-глухонемые.

– Неспособные ни говорить, ни слышать?

– Да. Они общались на языке жестов. И это означало, что ни с кем, кроме других таких же глухонемых, общаться не могли. Ты понял? Жить в общине таких же, как ты, или не жить вообще. Если с друзьями поговорить не получается, человек с ума сходит.

3
{"b":"3431","o":1}